Азиатская труба: изгиб в обход России? Китай в своей нефтегазовой экспансии непосредственно выходит на берег Каспия - как известно, входящего в зону национальных и геостратегических интересов России

РИА Новости: «Звоночек» «Газпрому»: в руки китайских госкорпораций перешли значительные нефтегазовые запасы Казахстана. Пекин выделяет Астане кредит в 10 млрд. долларов в обмен на участие в крупных энергетических и инфраструктурных проектах в Казахстане. Китайская CNPC планирует купить у казахского монополиста «Казмунайгаз» половину компании «Мангистаумунайгаз». Тем самым Китай в своей нефтегазовой экспансии непосредственно выходит на берег Каспия - как известно, входящего в зону национальных и геостратегических интересов России.

В последнее время политика Астаны кренится в сторону расширения присутствия КНР в экономике страны. Уже треть добываемой в Казахстане нефти принадлежит китайским компаниям, а это более 20 млн тонн в год. По-видимому, это вполне устраивает власти республики – сотрудничество с Поднебесной позволяет стране снизить зависимость как от западных компаний по условиям получения инвестиций, так и от влияния России на транзит сырья на мировые рынки.

Вместе с тем не следует забывать, что экономическое сотрудничество Пекина с зарубежьем (и Казахстан не исключение) «заточено» исключительно под задачи развития китайской экономики. Сумма в 10 млрд долл. для Китая незначительна, учитывая почти 2 трлн долл. его накоплений. Сегодня Пекин больше озабочен проблемой, куда вложить эти деньги.

В то же время по новым казахстанско-китайским договоренностям КНР получает доступ к значительным ресурсам. В состав «Мангистаумунайгаз» входят 36 месторождений, 15 из которых разрабатываются. По оценкам экспертов, суммарные запасы нефти, которые находятся на балансе казахской компании, оцениваются в 1,32 млрд баррелей. В переводе на сегодняшние цены это составляет около 65 млрд долл. Следовательно, CNPC достанется примерно 16,3 млрд долл.

Приобретение CNPC активов «Мангистаумунайгаза» усилит в казахстанской энергетике китайские и ослабит российские и западные позиции. Китай становится не только серьезным игроком на региональном рынке, но и обладателем значительным ресурсом для корректировки нефтяной стратегии Казахстана в свою пользу.

России следует самым серьезным образом задуматься над этим поворотом в многовекторной политике стратегического союзника.
В целом же итоги последних недель свидетельствуют об очередной вспышке мировой борьбы за постсоветское энергетическое наследство. К примеру, продолжающийся спор между Туркменией и Россией из-за взрыва газа на трубопроводе Средняя Азия – Центр показывает, что геополитический баланс сил в борьбе за энергоресурсы Каспийского бассейна претерпевает изменения. Их явно можно трактовать не в пользу России.

Совершенно очевидно, что авария стала результатом плохого обслуживания и ремонта. Подобные взрывы происходят в Туркмении примерно раз в полгода. Но о них широко не сообщается. Туркменское правительство печально известно своей халатностью в вопросах содержания и обслуживания трубопроводов, не исключено, что именно оно и несет главную ответственность за случившееся.

Однако рядовую техническую аварию туркменские руководители крайне политизировали. Ашхабад настаивает на том, что имела место «диверсия» со стороны России.

Эти обвинения прямо связаны с невидимой битвой за экспортные цены на газ. Туркмения боится потерять тот уровень, о котором договорилась с Россией в 2008 году. Та цена, которую «Газпром» платит за туркменский газ, уже несколько месяцев основана на формуле европейских рыночных расценок. Поскольку сегодня, в условиях глобального спада, объемы поставок газа намного превышают объемы потребления, Ашхабад должен готовиться к существенному сокращению экспортных поступлений.
Летом или осенью 2009 года цены начнут ощутимо снижаться. И «Газпром» окажется не готов переплачивать за сырье, как делал это раньше.

Судя по всему, российский концерн сталкивается со все более серьезными проблемами. В настоящее время у него скопились большие излишки газа – в  2008 году резервы компании выросли на 11%. А поскольку спрос на этот вид топлива продолжает снижаться, нетрудно ожидать того, что в текущем году излишки топлива у «Газпрома» будут увеличиваться стремительными темпами.

Пока же по целому ряду причин прекращение поставок из Туркмении «Газпрому» выгодно. Компания получает возможность уменьшить объем имеющихся запасов, а также немного сэкономить. По экспертным оценкам, в первом квартале текущего года туркменский газ на границе с Узбекистаном обходился «Газпрому» в 310 – 315 долл. за тысячу кубометров.

Туркменское руководство хочет зафиксировать такую цену, которая максимально увеличит перспективы получения прибыли. Но «Газпром» не торопится, учитывая прогнозы о дальнейшем снижении цен. Его руководители боятся заключения очередной невыгодной сделки, ведущей к потерям. В основе позиции компании лежит убежденность в том, что у Туркмении сегодня нет экспортных альтернатив российским.

Как бы не так. На днях в Ашхабаде президент Бердымухамедов принял делегацию немецкого концерна RWE, участвующего в трубопроводном проекте Nabucco. После встречи председатель госагентства по управлению углеводородными ресурсами Яшгельды Какаев и главный управляющий директор германской компании Юрген Гроссманн подписали меморандум о долгосрочном сотрудничестве. И хотя меморандум еще нельзя назвать соглашением и, тем более, контрактом, переговорный процесс между европейцами и туркменами знаменует некий новый рубеж, на который выходит туркменское руководство. Бердымухамедов наглядно демонстрирует, что готов найти альтернативного покупателя на углеводороды.

Если спор между Туркменией и Россией затянется, у Ашхабада может возникнуть желание взять на себя обязательства по экспорту больших объемов газа через Транскаспийский трубопровод (ТКТ), идею прокладки которого горячо поддерживают США.

Пока то спокойствие, с которым в Москве наблюдают за эмоциональной реакцией туркменской стороны, указывает на имеющуюся твердую убежденность в «неубиваемости» российских козырей. Было бы хорошо, если бы эта уверенность основывалась не на отвлеченных рассуждениях. Тем более что менеджеры российской энергомонополии, неправильно оценив тенденции мирового рынка и динамику цен на энергоносители, однажды уже прокололись. И теперь пытаются выправить положение, фактически переводя свои ранее закрепленные контрактом отношения с Ашхабадом в категорию форс-мажорных.

Не получается ли в итоге, что руководство «Газпрома», поддерживая исключительно европейскую ориентацию корпорации, тем самым не укрепляет российское влияние в Центральной Азии, а, ориентируясь на решение тактических задач, как минимум упускает стратегические ориентиры России в этом ключевом регионе?

Доходы по контракту с российским концерном на сегодняшний день – единственный крупный источник пополнения туркменской казны. Что бы в Ашхабаде не говорили о возможности «выдержать российскую газовую блокаду», это не более чем риторика. Девать газ Ашхабаду некуда. А без выручки от его экспорта бюджет страны будет подорван.

Помимо финансового голода, который может ожидать туркменское руководство в случае длительной остановки закупок со стороны «Газпрома»,  на российскую позицию работают и другие факторы.

Во-первых, в Туркмении отсутствует инфраструктура для доставки газа от месторождений на востоке страны до берега Каспия. Во-вторых, на пути строительства ТКТ стоит неурегулированность статуса Каспийского моря. Ситуация в данном вопросе настолько сложна, что несколько раз едва не доходило до локальных вооруженных конфликтов. При этом российская Каспийская военная флотилия по своей мощи превосходит все силы остальных стран бассейна, вместе взятые.

В-третьих, ТКТ может выйти лишь на территорию Азербайджана. Но отношения Баку и Москвы в последнее время значительно потеплели. Президент России Дмитрий Медведев провел переговоры с главой Азербайджана Ильхамом Алиевым, в ходе которых обсуждались и перспективы продажи российским компаниям сырья с месторождения Шах-Дениз-2.

Если в Москве всерьез посчитают, что с туркменской стороной следует поработать очень плотно и с использованием самого широкого инструментария, может произойти резкое изменение «политического лица» этого государства. Вопрос в том, а необходимы ли Москве столь крайние меры для отстаивания корпоративных интересов пусть и мощной, но все же бизнес-структуры? В которой, кстати, около четверти активов принадлежат отнюдь не России?

Резкие пертурбации в Туркмении могут породить ситуацию сползания в нестабильность всей Центральной Азии. И количество возможных плюсов окажется несопоставимо мало в сравнении с многочисленными минусами.

Учитывая это, российское руководство демонстрирует стремление найти выход из запутанной ситуации с несовпадением интересов Ашхабада и «Газпрома» исключительно на компромиссной основе.

Премьер Владимир Путин потребовал от курирующего топливно-энергетический комплекс РФ вице-премьера Игоря Сечина и председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера «поддерживать тесные контакты, согласовывать все свои действия с нашими стратегическими партнерами, прежде всего в Средней Азии». Ближайший раунд переговоров с туркменскими партнерами состоится 23–24 апреля в рамках большой конференции по вопросам энергобезопасности в Ашхабаде. Переговоры, очевидно, предстоят нелегкие.

Андрей Грозин - руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ (для РИА Новости)

Метки: , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!