Развитие нефтегазового комплекса СССР в 60-80-е гг.: большие победы и упущенные возможности.

Исторический факультет МГУ:  Экономическое развитие России на рубеже 20 и 21 веков как никогда остро поставило вопрос о существенной зависимости отечественных хозяйства и финансов от результатов деятельности нефтегазового комплекса (НГК). На сегодняшний день у большей части общества сложилось ясное понимание того, что наши надежды на рывок в экономическом развитии, на модернизацию отечественного хозяйства, наконец, на подъем жизненного уровня так или иначе связаны с успешными результатами деятельности НГКа как внутри страны, так и на мировых рынках. Интерес к НГКа сегодня огромный. Как же были заложены его основы? Когда НГК стал системообразующим фактором развития народного хозяйства? За счет чего произошло столь стремительное повышение его роли? Все эти вопросы заставляют нас искать ответы в нашей истории 60-80-х гг. прошлого столетия. Именно в это время в отечественном и мировом НГКа произошли те революционные изменения, которые вывели СССР, а затем и Россию в число крупнейших энергетических держав мира, предопределили дальнейшее развитие нефтегазовой отрасли на многие годы вперед.

Изучение триумфального развития НГКа в 60-80-е гг. заставляет задуматься и искать ответ на одну из труднейших исторических загадок. Как могло произойти так, что советская власть и административно-командная система рухнули на фоне получения системой мощнейшего ив большинстве случаев “целительного” допинга в виде огромных количеств углеводородного сырья? Как могло случиться так, что крупнейший экспортер нефти и газа с конца 70-х гг. находился в состоянии прогрессирующего кризиса, а к началу 90-х оказался опутан огромным внешним долгом? На эти вопросы мы попытаемся ответить в нашем докладе. Но прежде о том, за счет чего в 60-80-е гг. был обеспечен подъем НГКа.

К началу рассматриваемого периода НГК СССР занимал прекрасные позиции и характеризовался блестящей динамикой развития. Повышалась доля нефти и газа в топливном балансе (в 1950 г. на долю углеводородов приходилось 19,7%, в 1965-51,3%). Темы развития НГКа заметно опережали другие отрасли. Народное хозяйство характеризовалась высокой энергообеспеченностью. Появились экспортные возможности (в 1965 г. экспортировали 43,4 млн.тонн сырой нефти и 21 млн.тонн нефтепродуктов).

На фоне блестящей динамики развития к середине 60-х гг. специалисты-геологи и широкая общественность уже знали о величайших геологических открытиях в Западной Сибири и, прежде всего, в Тюменской области. Были найдены такие кладовые “черного золота”, как Мегионское и Усть-Балыкское (1961), Федоровское (1963), Мамонтовское (1965) месторождения, великий Самотлор. Стало ясно, что уникальные запасы газа сконцентрированы в Ямало-Ненцком автономном округе. Открытые месторождения (по качеству и количеству запасов) заметно превосходили уже имевшиеся сырьевые базы (второе Баку, Украину, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан), но находились в невиданно тяжелых климатических условиях при полном отсутствии инфраструктуры.

При подготовке восьмого пятилетнего плана (1966-1970) по вопросу о том, как будут осваиваться тюменские месторождения, разгорелись бурные дискуссии. Были предложены два сценария развития НГКа. Сторонники первого сценария предлагали развивать нефтегазовую промышленность, опираясь преимущественно на старые, расположенные уже в обустроенных районах сырьевые базы, а осваивать Тюмень планировали постепенно, без перенапряжения народного хозяйства. Их главные аргументы - устойчивая динамика развития отрасли и нехватка инвестиций. Сторонники второго сценария (секретари Тюменского обкома Б.Е.Щербина, А.К.Протозанов, министр нефтяной промышленности В.Д.Шашин, министр газовой промышленности А.К.Кортунов, геологи Ф.К.Салманов и Р.Эрвье) предлагали сосредоточить главные усилия на освоении Западной Сибири. Они предсказывали скорое падение добычи в старых районах (имитационные модели полностью подтверждают их прогнозы), а для инвестиций, которые должны были быстро окупиться, предлагали использовать источники самофинансирования (за счет косыгинской реформы) и доходы от экспорта углеводородного сырья. В ходе дискуссий победу одержал второй сценарий, и на XXIII Съезде (весна 1966 г.) было принято решение о решительном прорыве нефтяников и газовиков в Западную Сибирь.

Последующее 20-летие (1966-1985 гг.) - это период триумфального развития НГКа. С нуля в тяжелейших климатических и инфраструктурных условиях героическим трудом сотен тысяч нефтяников, газовиков строителей была создана мощнейшая сырьевая база, не имеющая аналогов в мире. За счет освоения Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции (ЗСНГП) при практически не изменившейся структуре капитальных вложений, НГК развивался невиданными темпами. Главтюменьнефтегаз, дававший в 1965 г. порядка 0,9 млн.тонн, нарастил добычу к концу рассматриваемого периода до 352,7 млн.тонн. Добыча газа в этот период увеличилась со 127,7 до 643 млрд. м.куб. Нефтяная и газовая промышленности заняли лидирующие позиции в мировой добыче. Появились большие возможности для наращивания экспорта углеводородного сырья.

По данным официальной статистики, экспорт нефти и нефтепродуктов вырос с 75,7 млн.т. в 1965 г. до 193,5 млн.т. в 1985 г. При этом экспорт в долларовую зону, по нашим оценкам, составил соответственно 36,6 и 80,7 млн.т. Если учесть, что 70-е - п.п. 80-х гг. - это период резких скачков цен на “черное золото” (с тенденцией повышения), что было связано с событиями 1973, 1979-1980 на Ближнем Востоке и деятельностью ОПЕК, то, зная среднемировые цены, мы можем дать приблизительную оценку доходов СССР от экспорта углеводородного сырья в долларовую зону. По произведенным нами математическим расчетам, эта цифра, составлявшая в 1965 г. порядка 0,67 млрд. долл., увеличилась к 1985 г. в 19,2 раза и составила 12,84 млрд. долл. Казалось, фантастические доходы только от экспорта нефти (а ведь был и экспорт газа) в сочетании с собственными дешевыми энергоносителями должны были оказать революционизирующее влияние на экономику, повысить эффективность народного хозяйства и стать важнейшей предпосылкой для модернизации. В действительности, эффект оказался прямо противоположным.

Большая часть нефтедолларов пошла отнюдь не на приобретение высоких технологий и новейшего оборудования. Огромные потоки валюты были истрачены на импорт продовольствия и закупку товаров народного потребления. Рассчитанный нами импорт лишь по 4 позициям (зерно, мясо, одежда и обувь) забирал больше половины валютной выручки (в отдельные годы, в 1975 г., например, до 90%). Понятно, что на модернизацию экономики оставалось ничтожно мало. Исходя из официальной статистики, трудно сказать, сколько на эти нужды тратилось валюты. Заметим лишь, что на электронно-вычислительные машины (главную составляющую модернизации) в эти годы тратилось меньше процента от общего импорта в рублевом исчислении. Валютная выручка “затыкала” черные дыры советской экономики (кризис в сельском хозяйстве, нехватку товаров народного потребления и др.). Трудные и “сомнительные” с идеологической точки зрения косыгинской реформы, требующие дальнейшего развития, оказались не нужны. Решать проблемы стало возможно за счет невиданных доходов от экспорта углеводородов. Советская экономика садилась на нефтяную иглу.

Дешевые внутренние энергоносители также не дали ожидаемого эффекта. Существующая система ценообразования приводила к невиданной расточительности энергопотребления. Несмотря на широкие компании за экономное расходование топлива, у потребителей не было стимула бережно относиться к расходу энергоресурсов. Советская экономика поощряла энергорасточительство. Потребление на душу населения росло, а динамика основных макроэкономических показателей (как по официальным оценкам, так и по альтернативным) со второй половины 70-х гг. постоянно ухудшалась.

Какие же выводы можно сделать из рассмотрения развития НГКа СССР в 60-80-е гг.? С одной стороны, в рассматриваемый период беспримерным трудом нефтяников, газовиков и строителей был осуществлен выход нефтяной и газовой промышленности в Западную Сибирь, создана крупнейшая мировая сырьевая база, и сегодня являющаяся основой отечественного НГКа. С другой, советское политическое руководство не сумело должным образом разыграть козыри успешного развития НГКа и совершить качественный скачок. СССР пошел по пути проедания своих нефтедолларов и оказался не способным сделать необходимые шаги по пути модернизации экономики.


 М.В.СлавкинаМосковский государственный университет им. М.В.Ломоносова

Метки: , , , ,

Оставьте свой отзыв!