Падение цен на газ: с выводами следует подождать

VOAnews: Мировой экономический кризис повлек за собой резкое сокращение потребления энергоресурсов и снижение цен на них. Джулия Нанай, директор консалтинговой фирмы PFC Energy, в интервью Русской службе «Голоса Америки» отметила, что новые тенденции на мировом энергетическом рынке подтолкнули как производителей, так и потребителей пересмотреть свои взгляды на проблемы энергетической безопасности и диверсификации рынков сбыта.
Джонатан Стерн, директор программ изучения проблем природного газа в Оксфордском институте энергетических исследований, считает, что в ближайшее время такие страны, как Россия, не смогут больше использовать свои энергоресурсы как инструмент внешней политики. В условиях резкого снижения цен на газ Россия, по большей части, будет озабочена сохранением контроля над уже завоеванными рынками и улучшением собственного имиджа. «В сфере пристального внимания Газпрома, – считает Стерн, – останутся страны Центральной Азии – поставщики газа, а также Турция и Европа как пока еще надежные рынки сбыта для российского газа».
Майский визит премьер-министра Владимира Путина в Турцию с целью расширения двустороннего сотрудничества, в частности в энергетической сфере, свидетельствует, что Москва пытается изменить имидж ненадежного партнера, закрепившийся за ней после январского газового конфликта с Украиной, считает Джулия Нанай. Премьер-министр Реджеп Эрдоган после встречи с российским коллегой в интервью Интерфаксу отметил, что «Россия никогда не срывала поставки газа в Турцию. Более того, когда возникала необходимость в дополнительном газе, Москва увеличивала объемы поставок, поэтому Анкара рассматривает ее как надежного партнера».
Эндрю Крэймер, обозреватель газеты New York Times, предсказывает, что падение цен на газ неизбежно ударит не только по бюджету Газпрома, но и существенно снизит российское влияние на постсоветском пространстве.
По оценкам Оксфордском института энергетических исследований, общая потребность в российском газе в ближайшей перспективе может снизиться на 60 млрд. кубометров, что примерно равно объему законтрактованного Москвой центральноазиатского газа. «В этих условиях России придется снижать собственную добычу газа или сократить закупки из Центральной Азии, в частности, Туркменистана, – считает Стерн. – Если учесть, что Россия уже теряет на разнице между закупочной и продажной ценой, то можно представить масштабы предстоящих потрясений».
Так, законтрактованная Газпромом цена на центральноазиатский газ в 2009 году составит 340 долларов за тысячу куб. метров, при продажной – 230 долларов за тысячу куб. метров для Украины и прогнозной среднеевропейской – 280 долларов, продолжает Стерн.
«Никто не предвидел такого драматического поворота событий, как и тот факт, что Россия может оказаться перед таким сложным выбором – терять доходы или «доминирование», или то и другое»,– соглашается с коллегой Эндрю Крэймер.
На прошлой неделе Кремль обнародовал новую «Стратегию национальной безопасности России» на период до 2020 года, где указывается, что самая большая угроза безопасности России заключается в том, что руководство страны не сможет обеспечить экономический рост и осуществить модернизацию народного хозяйства.
Николай Соков, главный научный сотрудник Монтерейского института международных исследований, в интервью Русской службе «Голоса Америки» сказал, что озабоченность Кремля по большей части связана с неопределенностью на рынке энергетических ресурсов. В документе также говорится, что Россия не исключает возможности использования военной силы для «разрешения возможных конфликтов», связанных с конкуренцией за энергетические ресурсы между мировыми державами. И хотя, по мнению Сокова, до военного конфликта дело может и не дойти, однако, «ясно, что в российском политическом истеблишменте есть серьезные опасения относительно ситуации в Центральной Азии».
Газпром уже неоднократно заявлял, что в 2009 году «корпорация будет нести финансовые убытки по центральноазиатским газовым контрактам», однако «в результате неизбежного процесса оживления мировой экономики текущие потери в конечном итоге будут возмещены в будущем».
Пока эксперты затрудняются ответить на вопрос – как долго Газпром сможет нести убытки во имя доминирования в Центральной Азии. Однако потери несет не только Россия. Так, в интервью интернет-изданию Bigness.ru аналитик инвестиционной компании «Тройка-диалог» Валерий Нестеров отметил, что в ситуации снижения спроса на энергоносители Газпром сократил объемы закупок туркменского газа, в результате чего потери Ашхабада уже составили 700-800 млн. долларов.
Туркменистан ищет варианты поставок газа в Европу, минуя Россию, однако делает это с оглядкой на Москву, отметил помощник заместителя госсекретаря США Мэтью Брайза на энергетической конференции, прошедшей на прошлой неделе в Праге. До сих пор ни Туркменистан, ни Узбекистан, ни Казахстан, не подписали соглашения об участии в проекте «Набукко», который поддерживают США и ЕС. Цель проекта – снизить зависимость стран Евросоюза от российского газа, а также доминирование Москвы в энергетическом секторе Центральной Азии.
Паоло Скарони, глава итальянской энергетической компании Eni, в интервью британскому изданию Financial Times подчеркнул, что проект «Набукко» нереален без участия центральноазиатских стран и Ирана. Однако эксперты весьма скептически настроены не только в отношении участия Тегерана в межрегиональных энергетических проектах, но и вероятности того, что Туркменистан, Узбекистан или Казахстан пойдут на конфронтацию с Москвой и примут участие в каких-либо проектах, нацеленных на изоляцию России.»В условиях непредсказуемости мирового энергетического рынка, – считает Джулия Нанай, – не следует делать преждевременных прогнозов относительно того, как поведут себя страны-производители. Негативные последствия от снижения цен на газ, так или иначе, коснутся их всех, однако масштабы потрясений могут быть разительны».
Ослабнет ли влияние Москвы в Центральной Азии и европейском энергетическом рынке? На этот вопрос у экспертов ответа пока нет.

Наджия Бадыкова

Метки: , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!