Газовая хватка Кремля в Средней Азии ослабевает

EnergyLand: “Газпрому” среднеазиатский газ нужен для того, чтобы обеспечивать российские потребности и экспортные поставки в Европу на уровне 150 миллиардов кубометров газа в год, который перекачивается через Украину.

Среди российских проектов в Средней Азии значатся поисково-разведочные работы “Газпрома” на 20 опытных скважинах в узбекском районе Усть-Юрт, где запасы газа составляют около 1 триллиона кубометров. “Газпром” согласился вложить в освоение этого месторождения 400 миллионов долларов до конца 2011 года. Компания “Лукойл” также планировала добыть в текущем году 2,7 миллиарда кубометров газа на узбекском месторождении “Кандым-Хаузак-Шады” в рамках соглашения о разделе продукции (СРП), действие которого началось в 2007 году. Однако из-за кризиса этот объем может уменьшиться.
Последние нефтяные и газовые соглашения в Средней Азии говорят о том, что хватка Кремля ослабевает, пишет “Business New Europe” (Великобритания).
Несмотря на повышение стоимости транзита и падение потребительского спроса в Европе и в России, “Газпром” по-прежнему вынужден покупать законтрактованный в Средней Азии природный газ по более высоким ценам. По сути дела, он платит своеобразную пошлину за свою монополию на закупки центральноазиатского газа. В текущем году “Газпром” импортирует около 50 миллиардов кубометров газа из Туркменистана, 15 миллиардов кубометров из Узбекистана и чуть менее 10 миллиардов кубометров из Казахстана. Джонатан Стерн (Jonathan Stern), возглавляющий газовые исследования в Оксфордского энергетическом институте (Oxford Institute of Energy Studies), уверен, что “Газпрому” будет крайне трудно покрыть расходы по импорту 50 миллиардов кубометров газа из Туркменистана.
А государственная нефтегазовая монополия Узбекистана “Узбекнефтегаз” заявила в мае, что не откажется от своих текущих планов наращивания газового экспорта, несмотря на снижение цен и ослабление спроса. Первый заместитель председателя компании Шавкат Маджидов заявил в мае участникам нефтегазовой выставки в Ташкенте, что “Узбекнефтегаз” в первом квартале увеличил объем газового экспорта на 7 процентов по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, и что он “будет поддерживать такую динамику” до конца года. По словам Маджидова, Узбекистан в этом году планирует увеличить общий объем своего экспорта до 16,2 миллиарда кубометров, причем 15,2 миллиарда из этого количества будет направлено в Россию по соглашению с “Газпромом”. Остальной узбекский газ пойдет на экспорт в Казахстан, Таджикистан и Киргизию.
13 мая президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал закон, утверждающий план прокладки этого дополнительного газопровода в Россию. По нему будет перекачиваться еще 20 миллиардов кубометров казахского и туркменского газа в год. Российские представители говорят, что этот трубопровод будет введен в эксплуатацию к марту 2010 года, то есть за год до запланированного начала строительства газопровода ЕС Nabucco. Он является конкурентом российского трубопровода, и газ по нему тоже должен идти в Европу, но в обход российской территории. Однако стоимость российского трубопровода и точный план его сооружения по-прежнему не ясны. В марте президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов во время своего трехдневного визита в Москву подписал ряд соглашений в области экономики, но уехал домой, так и не выработав окончательно планы строительства этого газопровода, которые являлись главной темой переговоров.
В апреле разгорелся более открытый спор, когда в результате взрыва был поврежден трубопровод Средняя Азия-Центр, идущий с гигантского Давлетабадского месторождения Туркменистана, по которому газ через Узбекистан подается в Россию. Ашхабад обвинил во взрыве “Газпром”, заявив, что его причиной стало одностороннее решение российской компании от 8 апреля уменьшить объем перекачки газа, в связи с чем у туркменской стороны осталось недостаточно времени для снижения избыточного давления в трубе, что и вызвало разрыв газопровода. Москва заявила, что во взрыве виновата туркменская сторона, у которой на газопроводе существуют многочисленные технические неполадки, а сам трубопровод находится в аварийном состоянии. Однако президент Бердымухаммедов пошел на беспрецедентный шаг, потребовав проведения международного расследования и даже выплаты компенсации со стороны “Газпрома”.
Затем 16 апреля немецкая энергетическая компания RWE, являющаяся одним из шести акционеров консорциума Nabucco, объявила, что ее руководитель Юрген Гроссман (Juergen Grossmann) подписал в Ашхабаде меморандум о долгосрочном сотрудничестве в газовой сфере. “Среди прочего, стороны договорились проанализировать и обсудить вопрос о первых прямых поставках природного газа из Туркменистана в Германию и Европу. RWE будет также участвовать в разведке и освоении запасов природного газа на западном каспийском побережье Туркменистана”, - говорится в заявлении компании. По словам представителей, присутствовавших на церемонии подписания этого документа, Туркменистан в качестве первого шага отдаст RWE в разработку 23-й блок туркменского месторождения на шельфе в Каспийском море, а следующие блоки могут последовать за ним. Ожидается, что геологоразведочные работы начнутся уже в этом году. RWE также обеспечит техническую подготовку туркменских специалистов, группа которых в составе 20 человек прибыла в апреле в Германию.
Аналитики говорят, что эта сделка может быть частью попыток Ашхабада укрепить свои позиции в торге с Россией. Однако до настоящего времени с западными компаниями, такими как Chevron и BP, велись лишь переговоры о разработке туркменской части каспийского бассейна. А соглашения о разделе продукции были заключены только с принадлежащей ОАЭ компанией Dragon Oil и малайзийской государственной энергетической корпорацией Petronas. Кроме того, подписаны сделки с Россией, Китаем и Ираном. “После прихода Бердымухаммедова к власти согласовано и оформлено очень мало реальных соглашений о разработке месторождений, а Туркменистан в прошлом году разочаровал очень многих потенциальных инвесторов, когда правительство этой страны дало понять, что планирует осваивать супергигантское месторождение Южный Иолотань, считающееся одним из пяти самых крупных в мире, без помощи иностранных компаний”, - говорит Эндрю Нефф (Andrew Neff) из консалтинговой фирмы Global Insight.
Узбекистан также заглядывает за спину России в своих попытках разработки энергоресурсов. 11 мая в Ташкенте прошла встреча президента Южной Кореи Ли Мен Бака (Lee Myung-bak) и узбекского президента Ислама Каримова, по результатам которой эти страны должны будут подписать 16 соглашений, призванных укрепить двусторонние экономические связи.
Одно из них относится к разведке нефти. Государственная корейская компания Korea National Oil Corporation (KNOC) получит полные права на разведку блоков Наманган-Тергачи и Чуст-Пап. Это является расширением объемов предыдущего соглашения от 2006 года, согласно которому KNOC была предоставлена возможность стать главным подрядчиком по двум этим месторождениям. Кроме того, лидеры двух стран договорились об участии южнокорейских компаний в разработке газового месторождения Сургиль, расположенного возле Аральского моря. Запасы газа на данном месторождении составляют примерно 120 миллиардов кубометров. Добываемый на Сургильском месторождении газ планируется использовать на нефтехимическом заводе Uz-Kor Gas Chemical стоимостью 3 миллиарда долларов, который будет совместным предприятием Узбекистана и Южной Кореи с равными долями участия 50/50.

Метки: , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!