НОВЫЕ УЧАСТНИКИ АРКТИЧЕСКИХ СПОРОВ. Кому выгодна независимость Гренландии и «широкая автономия» Шпицбергена?

ГОТХОБ ОТДЕЛЯЕТСЯ ОТ КОПЕНГАГЕНА

RPMonitor: Сторонники полной независимости Гренландии от Дании из партии «Инуит Атакуатитигиит» выиграли только что прошедшие выборы в автономный парламент острова. Победители уже пообещали, что немедленно начнут переговоры с Копенгагеном, целью которых станет достижение международного суверенитета. Любопытно, что Гренландия до этого уже получила право самостоятельно распоряжаться полезными ископаемыми острова и примыкающей к нему морской экономической зоны – прежде датской. Однако населяющим остров 50 тысячам эскимосов (инуитов) этого, похоже, оказалось мало. Теперь Гренландия получает возможность впрямую претендовать на ту часть Северного Ледовитого океана (СЛО), на которую «положила глаз» Дания. А это, ни много ни мало, до 40% территории СЛО. Где сосредоточены крупные ресурсы нефти и особенно газа (об этом сообщал и RPMonitor – см., например, «Спор за хребет Ломоносова», «На пороге раздела Арктики» и «Игра с огнем в Арктике»).

При этом власти Гренландии уже с прошлого года начали пробовать себя в роли международных переговорщиков. Результатом переговоров России и Гренландии, к примеру, стали российско-гренландские, а не российско-датские соглашения 8 декабря 2008 года в Архангельске о допуске РФ в промысел палтуса и окуня в акватории Гренландии.

В каком отношении находятся друг с другом территориальные права России и потенциальные претензии Гренландии? Напомним, что в середине 1920-х советское правительство провело на карте Арктики две линии: от Мурманска и Чукотки к Северному полюсу. Что оказалось внутри этих границ – было объявлено владениями СССР. Который, заметим, не предъявлял официальных претензий на Северный Полюс, предлагая для него международный (интернациональный) статус и демилитаризацию. В тот период, хотя и были разведаны крупные ресурсы нефти и газа в Арктике, в том числе в советской, они не были в числе приоритетных для освоения, в отличие от постсоветского времени. Потому СССР не претендовал на Северный Полюс и не стал уточнять свои границы в Северном Ледовитом океане с соседними странами. Но после распада СССР Россия до сих пор доказывает, что ее шельф, изобилующий нефтегазоресурсами, продолжается до самого Северного полюса, являясь, как и сам этот Полюс, естественным продолжением континентальной – Сибирской платформы.

Однако, по мере развития тенденций глобального потепления и, соответственно, большей доступности колоссальных по объему нефте- и газовых месторождений в Арктике, соседями России, предпринимаются новые «ходы», нацеленные, по крайней мере, на «интернационализацию» ресурсов арктического сектора России и прибрежных транзитных маршрутов в этом секторе. Речь идет и о том, в частности, чтобы на карте Арктики появились новые субъекты международного права, которые будут активнее претендовать на ту часть Арктики, точнее – бассейна Северного Ледовитого океана, которая принадлежит или является зоной экономического освоения России. В первую очередь это, очевидно, относится к Гренландии.

Кому может быть выгодна независимость Гренландии? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо учесть, что около 35% территориальных претензий Дании в Арктике «входит» в состав аналогичных претензий Канады и уже были стычки между датскими и канадскими погранслужбами (но Дания–Гренландия недавно выиграли-таки спор с Канадой по поводу острова Хансен, что вблизи северо-запада Гренландии). Поэтому резонно предположить, что Гренландии наверняка пообещают в Арктике меньше, чем может дать гренландцам Дания. Зато «часть» датских претензий, непосредственно касающихся Гренландии, станет (или уже становится) канадской в обмен на помощь в достижении Гренландией независимости. Кроме того, отделение Гренландии от Копенгагена выгодно соседней Исландии, «обделенной» в Арктике из-за датских аппетитов. И, таким образом, Исландия становится союзницей Канады (и косвенно США) по арктическим проблемам.

В складывающейся ситуации не исключено, что может инициироваться процесс отделения автономных от Дании Фарерских островов (в Норвежском море), вблизи которых крупные запасы нефти и газа, а также, в перспективе, Шпицбергена (где те же ресурсы плюс крупные залежи угля). И такие попытки уже были: например, в ноябре-декабре 1941-го, уже после оккупации Норвегии фашистами, британцы и США планировали совместную операцию на этом архипелаге, причем без участия норвежских партизан и интернированных в Великобритании, Исландии и на Фарерах норвежских войск…
ФАКТОР ШПИЦБЕРГЕНА

Власти же Шпицбергена в последнее время высказывали недовольство (судя по местным и «общенорвежским» СМИ) слишком маленькой, по их мнению, финансовой помощью от «центра» (Осло) и недостаточно активной политикой «центра» по защите интересов и экологии Шпицбергена. А при варианте независимости Шпицбергена России придется спорить по многим участкам в Баренцевом бассейне, ввиду тамошних географических реалий, и с Норвегией, и со Шпицбергеном. Напомним в этой связи, что именно с помощью Шпицбергена Норвегия несколько лет тому назад, как и в 1920-х годах, претендовала на российский арктический архипелаг Франца-Иосифа (и даже организовала туда свою экспедицию во второй половине 1920-х годов, застрявшую во льдах), считая, что норвежская экономическая зона к востоку от Шпицбергена распространяется и на тот российский архипелаг или, по крайней мере, доходит до его западного побережья, приближенного к Шпицбергену. Те же «идеи» выдвигались не только в норвежском правительстве, но и властям и Шпицбергена в начале и середине 1990-х годов.

Впрочем, аналитиками не исключается и такой вариант, при котором Шпицберген, как новый субъект международного права, восстановит свои притязания на Землю Франца-Иосифа и, соответственно, на крупные запасы нефти и особенно газа в бассейне между этими архипелагами. А Гренландия будет активнее претендовать на всю территорию от северного побережья этого острова до Северного Полюса, которую в Копенгагене и Готхобе считают естественным продолжением хребта имени М.В. Ломоносова, начинающегося на севере Гренландии.

Проще говоря, притязания Шпицбергена и Гренландии в этом случае намеренно «сместят» на восток и северо-восток, то есть в российский сектор Северного Ледовитого океана. А то, что западнее и севернее Шпицбергена и Гренландии, – станет «добычей», по крайней мере, Канады. Подтверждением возможности именно такого сценария является заявление министра иностранных дел Норвегии Йонаса Гар Стере в конце апреля 2009 года: «…Прилегающий к Норвегии шельф пока имеет ряд неразграниченных областей из-за разногласий с Россией НА ВОСТОКЕ (выделено А.Ч.). Также предметом спора с РФ является то, как следует определять район вокруг арктического норвежского архипелага Шпицберген».

Подчеркнем, в этой связи, что Норвегия в конце апреля официально отказалась от претензий на Северный Полюс, что и было упомянутым образом прокомментировано г-ном Стере (см., например, здесь). Тем самым Норвегия «подыграла» датско-гренландским претензиям, способствуя обострению спора России с Данией–Гренландией о принадлежности Северного Полюса. А незадолго до этого решения Норвегия договорилась с Исландией и Гренландией о более четком разграничении экономических зон и территориальных вод. Тем самым «арктические» противоречия между Норвегией, Гренландией и Исландией впредь исключены. Потому не исключено, что их «сплачивают» против российских интересов в Северном Ледовитом океане.
ПРИТЯЗАНИЯ НА СЕВМОРПУТЬ

Впрочем, упомянутым и другим вариантам ущемления российских интересов в Арктике способствует также безвозмездное отторжение американцами от СССР в 1990 году свыше 60% примыкающей к Северному Ледовитому океану Беринговой акватории – по небезызвестному соглашению Эдуарда Шеварднадзе с США и штатом Аляска (по разграничению Берингова пролива и Берингова моря). Что и побудило другие приарктические страны к политике оспаривания российских интересов в российской же Арктике, да и по всей Арктике. Причем американская сторона упомянутое соглашение вскоре ратифицировала, а российская – пока его не ратифицировала, но и не денонсировала…

В том же русле – норвежские, датские и особенно канадско-американские проекты преобразования российского Севморпути в международный коммерческий транзитный маршрут, то есть в подобие существовавшей на северо-западе Марокко в начале-середине ХХ века Танжерской международной зоны. Скажем, США и Канада выступают против обязательной проводки судов по этому маршруту российскими лоцманами и ледоколами и даже оспаривают право РФ регулировать судоходство на отдельных участках Севморпути.

Тем временем, на современных норвежских картах свыше 70% Баренцевой акватории обозначено как территориальные воды Норвегии или потенциальные ее территории. Восточная же граница «Баренцевой» Норвегии, по этим картам, почти вплотную примыкает, опять-таки, к российскому архипелагу Земля Франца-Иосифа – то есть вторгается в северную акваторию внутрироссийского Карского моря. Кроме того, вопреки международному Парижскому договору по Шпицбергену о равных условиях хозяйствования для стран-«подписантов» на этом архипелаге и в примыкающей к нему акватории (1920 г.), министр иностранных дел Норвегии г-н Стере еще в 2007 году заявил, что, «если в районе Шпицбергена найдут, к примеру, нефть, то только Норвегия будет иметь право определять, когда, кто и на каких условиях станет ее добывать».

Алексей Чичкин

Метки: , ,

Оставьте свой отзыв!