Две логики БТС-2

РОСБАЛТ: Началось строительство нового нефтепроводного маршрута — второй очереди Балтийской трубопроводной системы (БТС-2). Его противники говорят о том, что проект, ориентированный на традиционный для России европейский рынок, дублирует уже работающую «Дружбу», не востребован потребителями, экономически неэффективен и попросту не нужен. Аргументы несостоятельны, поскольку самое главное, что получит Россия от реализации БТС-2, — независимость транспортировки нефти от соседних государств.

Исчезнет и необходимость трат на выплату транзитных платежей. Российские нефтяные компании получают более простые условия транспортировки нефти, в том числе с точки зрения логистики, а европейские потребители — надежные поставки сырья, которые не будут зависеть от воли третьих стран (в том числе — возглавляемых деятелями, склонными к экспромтам) и периодического ремонта устаревшей трубы.

БТС-2, строительство которой ведет «Транснефть», проходит только по территории российских регионов – Брянской, Смоленской, Тверской и Новгородской областям. Строительство нефтепровода протяженностью 1170 км, включая 172-километровое ответвление на Киришский нефтеперерабатывающий завод (НПЗ), должно качественно улучшить экономическую ситуацию в этих регионах. Будут задействованы мощности предприятий смежных отраслей, а местное население получит дополнительные рабочие места. Мощность нефтепровода к 2012 году, когда будет реализован первый этап проекта, должна составить 30 млн тонн нефти в год. К декабрю 2013 года мощность БТС-2 планируется довести до 50 млн тонн нефти в год.

Показательно: «Транснефть» планирует завершить проект к тому моменту, когда уже будет введена в эксплуатацию нефтепроводная система «Восточная Сибирь — Тихий океан», обеспечивающая выход российских углеводородов на принципиально новый рынок стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Налицо комплексное наращивание отечественных трубопроводных мощностей, которое (в сочетании с модернизацией действующей системы) позволяет с наибольшей выгодой маневрировать экспортными потоками, не отказываясь от традиционных рынков сбыта.

Логика «большой игры»

Развитие российской нефтепроводной отрасли традиционно ориентировано на Запад. Основная часть европейского нефтеэкспорта приходится в настоящее время на систему магистральных нефтепроводов «Дружба» – крупнейшую в мире. Из 8900 км трассы 3900 км проходит по территории России – от Самары через Брянск до белорусского Мозыря. Далее трасса разделяется на две ветки. Северная проходит по территории Белоруссии, Польши, Германии, Латвии и Литвы, южная – Украины, Чехии, Словакии и Венгрии. По нефтепроводу в страны ближнего и дальнего зарубежья направляется почти половина экспортируемой российской нефти. В последние годы по основному, северному направлению «Дружбы» транспортируется более 70 млн тонн нефти в год, которая используется на НПЗ Белоруссии, Польши, Германии.

Однако всякая нефтепроводная система со временем устаревает – как в техническом и технологическом, так и в геополитическом отношении.

Нефтепровод, построенный более сорока лет назад, с каждым годом требует все большего внимания к техническому обслуживанию. Есть два принципиальных подхода к модернизации российской системы магистральных нефтепроводов: технологическая модернизация существующих мощностей методом «латания дыр» и принципиальная модернизация самой конфигурации экспортных направлений нефти с помощью создания новых маршрутов. Очевидно, российское правительство решило пойти по второму пути, ориентированному на длительную перспективу.

Такой выбор обязательно основывается в том числе и на прогнозе вероятной динамики международных отношений. Консенсус-прогноз очевиден: участники «большой игры» (да и «малых», региональных «игр») будут отстаивать свои интересы последовательнее и агрессивнее. БТС-2 встроен в новую концепцию организации экспорта нефти, основанную на диверсификации экспортных маршрутов. Ее «неавторизованное авторство» принадлежит премьер-министру РФ Владимиру Путину и вице-премьеру Игорю Сечину.

В энергетических взаимоотношениях с Европой Россия изначально была обречена на транзит. Однако если во времена СССР нефтепроводные маршруты проходили по преимуществу внутри страны, то с роспуском Организации Варшавского договора и последующим распадом Советского Союза транзитная зависимость России от других государств стала очевидной. То, что когда-то не вызывало даже технических вопросов, превратилось в комплекс геополитических проблем. «Партнеры-транзитеры» создают России существенные издержки – как материальные, так и репутационные. Помимо дополнительных расходов на транзитные выплаты, России необходимо постоянно обеспечивать комфортный режим транспортировки сырья по территории суверенных государств, который в настоящее время отсутствует. И это главная причина, которая вынуждает создавать иные, принципиально новые нефтепроводные маршруты. Объективная зависимость от третьих стран ограничивает возможности России не только как надежного поставщика энергоресурсов, но и как геополитического игрока. Поэтому проект БТС-2 отнюдь не случаен именно с точки зрения геополитики.

Логика комплексного развития

Именно в описанной логике возник проект второй ветки Балтийской трубопроводной системы. Как отмечал Сечин, проект БТС-2 позволит исключить риски, связанные с планами Украины по переводу нефтепровода «Одесса-Броды» в проектный (аверсный) режим работы, который мог повлечь за собой «закупоривание» сначала южной ветки «Дружбы», а впоследствии и северной. Реализация альтернативного маршрута транспортировки нефти – по БТС-2 – позволит укрепить позиции России на европейском рынке, на порядок снизив зависимость от Украины и Белоруссии, через которые транзитом проходят российские нефтепроводные маршруты.

Сама идея строительства БТС-2 возникла в начале 2007 года, когда Белоруссия попыталась ввести пошлину на российскую нефть, транспортируемую по «Дружбе» в Польшу и Германию, что поставило под угрозу поставки в принципе. 14 мая 2008 года премьер Путин принял окончательное решение о строительстве БТС-2. Являясь продолжением БТС-1, новый маршрут «Транснефти» гармонично вписывается в существующую «нефтяную геометрию», а также системно решает вопрос транспортировки нефти в направлении стран Прибалтики.

Балтийская трубопроводная система представляет собой систему магистральных нефтепроводов, которые связывают Тимано-Печорские, Западно-Сибирские и Урало-Поволжские месторождения нефти с российским портом в Финском заливе Приморском. К 2006 году пропускная мощность БТС была доведена до 74 млн тонн нефти. Если вспомнить историю проекта, то вокруг него так же, как и вокруг БТС-2, велись жаркие споры: обсуждался не только маршрут, но и вообще целесообразность строительства; одно из влиятельных ведомств предлагало сделать конечной точкой нефтепровода не российский Приморск (этот вариант все же победил), а финский Порвоо. Однако со временем стало очевидно, что БТС является одним из крупнейших экспортных путей за все постсоветское время.

Конечной точкой БТС-2 станет другой российский порт — Усть-Луга. Здесь планируется построить пункт сдачи-приема нефти, куда будет доставляться сырье. Затем оно будет перегружаться в танкеры и направляться на экспорт. Выход БТС-2 в эту точку стимулирует интерес компаний к созданию здесь новых объектов нефтяной отрасли. Естественные условия навигации в этой части Финского залива позволяют осуществлять практически круглогодичную эксплуатацию порта, а естественные глубины акватории Лужской губы позволяют заходить в порт крупнотоннажным морским судам.

Потенциальными противниками проекта, естественно, выступают страны-транзитеры российской нефти. Помимо доставшегося в наследство удобного рычага политического давления, Белоруссия, по оценкам экспертов, на транзите российской нефти зарабатывает порядка $600-700 млн в год. Белоруссия — стратегический партнер России. Однако это партнерство не предполагает, что российская сторона должна брать на себя экстремальные или вечные обязательства. Если транзит перестает быть выгодным нашей стране, – она находит другие варианты. Такие, как БТС-2. Не исключено, впрочем, что в будущем упущенная выгода Белоруссии от российского нефтяного транзита будет компенсирована на других направлениях сотрудничества с Россией.

Очевидно, что сегодня БТС-2 вряд ли можно рассматривать как самостоятельный проект — в том смысле, что он органически вписан в концепцию комплексного развития всей нефтепроводной системы России. Конъюнктурный подход отходит на второй план. Новые геополитические и экономические вызовы требуют новых – долгосрочных – решений.

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), кандидат исторических наук

Алена Корпусова, ведущий аналитик АПЭК

Метки: , ,

Оставьте свой отзыв!