“Взгляд”: Симптом “Набукко”

«Нефть России», Леонид Радзиховский: Газовая труба как политическое орудие оказалась бумерангом. «Набукко» грозит разрушить сложившуюся экономически-геополитическую стратегию России. В этом – принципиальное, «метафизическое» значение этого газопровода.

Голые цифры

Подписанное в Анкаре 13 июля с большой помпой многостороннее соглашение о строительстве газопровода «Набукко» было воспринято в Москве со скрежетом зубовным. Раздражение и растерянность торчали из всех комментариев о том, что «соглашение необязательное», а главное – «трубу и заполнить-то нечем».

«Десятки лет, еще во времена СССР, Министерство газовой промышленности (Газпром) тихо и точно, как швейцарские часы, выполняло все свои экспортные обязательства. Идеальный поставщик, товар – деньги – товар»

Соглашение, конечно, важное. Ясно, что пусть не в 2014-м, как планируется, а чуть позже, но эта опера («Набукко» – название оперы Верди) зазвучит. Да и с наполнением не так все плохо. Азербайджан заявил, что готов дать газ. Чуть не половину газа обещает Ирак. Туркмения тоже предлагает свой газ.

В общем, нечего прятать голову в трубу. «Набукко» с большой вероятностью – будет. И газ в трубе тоже будет. Да еще откуда не возьмись выскочил какой-то газопровод ITGI (раньше о нем и не писали), и по нему из Азербайджана в Болгарию может проступать до 5 млрд кубометров газа, что окончательно избавляет болгар от необходимости покупать российский газ.

Чем отрицать очевидность, лучше понять а) насколько она реально плоха для России и б) какие из всей этой истории надлежит сделать выводы.

Вернемся к «Набукко». Его проектная мощность – 31 млрд кубометров газа в год.

Согласно официальным данным Газпрома, их экспорт в Европу в 2008 году составил больше 184 млрд кубометров.

По одним данным (так утверждают официальные сайты Газпрома), российский экспорт покрывает 32% европейского потребления газа, по другим данным – 25%. В любом случае доля «Набукко» может составлять не более 5% европейского рынка.

Кажется, с точки зрения «голых цифр» Газпром если и понесет потери, то все же далеко не смертельные. К тому же далеко не факт, что весь этот газ пойдет ВМЕСТО российского. Ведь потребности ЕС растут – и вполне возможно, что для Газпрома речь пойдет не столько о прямых потерях, сколько о том, что не будет РАСШИРЯТЬСЯ (или будет медленнее расширяться) рынок его сбыта.

Что касается ЕС, то он если и получает «независимый источник», то уж больно жиденький… Во всяком случае, 31 млрд не заменит 184 млрд!

Спрашивается: так чего же Россия так на дыбы встает по поводу этого «Набукко»?

Спрашивается – так чего европейцы и особенно председатель Еврокомиссии Баррозу так уж в присядку-то пошли?

Потоки амбиций

Как я понимаю, дело в том, что трубой Россию ударили не столько по карману, сколько по амбициям. «Набукко» грозит разрушить сложившуюся экономически-геополитическую стратегию России. В этом – принципиальное, «метафизическое» значение этого газопровода.

Если бы увеличилась доля норвежского газа в европейском потреблении – Россия бы переживала?

Полагаю, нет.

Если бы увеличилась доля Северной Африки – Россия бы переживала?

Полагаю, куда меньше.

Если увеличится добыча газа в собственно странах-потребителях – Россия будет переживать?

Да, конечно, но, полагаю, меньше.

Почему мне так кажется?

Да потому, что в продаже газа в Европу есть ДВЕ составляющие.

Денежная и политическая.

Уменьшение денежных потоков – штука неприятная, но хотя бы точно измеримая. В деньгах.

А в чем измеришь уменьшение «потока амбиций»? Только в потоках обиды и раздражения…

«Набукко» грозит разрушить сложившуюся экономически-геополитическую стратегию России (фото: Reuters)
«Набукко» грозит разрушить сложившуюся экономически-геополитическую стратегию России (фото: Reuters)

Газ Средней Азии и Азербайджана Россия – молчаливо – продолжала считать «своим». Да, он не принадлежит Газпрому. Но его транспортирует Газпром, его покупает и перепродает Газпром. Причем если в золотые 1990-е тот же туркменский газ Газпром покупал практически даром, перепродажа имела прямой денежный смысл, то вот теперь картина куда запутаннее. Торговля газом – в отличие от самого газа – совершенно непрозрачна. К каждому соглашению есть столько «дополнительных условий», что реально понять «объем денежных потоков» не так-то просто. Тем не менее все специалисты сходятся в том, что покупает Россия газ из Туркмении, а тем более из Азербайджана совсем уж не по «льготным» ценам и едва ли что-то денежно выигрывает на последующей перепродаже. В известном анекдоте человек покупает сырые яйца и за ту же цену продает вареные. На вопрос: «А в чем гешефт?» – он отвечает: «Мне остается навар».

Навар России от торговли среднеазиатским и азербайджанским газом сейчас не денежный, а ПОЛИТИЧЕСКИЙ, точнее – ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ. Россия «контролирует» газовые потоки этих стран и тем самым если не «контролирует», то хотя бы влияет на их политику. Газопроводы – пуповины, связывающие бывшие республики СССР с Россией в СНГ – Союз Нефтегазовых Государств.

Это – одна сторона медали.

Другая – геополитическое (и просто политическое) влияние на покупателей, на Европу.

Если (пока) весь бывший «советский газ» идет через РФ – мы Великая Энергетическая Держава! Газовый СССР, а не просто газовая колонка Европы, да еще и одна из многих колонок…

Да, РФ – не сверхдержава. Пусть так, признаем. Зато Газпром – СВЕРХКОМПАНИЯ! Монополист в торговле «бывшим советским» газом. Держатель блокирующего (а там, глядишь, и контрольного) пакета акций в европейской газовой отрасли. Компания, которая может торговать газом с большой политической премией.

Таковы были достаточно очевидные геополитические расчеты России.

Осталось только понять – были ли тут «расчеты» или же ЭМОЦИИ И ХИМЕРЫ?

Сложение – или вычитание?

В чем, собственно, была (и есть) «политическая составляющая» газовой отрасли?

Здесь возможны два подхода.

Первый. Политика – инструмент для бизнес-экспансии. Россия использует свое политическое влияние, чтобы пробивать новые рынки сбыта для Газпрома, прокладывать новые газопроводы и т. д. Словом – политика России работает на рост РЫНОЧНОЙ капитализации Газпрома, этого «национального достояния», на его экономическую экспансию.

Второй. Бизнес – инструмент для политической экспансии. Газпром работает на увеличение политического влияния России, на увеличение ее ПОЛИТИЧЕСКОЙ капитализации, политической экспансии.

В реальной жизни, понятно, эти две линии сплошь да рядом пересекаются, а то и просто совпадают.

Политика РФ работает на Газпром; Газпром работает на РФ. Торговля – политика – торговля. Можно иначе: политика – торговля – политика. Диалектическая взаимопомощь.

Бизнес плюс геополитика равно Великая Энергетическая Держава.

Само это понятие предполагает обоюдовыгодный синтез бизнеса и политики, их симбиоз.

Так обстоит дело В ИДЕАЛЕ.

А на практике?

На практике бизнес и политика у нас часто не помогают друг другу, а ведут как раз игру с нулевой суммой! Не складываются, а вычитаются…

На практике острые ПОЛИТИЧЕСКИЕ решения как будто бы преследовали цель «защитить Газпром» от воровства газа на Украине. Но на самом деле эти решения, эти «войны» не только не принесли никакой быстрой коммерческой выгоды Газпрому, не только обернулись многомиллиардными потерями для компании, но, что гораздо хуже, испортили самое ценное – РЕПУТАЦИЮ, бренд Газпрома.

Десятки лет, еще во времена СССР, Министерство газовой промышленности (Газпром) тихо и точно, как швейцарские часы, выполняло все свои экспортные обязательства. Идеальный поставщик, товар – деньги – товар. И никогда в эту триаду не вмешивался никакой политический элемент (и это – во времена холодной войны, жесткого противостояния с Европой).

СССР реализовывал свои политические амбиции не за счет Министерства газовой промышленности, а за счет Минобороны, КГБ, других ведомств, специально для этих целей предназначенных.

У России возможностей реализовывать свои амбиции таким образом больше нет. А амбиции-то есть! Пусть они подсохли, но, в общем-то, никуда не делись. И вот как-то незаметно они стали «вылезать из трубы» – с весьма опасными для трубы последствиями.

Наше оружие – бумеранг

«Газпром – новейшее русское оружие». Такие заголовки – банальность в западных СМИ. А мы только кокетливо улыбались улыбкой «газовой Джоконды», вместо того чтобы с пеной у рта отрицать такую возможность…

Впрочем, словам все равно никто не верит – ни в России, ни на Западе.

Верят, понятно, делам.

А дела, например ту же «газовую войну» с Украиной, ЕС трактовал однозначно: «газовая атака» на Украину по политическим мотивам. Значит, пожалуй, завтра подобная война станет возможна и по отношению уже к странам ЕС?! «А не станут брать – отключим газ!»

И возможность (а главное – ОПАСНОСТЬ) такой трактовки своей позиции Россия явно недоучла. Тут уже пела и плясала психология «море-по-колено»: «А куда ж они от нас денутся!» Эта психология была явно написана на лицах многих (слишком многих!) наших политиков. Вот Европа и стала искать, «куда деться».

Опьяненные своими успехами – халявными, честно говоря, успехами, – мы забыли золотое правило торговли: КЛИЕНТ всегда прав! И если он не желает брать газ «с политической наценкой», он его и не возьмет. А мы как-то быстро перешли к принципам советской торговли: продавец – начальник, покупатель – подчиненный, «вас много, а я – одна». НЕ ОДНА! Далеко не одна, в том-то вся и штука… Монопольной торговли нет – в газовой отрасли тоже.

Не лучше обстояли дела и в СНГ.

«Россия встает с колен». Отлично. Но проблема в том, что не одна Россия! Страны СНГ проделали – параллельно с нами – то же самое гимнастическое упражнение. Сырьевые страны (Азербайджан, Туркменистан) и несырьевые (та же Украина), они в 2000-е почувствовали себя настолько же увереннее, насколько и сама Россия. И тот традиционно «старшебратский» тон, который еще как-то терпели в 1990-е, больше терпеть не намерены. Как мы не намерены терпеть «поучения США» (которые приходилось глотать в 1990-е), так точно и они не хотят больше «поучений России» (которые кое-как глотали в 1990-е).

Все это имеет самое прямое отношение и к Газпрому.

С одной стороны, теперь с ним открыто конкурируют – тот же Азербайджан, а завтра, пожалуй, Узбекистан может. Туркмения «подняла с колен» цены на газ для Газпрома и тоже перешла к активной конкуренции с ним.

С другой стороны, попытки использовать Газпром, чтобы «отмстить неразумным хазарам», обернулись проблемами для самого Газпрома. Казалось бы – что может быть ЗАКОННЕЕ требований России к Украине? Платите за газ – и все. Платите по международным ценам. Только бизнес – ничего личного!

Но и самые законные требования в определенном политическом контексте воспринимаются иначе – как «месть Империи». В какой мере несправедливы такие оценки действий Газпрома? Конечно, несправедливы, ведь РФ не требовала ничего политического, за исключением денег! Но ведь демонстративно разные подходы Газпрома к «дружественной Белоруссии» и «недружественной Украине» невольно наталкивали именно на такую трактовку. И, что самое опасное, Газпром начинали воспринимать как «передовой легион Империи».

И начали выстраивать против «газовой атаки» свою оборону.

Первая оборонительная линия – тот самый «Набукко».

В этом и смысл ликования господина Баррозу: невероятно путаные переговоры с участием многих стран, которые идут уже пять лет, удалось привести к какому-то промежуточному финишу. Может быть, «Набукко» этот самый и не построят к 2014 году, но принципиальное политическое решение принято. Европа показала клыки, ответила на ухмылку «куда ж они денутся!».

И «Набукко» здесь – лишь первый шаг. Лиха беда начало. Много есть других способов реально уменьшить долю Газпрома на газовом рынке ЕС, хотя, разумеется, о полном его выдавливании из Европы никто и не думает – это просто невозможно.

И второе. Раз в «Набукко» задействованы страны СНГ, то этим они показывают России: «СНГ тоже МНОГОПОЛЯРНЫЙ мир. И с этим России придется считаться. А каждая страна СНГ будет преследовать СВОИ интересы – как вполне независимая от России».

Есть здесь и еще один довольно прозрачный подтекст. Если Армения подпишет «исторический мир» с Турцией и как-то решит Карабахский вопрос с Азербайджаном (последнее, конечно, самое трудное и маловероятное), то последний «верный союзник России» – уходит. Закавказье разворачивается в сторону Турции с перспективами присоединения к НАТО, хотя, разумеется, о прямом ВСТУПЛЕНИИ в НАТО речи нет.

Газовая труба как политическое орудие оказалась бумерангом.

Политика – что это такое?

Означает ли все это «поражение России»?

А вот это – как посмотреть. Смотря какие ЦЕЛИ ставит перед собой Россия.

Газпром усиливает политическое влияние, геополитическое влияние России…

Звучит – как белые стихи, как лозунг и слоган.

А если присмотреться конкретнее?

КАКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ ставит перед собой Россия?

И чем в реализации этих целей мог бы помочь Газпром?

Цели СССР – хотя бы декларативные – были понятны. Поддержка левых движений, теоретическая программа-максимум – социалистическая Европа, практическая программа-минимум – оторвать ЕС от США. Ну, в общем, если шла ГЛОБАЛЬНАЯ холодная война СССР – США, то цель – одержать победу на разных «фронтах», в том числе на европейском.

Ну, а РФ?

Глобального противостояния нет. Холодной войны нет. Разницы идеологий нет. Поддержки левых движений нет. А что есть-то?

ЧЕГО МЫ ПОЛИТИЧЕСКИ ХОТИМ ОТ ЕС?

Чтобы НАТО не расширялось на Восток? И чем это так страшно для России? Ну, вступили в НАТО страны Восточной Европы, затем Балтии – и что случилось? Кто и чем нам угрожает?

И даже если такие цели очень важны, то чем тут мог бы помочь Газпром?

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ Газпрома в этих целях не повышает политическую капитализацию России, но понижает рыночную капитализацию Газпрома.

Единственная АБСОЛЮТНО РАЗУМНАЯ стратегическая задача, которая была сформулирована перед Газпромом, звучит так: добиться, чтобы Газпром стал совладельцем европейских газовых сетей, газовых компаний. В обмен Россия соглашалась продать европейским компаниям доли в газотранспортной системе Газпрома. Реализация этой идеи и правда сулит России СТРАТЕГИЧЕСКИЙ выигрыш. Это и резкое (кратное) увеличение доходов от экспорта газа, и реальное вхождение в европейскую экономику, реальный симбиоз с ней.

Итак, цель – прекрасная.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ Газпрома в этих целях не повышает политическую капитализацию России, но понижает рыночную капитализацию Газпрома (фото: Дмитрий Коротаев/ВЗГЛЯД)
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ Газпрома в этих целях не повышает политическую капитализацию России, но понижает рыночную капитализацию Газпрома (фото: Дмитрий Коротаев/ВЗГЛЯД)
Но она не только не имеет НИКАКОГО отношения к «политике», тем более «великодержавной политике», но и ПРЯМО ПРОТИВОПОЛОЖНА ЕЙ. Иначе говоря – каждое брутальное политическое заявление работает ПРОТИВ идеи обмена активами между Газпромом и европейскими компаниями.

Если мы хотим реального продвижения Газпрома к конечному потребителю в Европе, мы должны всячески РАЗДЕЛЯТЬ бизнес Газпрома и политику, УСПОКАИВАТЬ европейцев, а не показывать им свою «невозможную крутизну». Демонстрации же СЛОВЕСНОЙ крутизны а) бесцельны, потому что реально никакой политической экспансии мы в Европе вести не хотим и не можем, и б) вредны России, т. к. только пугают, настораживают Европу, заставляют ее искать альтернативы Газпрому.

Тоже самое касается и СНГ.

Какие наши политические цели в СНГ? И чем тут может помочь Газпром?

«Удержать страны СНГ в зоне своего влияния»? Опять же – звучит как песня. Только ЧТО КОНКРЕТНО поется в этой песне?

Чтобы Москва имела право «вето» на решения правительств независимых стран? Абсурд. Никто на это не согласится. Да и ЗАЧЕМ это нужно Москве?

Чтобы эти страны «не дружили» с ЕС? Я нарочно выбрал «детскую» формулировку, чтобы была яснее видна ГЛУПОСТЬ такой постановки вопроса.

Чтобы не вступали в НАТО? Во-первых, повторяю – чем это нам грозит? А во-вторых, чем настойчивее мы с этим призраком НАТО боремся, тем больше портим отношения со странами СНГ.

А ведь есть вполне РЕАЛЬНЫЕ темы.

Русский язык. Русскоязычные граждане. Мигранты. Возможности российского бизнеса в странах СНГ. Вот это все – вещи важные. Но они решаются тем успешнее, чем менее жестко давит Москва.

А Газпрому нужно одно: продавать свой газ в СНГ по международным ценам. Требование, разумеется, абсолютно законное. Но для того, чтобы добиться его выполнения, как выясняется, мало прямого давления в лоб. Оно оборачивается, увы, только репутационными потерями для Газпрома.

А вот если бы Россия убедила Европу, что у нее нет НИКАКИХ политических намерений ни в отношении ЕС, ни в отношении Украины, вот тогда, пожалуй, Европа смотрела бы на нашу газовую войну совсем иными глазами. И искала бы не альтернативу Газпрому как поставщику, а помогала строить альтернативные транзитные пути для Газпрома – те самые «Северный поток» и «Южный поток», судьба которых сейчас под большим вопросом.

Какой вывод сделает Россия?

Возможны два варианта.

Первый. Никакие геополитические экспансии нам не нужны. Если допустить, что нужны, то нереальны. Но даже если искать возможность их реализовать, во уж всяком случае – не с помощью Газпрома! НЕ ЗА СЧЕТ Газпрома. Отделите бизнес Газпрома от политики!

Цель Газпрома – добывать, транспортировать, продавать газ. И ВСЕ. НИКАКИХ других целей у него нет и быть не может.

Газпром не сверхкомпания, не концентрация нашей политической и геополитической мощи и т. д. и т. п. Газпром – это просто добывающая и продающая компания. Вполне можно продавать свой газ и через «Набукко», как нам многие предлагают. Газпром – как и в советские времена – должен стать самым тихим, точным и надежным торговцем газом.

И проблемы Газпрома – как осваивать новые месторождения да поменьше швыряться деньгами. Других проблем у него нет. И спасибо «Набукко», что открыл нам на все это глаза.

Второй. У Газпрома не может быть «тихого, аполитичного бизнеса». Торговля газом – не торговля фиалками. Газпром – в силу специфики своего геополитического бизнеса – НЕОТДЕЛИМ от политики, от геополитики.

Газпром зависит от политического статуса РФ, но и политический статус РФ зависит от успехов Газпрома.

Мы продолжим бороться с «Набукко», мы сделаем все, чтобы контролировать транспортировку газа из республик СНГ, чтобы усилить свое влияние в Европе.

Газпром или будет сверхкомпанией – или не будет вообще.

Вот примерно такие две логики. Конечно, я их представил в огрубленном, жестком виде. Но при всех смягчениях они реально примерно таковы.

И какую из них выберет наша страна, мы скоро увидим.

Метки: , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!