Будет ли канал Каспий – Персидский залив?


В 1998-м была создана совместная экспертная группа по изучению трансиранского водного проекта, а в следующем году правительство Ирана официально одобрило доработанное ТЭО канала.

Общая протяженность этого судоходного пути составит около 700 километров, в том числе по фарватерам рек северо-западного (прикаспийского) и юго-западного Ирана, включая пограничное с Ираком международное русло-фарватер Шатт-эль-Араб, - до 450 км. Требуемые инвестиции по сооружению всей артерии были оценены иранской стороной в 2012-2013 гг., минимум, в 10 млрд долл., в том числе по соединительному трансиранскому участку (северо-запад - юго-запад) - в 5,5 - 6 млрд. Полная окупаемость проекта наступит, по иранским оценкам, на пятый год со времени ввода артерии в эксплуатацию.

По тем же оценкам, ввод в действие трансиранского канала обеспечит России и Ирану транзитные доходы, соответственно, в 1,2 -1,4 и 1,4-1,7 млрд долл. на третий-четвертый годы эксплуатации.  Подробнее здесь

Теги:

Ирано-катарская морская парадигма газового рынка


Гражданская война в Сирии изменила парадигму нефтегазовых рынков Ближнего и Среднего Востока. Геоэкономика устремилась в море, которое на фоне бесчисленных конфликтов и коллапса государственных институтов кажется тихой гаванью.

Как всегда, вереница событий и причинно-следственных связей тянется с Ближнего Востока. Начиналось всё с простой рекогносцировки. До сирийской войны, начавшейся в 2011 году, Иран и Катар планировали (каждый на свой лад) задействовать территорию арабской республики для транзита газопроводного газа в Евросоюз. Однако военно-политическая ситуация в регионе резко изменилась, диктуя новые модели поведения — Тегеран и Доха были вынуждены заморозить свои проекты. К 2015 году обстановка не прибавила им оптимизма.

Однако Иран не унывает. В августе председатель Торговой палаты ИРИ Мохсен Джалалпур пригласил Катар присоединиться к поставкам газа в Евросоюз через газопровод Иран-Турция, который попал в поле зрения боевиков Рабочей партии Курдистана. Щедрый жест, не так ли? Особенно после многолетнего противостояния Дохи и Тегерана. Ведь ни один самостоятельный проект Катара в Турцию не увенчался успехом. Сначала эмират пытался проложить путь через Саудовскую Аравию, Иорданию и Сирию, а потом отрабатывал вариант по линии Саудовская Аравия — Кувейт — Ирак. Всё провалилось.

До недавних пор у Тегерана и Дохи оставался ещё один козырь — йеменские хуситы, которые после длительного противостояния с «Аль-Каидой»уступили последней портовый город Аден, выходящий к Баб-эль-Мандебскому проливу. Формула проста: кто контролирует Аден, тот контролирует — пролив; а сила, заполучившая пролив, выходит через Суэцкий канал прямо в Средиземноморье. В противном случае, газовые танкеры в Евросоюз будут вынуждены следовать через Кейптаун, огибая Южную Африку. А это — дорого и долго. Так что основные баталии еще впереди. Всему виной — противоречивая обстановка в Сирии.

Подробнее здесь

Смена власти в С-Аравии может иметь большие последствия для всего Ближнего Востока


Смена власти в Саудовской Аравии пока не изменила действий страны на глобальном нефтяном рынке. Впрочем, ротация в правящей команде может иметь большие последствия для всего Ближнего Востока. Ведь определять внешнюю политику королевства теперь будет второй наследный принц Мухаммед бен Наиф - прагматик и сторонник начала острожного диалога с Ираном.

Усиление в Сирии “Исламского государства”, являющегося общим врагом для Саудовской Аравии и Ирана, по всей видимости, подтолкнет Эр-Рияд к дальнейшим попыткам достичь некоего компромисса с Тегераном. Это могло бы оказать умиротворяющее влияние на такие страны, как Ливан, оказавшиеся сегодня в политическом тупике из-за соперничества Саудовской Аравии и Ирана.

Принципиальное значение нынешнего перехода власти от Абдаллы к Сальману не в том, какие действия совершат Сальман или Мукрин, а в том, кто на самом деле будет задавать тон во внешней политике Саудовской Аравии. Можно ожидать, что королевство продолжит двигаться по пути, которым следовало в течение последнего года, но теперь это движение будет, вероятно, более решительным, поскольку с помощью нового титула Мухаммеду бен Наифу удалось легализовать свое влияние.

Лина Хатиб, директор Ближневосточного центра Фонда Карнеги в Бейруте

Подробнее здесь

Теги: ,

Иран — Россия: нефть по бартеру


Борьба за доступ на рынок Ирана обостряется.

В Тегеране побывали бизнесмены из Великобритании, Китая, Италии, Австрии, Швеции и других стран. Американцы тоже торопятся ухватить свою долю -  США и Иран уже даже создали торгово-экономическую палату.

Россия ведёт переговоры с Ираном об увеличении торгового оборота за счёт сотрудничества в сфере энергетики. Стремление Ирана к заключению с Россией крупной торговой сделки аналитики объясняют желанием Тегерана задействовать «нефтяные деньги». Дело в том, что санкции со стороны США и ЕС в отношении нефтяной и ряда других отраслей иранской экономики по-прежнему действуют. ИРИ хочет таким образом обойти эмбарго на экспорт нефти и пригласить Россию участвовать в ряде инфраструктурных проектов. Подробнее здесь

Теги: ,

Перед лицом снятия санкций с Ирана


Сирийский конфликт развёл Россию и Саудовскую Аравию по разным углам ближневосточного ринга. Для Саудовской Аравии египетская и сирийская темы в отношениях с Россией носят во многом тактический характер. Стратегический интерес Королевства - затруднить сближение России и Ирана (как, впрочем, и США с Ираном) в подготовительный к отмене санкций против Исламской республики период. Здесь интересы Саудовской Аравии полностью перекликаются с позицией Израиля, который также демонстрирует активность на российском направлении.

Подробнее здесь

Теги: ,

Почему принц Бандар снова приехал в Россию?


“Конференция по Сирии - вопрос решенный. Саудовская  Аравия смирилась и уже ориентирует “свою” сирийскую оппозицию на участие в ней. Переговоры должны закончиться компромиссом - иначе смысла в их проведении нет”, - считает Эль Мюрид. По его мнению предмет торга - раздел власти в Сирии между Ираном и саудитами.

Эль Мюрид отмечает, что “для России здесь есть предмет для раздумий. Усиление Ирана в регионе и в Сирии в частности не слишком нравится России. Иран-изгой - проблема, но и Иран-региональный лидер - головная боль для всех. Поэтому создание определенного противовеса ему в регионе выгодно и необходимо для интересов не только США, но и России. В Сирии - та же ситуация. Иранцы имеют на сегодня в Сирии прочнейшие позиции. Если Россия оказывает Сирии экономическую, политическую и военную помощь, то и Иран не отстает. Иранские специалисты из “Аль-Кудс” активно помогают в штабном планировании, советнической работе, иранские контакты в “Хезболле” сумели преодолеть раскол в организации по отношению к сирийскому конфликту и привели к прямому участию боевых отрядов движения в войне. Иранское топливо столь же важно, как и российские боеприпасы и медикаменты.

Это означает только одно - влияние Ирана и России в послевоенной Сирии будет как минимум равным. Иранская жесткость в отстаивании своих интересов несомненна - и для России нужен противовес его влиянию и возможностям. Просаудовская оппозиция может оказаться выгодной в таком качестве. Особенно, если ее так или иначе, но придется вводить в правительство”.

Однако кроме раздела власти просматриваются и вопросы нефтегазового транзита.

В частности, Андрей Полунин в публикации в “Свободной прессе” отмечает, что “Тегеран хочет протянуть газопровод в западном направлении. Еще год назад иранцы анонсировали строительство нитки газопровода Иран-Ирак-Сирия, с перспективой соединить ее с египетским газопроводом Arab Gas Pipeline. Проектная мощность иранского газопровода – 40 миллиардов кубометров газа в год, что сравнимо с нашим «Северным потоком» (55 млрд.). Причем, из этих 40 миллиардов «кубов» иранцы планируют 30-35 млрд. продавать непосредственно на Ближнем Востоке – в Ирак, Сирию, Ливан и Турцию”.

Ранее также отмечалось и о наличии стремлений Саудовской Аравии и Катара построить через Сирию газопровод на средиземноморское побережье. В частности, этому были посвящены материалы о ближневосточных трубопроводных войнах.

Теги: , , , ,

Иран готов подумать об участии в проекте TAP


Иран экспортирует газ в Европу через Турцию. Посол Ирана в Азербайджане Мохсун Пак Аин: «Если поступит новое предложение, то мы можем подумать над этим. Мы не настаиваем на том, чтобы продавать газ в Европу, они нуждаются в еще большем объеме энергии. Конечно, у нас много запасов нефти и газа. Мы занимаем второе после России место по запасам газа».

Азербайджан 28 июня официально объявил проект Трансадриатического газопровода (Trans Adriatic Pipeline, TAP) маршрутом для экспорта в Европу газа, который будет добываться в рамках второй стадии разработки месторождения Шахдениз. Трубопровод будет начинаться в Греции, пройдет через территорию Албании и Адриатическое море и далее в Италию. Оценочная стоимость проекта строительства газопровода составляет 2,2 млрд. долларов.

Акционерами проекта Трансадриатического трубопровода, длиной 870 км, являются EGL, Statoil и E.ON Ruhrgas (15%), - передает http://1news.az.

Теги: ,

Иран. Региональные и глобальные геостратегические расклады


…До сих пор Тегеран и Москва были союзниками в споре вокруг раздела акватории Каспийского моря. Их общая позиция на сегодня заключается в том, что, помимо территориальных вод пяти стран, граничащих с Каспием, там должны быть нейтральные воды, любая экономическая активность в которых должна быть предметом консенсуса. Простив этой позиции выступают Азербайджан, Туркмения и Казахстан,. Они выступают за тотальный раздел моря, поскольку заинтересованы в прокладке газо- и нефтепроводов по дну Каспия из Средней Азии на Запад через Баку и Тбилиси. Разумеется согласования этих “экологических” вопросов с Москвой и Тегераном им ни к чему. На международном уровне позицию этих трех стран активно лоббируют США и ЕС, чьи компании заинтересованы в транспортировке углеводородов Каспия в обход России.

Рейтинг целей Запада в регионе диктуется долгосрочными стратегиями сдерживания Китая и России. [Из этих целей можно выделить следующие]  1) Взятие под контроль иранской нефти и путей ее доставки, чтобы иметь возможность быстро обескровить главного ее потребителя – Китай; 2) Прямой доступ к каспийской нефти и среднеазиатскому (туркменскому) газу, чтобы не дать Китаю возможность быстро компенсировать перекрытые иранские поставки…

Интересы Ирана и России в Закавказье, как и на Каспии, совпадают хотя бы потому, что оба игрока стремятся сохранить региональный статус-кво. Но в абсолютную благостность отношений Москвы и Тегерана верят не все… По материалам Росбалт

Теги:

WP: 12.16MB | MySQL:21 | 0.464sec