Структуру газового рынка Европы, а затем и Азии ожидают существенные изменения


В ближайшие несколько лет структуру газового рынка Европы, а затем и Азии ожидают существенные изменения.

В любой геополитической игре в современно мире участвуют США.  На европейском газовом рынке у них есть самый настоящий интерес. США добывают сланцевый газ (очень много) и имеют мощности по его сжижению (а Европа имеет значительные мощности по приёму газовозов и регазации). Наличие таких терминалов – это своего рода страховка, которая обеспечивает возможность крупных поставок сжиженного газа по морю и позволяет Европе быть независимой (в теории) от всех и любого поставщика газа.

Европа, будучи далеко не самым бедным регионом, испытывает переизбыток газа, и платит за газ несправедливо низкую цену.  Переизбыток газа в Европе создаётся российским трубным газом.  Хотя логично, что дешёвый трубный газ должен поставляться в Азию, потому что там (за исключением Японии) не могут платить много, но зато там есть немыслимо большие рынки.

Ещё один ключевой “газовый игрок” - Катар обладает колоссальными запасами природного газа и развитой инфраструктурой для его сжижения и транспортировки. Катар может очень быстро нарастить свои поставки в любую страну. Единственное препятствие – относительная дороговизна СПГ (относительно трубного газа). Мечта катарских правителей – трубопровод в Европу, который должен был пройти по территории Сирии.

Пока Европа для США – потенциальный рынок сбыта. Добыча из сланцев, сжижение, транспортировка по морю и регазация делают американский газ относительно дорогим. Богатая Европа (в отличие от небогатой и прижимистой Азии) могла бы заплатить за него приемлемую для американцев цену.

Выход для США - радикально поднять цену на европейском рынке, посредством создания дефицита предложения газа. Высокая цена сделает американские газовые поставки в Европу рентабельными и даже конкурентоспособными.

Иран практически переориентировал свой экспорт на Китай. Средняя Азия развернула трубы на Восток, а Россия запустила проект строительства газопровода «Сила Сибири», заключив с Пекином долгосрочный 30-летний контракт на тех условиях (включая «taкe or pay»), которые отвергает Европа. Начало поставок газа намечено на 2019 год, год завершения контракта с Украиной, контракта, который «похоронил» Стокгольмский арбитраж .

Кроме того, Россия ведет переговоры с Китаем по строительству второго газопровода «Алтай». И если «Сила Сибири» ориентирована на месторождения Восточной Сибири, то «Алтай» – на Западную Сибирь, главную ресурсную базу поставок газа в Европу. Меняется не только география мирового энергетического рынка, но и его подходы и принципы.

Таким образом, прессинг по отношению к Катару – это лишь элемент политики США по стимулированию нефтегазовых цен.

Штатам важно  оставаться лидирующим мировым поставщиком энергоресурсов. Если России и Ирану позволить выстроить ценообразование в газовой сфере не в долларах, то рухнет вся современная система мировой торговли. Именно и есть причина «сланцевой революции» в США, Третьего энергопакета ЕС,  украинского, а теперь и ближневосточного кризисов.
Подробнее здесь, здесь и здесь

Ирано-катарская морская парадигма газового рынка


Гражданская война в Сирии изменила парадигму нефтегазовых рынков Ближнего и Среднего Востока. Геоэкономика устремилась в море, которое на фоне бесчисленных конфликтов и коллапса государственных институтов кажется тихой гаванью.

Как всегда, вереница событий и причинно-следственных связей тянется с Ближнего Востока. Начиналось всё с простой рекогносцировки. До сирийской войны, начавшейся в 2011 году, Иран и Катар планировали (каждый на свой лад) задействовать территорию арабской республики для транзита газопроводного газа в Евросоюз. Однако военно-политическая ситуация в регионе резко изменилась, диктуя новые модели поведения — Тегеран и Доха были вынуждены заморозить свои проекты. К 2015 году обстановка не прибавила им оптимизма.

Однако Иран не унывает. В августе председатель Торговой палаты ИРИ Мохсен Джалалпур пригласил Катар присоединиться к поставкам газа в Евросоюз через газопровод Иран-Турция, который попал в поле зрения боевиков Рабочей партии Курдистана. Щедрый жест, не так ли? Особенно после многолетнего противостояния Дохи и Тегерана. Ведь ни один самостоятельный проект Катара в Турцию не увенчался успехом. Сначала эмират пытался проложить путь через Саудовскую Аравию, Иорданию и Сирию, а потом отрабатывал вариант по линии Саудовская Аравия — Кувейт — Ирак. Всё провалилось.

До недавних пор у Тегерана и Дохи оставался ещё один козырь — йеменские хуситы, которые после длительного противостояния с «Аль-Каидой»уступили последней портовый город Аден, выходящий к Баб-эль-Мандебскому проливу. Формула проста: кто контролирует Аден, тот контролирует — пролив; а сила, заполучившая пролив, выходит через Суэцкий канал прямо в Средиземноморье. В противном случае, газовые танкеры в Евросоюз будут вынуждены следовать через Кейптаун, огибая Южную Африку. А это — дорого и долго. Так что основные баталии еще впереди. Всему виной — противоречивая обстановка в Сирии.

Подробнее здесь

Топ-10 стран с самыми большими запасами газа


3. Катар
Доказанные запасы газа – 24,5 трлн куб. м.
Катар обладает третьими по величине запасами природного газа в мире после России и Ирана.
В Катаре эксплуатируется 13 технологических линий по производству сжиженного газа общей мощностью более 70 млн т в год. Все заводы расположены в г. Рас Лаффан. Первый завод по производству СПГ был введен в строй компанией Qatargas в 1996 г., а первые экспортные поставки начались в 1997 г.
В проектах по производству СПГ с участием Qatar Petroleum и иностранных нефтегазовых компаний было создано 2 совместных предприятия: Qatargas Operating Company Limited (Qatargas) и Ras Laffan Company Limited (RasGas).
63% акций RasGas принадлежит Qatar Pretroleum, 25% — американской компании ExxonMobil, 5% — корейской Kogas, 4% — японской Itochu Corporation и 3% — LNG Japan Corporation.
Qatar Petroleum контролирует 65% акций Qatargas. В консорциум также входят французская Total (20%), американская ExxonMobil (10%), японские Mitsui и Marubeni (по 2,5%).
Страна в силу своего географического положения имеет выход на все три крупные региональные рынки газа: европейский, североамериканский и азиатский. На экспорт поставляется более 80% добываемого газа в Катаре.
Подробнее здесь

Теги: ,

Катар теряет СПГ первенство?


В ближайшие четыре-пять лет предложение на рынке СПГ увеличится на треть или более. А за счёт появляющегося избытка сжиженного газа Европа получит к 2020 году дополнительные несколько десятков (оценочно — до 50) млрд.м3 природного газа на свой рынок. Откуда возьмётся этот газ, если все новые производства (США, Австралия, «Ямал СПГ») ориентированы преимущественно на азиатский рынок?

Катар  - самый крупный производитель СПГ в мире (77 млн тонн или свыше 100 млрд м3). Значительные объёмы катарского СПГ, которые предназначались изначально для США (но оказались не нужны после начала сланцевой добычи). Пока Катар лишь частично решил свою задачу по связыванию свободных объёмов на азиатский рынок так как всегда настаивал на высокой цене газа.  Катар может начать переводить часть газа в ЕС, увеличивая тем самым европейское предложение СПГ.

Но есть австралийский и американский СПГ. И, хотя топливо и нацелено на АТР, могут использоваться своповые схемы - «лишний» австралийский газ, который мог бы попасть в Европу, останется в АТР — обеспечивая контракты азиатских импортёров с американскими экспортёрами. В обмен — высвободившиеся объёмы американского газа пойдут в Европу в счёт австралийского СПГ (который оказался лишним в Азии).

Таким образом, Катар в процессе перераспределения газа в Европу оказывается лишним.Подробнее А.Собко здесь

Теги: ,

Перспективы газового рынка


Страны Европы, желая снизить энергетическую зависимость от России, хотят прибегнуть к следующим источникам ресурсов: к сжиженному газу Катара и таких стран, как Норвегия, Египет и Соединенные Штаты Америки.

Катар заявляет, что способен компенсировать потери Европы в случае отказа от покупки российского газа. Но не все так просто, и задача заменить российские энергоресурсы, например, катарскими является весьма сложной и требует значительного времени и огромных финансовых ресурсов.

Европе требуется не планировать, а иметь уже современные терминалы по приему СПГ. А это удовольствие не дешевое, и в современных условиях, когда европейская экономика находиться не в лучшем состоянии, стоит вопрос: кто же возьмет на себя все эти расходы? Одному Катару, как бы богат он не был, это не под силу. Кроме того, эти терминалы будут находиться на европейской территории, и если Европа по каким бы то причинам откажется от импорта катарского СПГ, то эмират понесет огромные убытки.  Специалисты при этом отмечают, что ни один поставщик из третьей страны быстро заменить «Газпром» на европейском рынке не сможет.

Кроме того, перед Катаром и Россией стоят одни и те же проблемы, связанные с добычей сланцевого газа в Соединённых Штатов. Однако  эмират не собирается снижать объёмы поставок природного газа в Европу и Азию, несмотря на прогнозы появления на этих рынках дешёвого американского сланцевого газа, но делает полезные выводы. Энергетическая стратегия Катара претерпела на удивление мало изменений, и это, в частности, есть одно из свидетельств того, что перемены, которых ожидают от «сланцевой революции», могут оказаться не столь масштабными.

Не исключено,что  «Газпром» наладит с Катаром объединённую «газовую политику» на мировой арене - для этого есть и соответствующий орган – Форум стран-экспортёров газа (ФСЭГ), штаб-квартира которого расположена в Дохе, а ее Генеральным секретарем является представитель России Леонид Бохановский. Эта международная организация объединяет владельцев 73% мировых запасов газа, обеспечивающих 42% его мировой добычи. И если проводить весьма взвешенную политику, то можно не конфликтовать и не прибегать к снижению цен, а, используя ФСЭГ, создать справедливый механизм распределения между собой мировых рынков газа. Подробнее здесь

Теги: ,

Ближневосточный “трубопроводный крест”. Куда пойдет процесс?


Катар на берегу Персидского залива располагает третьими в мире запасами природного газа, сконцентрированного вдобавок в традиционных месторождениях. Вариантов транспортировки два: либо отправлять газ по трубам, либо сжижать.

Катар уже создал индустрию по сжижению газа, отправляя его в основном в страны Юго-Восточной Азии. Но катарцы всегда вожделенно смотрели на европейский рынок. Они понимали, что трубопроводная поставка своего газа в Турцию, а затем и далее – в Восточную и Центральную Европу помогла бы им успешно конкурировать с российскими и норвежскими коллегами.

Самый прямой путь – это проложить трубопровод из Катара по дну залива до Басры и затем, мимо Багдада и Мосула, довести его до восточной Турции, где бы он слился с газопроводом Nabucco, создание которого до сих пор не ушло дальше туманных планов. Но если бы в Nabucco можно было добавить катарский газ, то его строительство точно началось бы ударными темпами.

Одновременно катарцы, как и саудовцы, внимательно наблюдают за Ираном. Иран готов поставлять природный газ в Европу, причем по трем разным маршрутам. Один вариант – это, по сути, подключение к газопроводу Nabucco, второй – постройка газопровода через Армению и Грузию к Черноморскому побережью, и третий – самый прямой и выгодный (см. рисунок: красная линия islamic pipeline), через центральную часть Ирака, Сирию к побережью Средиземноморья, а далее – с выходом на Турцию.

Подробнее здесь

Теги: , , , ,

Основные страны производства СПГ и ключевые драйверы


Сектор торговли СПГ (сжиженный природный газ) имеет много возможностей для роста. Например, монакская компания GasLog Ltd. (GLOG) подсчитала, что в 2012 году ~ 13% природного газа в мире было перевезено при помощи СПГ-танкеров, в то время как нефти было транспортировано танкерами ~ 45%. Так кто же основные покупатели и продавцы топлива?

Согласно данным Международного газового союза, Катар экспортировал 77,2 млн тонн природного газа в 2013 - почти треть мирового экспорта. Начиная с 2006 года, экспорт СПГ из стран Ближнего Востока (Катар - маленькая страна в Западной Азии в окружении Персидского залива) внес наибольший рост в торговлю СПГ. Другие крупные экспортеры СПГ включают Малайзию (24,7 млн. тонн), Австралию (22,2 млн. тонн), Индонезию (17 млн. тонн), Нигерию (16,9 млн. тонн), а также Тринидад (14,6 млн. тонн).

С точки зрения импорта, Япония удерживает корону, импортировав 87,8 млн. тонн природного газа из таких стран, как Катар, Малайзия, Россия, Нигерия и Австралия. Следующую позицию после Японии занимает Южная Корея (40,9 млн. тонн), Китай (18,6 млн.) и Индия (12,9 млн. тонн). Помимо стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Европа является вторым наиболее важным местом сбыта СПГ, что составляет 13% от общего объема импорта в 2013 году. Великобритания и Испания выступают здесь в качестве основных импортеров сжиженного топлива.

Спрос на СПГ растет в основном за счет импортеров регазификационных мощностей, а также в целях потребления природного газа для генерации электроэнергии. С другой стороны, поставки СПГ обусловлены экспортными возможностями самих компаний и внутренним потреблением природного газа. Государственные политики ряда стран в области экологии и производственные согласования также будут влиять как на спрос на СПГ, так и на его предложение.

Австралия находится в процессе массового строительства терминалов для экспорта СПГ, стремясь получить прибыль от заоблачного спроса на топливо в Азии. Австралия планирует занять первое место среди крупнейших в мире экспортеров СПГ в течение ближайших 3-4 лет, обогнав Катар. В настоящее время страна имеет возможность экспортировать 23 млн. тонн в год, но планирует увеличить объемы экспорта в четыре раза к 2017 году.

Австралийский сектор СПГ обладает чрезвычайно выгодными возможностями до конца десятилетия. Экспортные терминалы будут нуждаться в огромных объемах природного газа. И как только Австралия сможет выйти со своим СПГ на рынки Китая, Японии и Южной Кореи, спрос на австралийский природный газ будет расти. Это, в свою очередь, приведет к росту цен на природный газ. Это означает, что там будет прекрасная возможность инвестировать в акции добывающих австралийских производителей природного газа.

Market Realist и OilPrice.com

Теги: , ,

Катар рискует утратить лидерство по производству СПГ


Сегодня мировое господство на рынке сжиженного газа принадлежит Катару. Промышленный город Рас Лаффан, построенный для разработки крупнейшего в мире газового месторождения Южный Парс, делает Катар богатейшей страной мира. 
Сейчас Рас Лаффан сжижает больше газа в год, чем потребляет вся Канада. Однако, как сообщает Bloomberg, серьёзную угрозу для экономики азиатского государства представляет конкуренция со стороны других стран, занимающихся производством СПГ, вследствие чего Катар может потерять лидирующую позицию.

Австралия уже строит заводы по сжижению газа, которые, по данным информагентства, к 2018 году будут производить порядка 85 млн т СПГ, что превысит производственные мощности Катара почти в три раза.

Потеснить Катар на рынке сжиженного газа стремятся и США. Одной из причин тому – «сланцевая революция».

Кроме того, Канада, Мозамбик, Россия и Танзания также планируют расширить свои производственные мощности для экспорта СПГ. Подробнее здесь

Теги:

WP: 12.18MB | MySQL:23 | 0.496sec