В Турции запустили газопровод TANAP

13 Июнь 2018

Открыт предназначенный для транспортировки газа из Азербайджана в Европу Трансанатолийский газопровод (TANAP).

Трансанатолийский трубопровод — часть Южного газового коридора. Газопровод протяженностью 3,5 тысячи километров позволит поставлять в Европу газ, добываемый на шельфе Каспийского моря. Составными частями ЮГК являются Южно-Кавказский газопровод, TANAP (Трансанатолийский трубопровод) и TAP (Трансадриатический трубопровод). В качестве ресурсной базы на начальном этапе рассматривается месторождение “Шах-Дениз” на шельфе Каспийского моря с запасами 1,2 триллиона кубометров газа. В конце прошлого года стоимость ЮГК оценивалась в 41,5 миллиарда долларов.

Месторождение «Шах-Дениз – 2» рассчитано на выполнение подписанных ранее долгосрочных контрактов на поставку 16 млрд кубометров по «Южному газовому коридору» для Турции (6 млрд кубов), Греции, Болгарии (по 1 млрд кубов) и Италии (8 млрд кубов). Отказаться от этих обязательств уже нельзя.  На остальных месторождениях Азербайджана произошел спад добычи. В итоге в стране наблюдается дефицит газа, и он нарастает.  В ноябре 2017 года Азербайджан подписал контракт с Газпромом. В ноябре-декабре прошлого года Россия поставила 0,3 млрд кубов, в первом квартале 2018 года – 0,8 млрд кубов.

К проекту «Южного газового коридора» давно хотят присоединиться Иран и Туркменистан. Только они, в отличие от Украины, хотят не импортировать чужой газ, а продавать собственный в Европу.  По запасам газа обе эти страны входят в число крупнейших. В Иране разведанных запасов газа около 34 трлн кубометров, в Туркменистане – около 10 трлн кубометров.  Однако в месторождения Ирана необходимо инвестировать, а из-за обострения вокруг иранской ядерной программы и новых американских санкций это крайне сложно. К тому же себестоимость иранского газа довольно высокая. У Туркменистана схожие проблемы: он не может протянуть газопровод через Каспий, правовой статус которого не решен. Также у Туркмении сейчас нет свободного газа для экспорта, нужны инвестиции в разработку новых месторождений. Шансы у Ирана и Туркменистана присоединиться к «Южному газовому коридору» в теории есть, но в перспективе.

Подробнее здесь  и  здесь

ИГИЛ и “Турецкий поток”

18 Июнь 2015

Турция напрямую завязана сразу на два конкурирующих энергетических проекта - “Турецкий поток” и Трансанатолийский газопровод (TANAP). Однако части могут стать единым целым.

Азербайджану крайне не симпатична возможность создания в Грузии базы ИГИЛ в Панкисском ущелье -  в ИГИЛ негативно относится к шиитам и даже обещают зачистить от шиитов аравийский полуостров. Такая ситуация подталкивает Азербайджан в Евразийский экономический союз и создает предпосылки вхождения в российско-турецкие проекты.

В свою очередь политической неопределенности в Турции после парламентских выборов может  также привести к смене ориентиров Турции  с ЕС на Евразийский союз. Подробнее здесь и здесь

Азербайджан вливается в “Южный коридор”

6 Июнь 2015

В 1990-х годах администрация Клинтона потратила много сил на реализацию проекта Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) для транспортировки нефти из Каспийского моря на международные рынки. Строительство трубопровода консорциумом во главе с British Petroleum предполагало несколько стратегических целей. Бывший посол США Ричард Морнингстар был ключевой  фигурой в продвижении проекта БТД.

Морнингстар вернулся в администрацию Обамы в качестве специального посланника по вопросам евразийской энергетики, а затем уже в качестве посла в Азербайджане, где он изо всех сил лоббировал реализацию проекта «Набукко». И хотя этот проект провалился, его старания воплотились в строительстве другого трубопровода, что намного ближе к реальности.

Западный трубопровод состоит из двух веток – один участок проходит из Азербайджана по территории Турции, а другой маршрут начинается в Греции и заканчивается в Южной Италии. ГНКАР является основным акционером двух газопроводов. После длительных проектов, существующих лишь на бумаге, Азербайджан наконец-то решил двигаться вперед вместе со строительством трубопровода в Европу. Подробнее здесь

Нефтегазовая Одесса Саакашвили

5 Июнь 2015

Среди множества причин, из-за которых президент Украины Петр Порошенко назначил бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили губернатором Одессы, есть и азербайджанский фактор, пишет азербайджанский аналитический портал Haqqin.az.

Во-первых, в Одессе функционирует мощный НПЗ, на который еще несколько лет назад положила глаз Государственная нефтяная компания Азербайджана (SOСAR).

Во-вторых, SOСAR в грузинских портах Черного моря строит газовые терминалы, посредством которых в последующие годы можно продавать сжиженный газ черноморским странам, в том числе Украине, что возможно реализовать только через Одессу.

В-третьих, переговоры между Киевом и Баку о трубопроводе Одесса - Броды, через который можно переправлять азербайджанскую нефть, ведутся более 10 лет, и именно Саакашвили как губернатор Одессы может сегодня дать толчок всем этим проектам.

Возможно, Михаил Саакашвили, став главой Одесской области, откроет Украину для инвесторов из Азербайджана в обмен на транспортировку каспийской нефти в ЕС и газа из Грузии в черноморские страны, утверждает информационный портал Блокнот.ру.

Самым главным “призом” должен стать нефтепровод “Одесса-Броды”. Подробнее здесь

Карабах: кому выгодна разморозка конфликта?

11 Август 2014

Международная опасность возобновления масштабного конфликта между Арменией и Азербайджаном заключается в необходимости реагировать на него – не только России в рамках ОДКБ, но и НАТО в режиме «Восточного партнерства», и США в плане демократической миссии спасения мира от тяжести самостоятельных решений.

Иран после долгих лет западных санкций меньше всех заинтересован в настоящей войне у самых своих границ, с возможным вовлечением своих же сограждан в боевые операции. Тегеран едва-едва начал осваиваться на слегка приоткрывшихся международных рынках.

Европа рассматривает Азербайджан как важнейшую альтернативу России в плане энергетических поставок, как отдаленную возможность снизить свою зависимость от экспорта нефти и газа из РФ.

Остается единственный (и наиболее мощный) геополитический игрок, заинтересованный в полной дестабилизации Закавказья и кровавой мясорубке сразу у российских границ и в ближневосточном регионе. Сирия по его сценарию полыхает третий год, Украину лихорадит полгода, Ирак вспыхнул два месяца назад. Остается добавить ада и по карабахскому направлению – и обеспокоенно морализировать из-за океана. Подсчитывая чужие потери и учитывая собственную прибыль. Управляемый пожар на другом континенте с участием конкурентов хорош уже тем, что не грозит тебе искрами и пламенем. А значит, разводить бушующее пламя можно без опаски обжечься самому. Подробнее здесь

Нефть как фактор независимости

25 Октябрь 2013

Энергетическая карта Кавказа изменится, если будут освоены ресурсы нефти и газа Южной Осетии.

Поскольку освоение энергоресурсов РЮО намечается с помощью России и Венесуэлы, то это обещает многие плюсы всем участникам. Во-первых, в Закавказье усилится экономико-политическое влияние России и ее союзников, включая и РЮО. Во-вторых, югоосетинский нефтегазовый проект Москвы и Каракаса обозначит новый этап развития их партнерства, в том числе в СНГ. Наконец, главный плюс – обеспечение энергетической безопасности Южной Осетии, что остается в числе приоритетных задач этого молодого государства. Подробнее здесь

Готов ли Баку к новой геополитической эпохе?

3 Сентябрь 2013

…Александр Джексон из базирующегося в Лондоне Института по исследованию каспийского региона сообщает, что в связи с тем, что Путин и Алиев нашли точки соприкосновения по таким важным темам как безопасность и политика (вопрос урегулирования кризиса вокруг Нагорного Карабаха, демаркация границ на Каспийском море, сохранение биоразнообразия и пр.), это свидетельствует об укреплении связей между двумя странами. И Москва относится к Баку как к равному партнеру. Несмотря на ряд трудностей в вопросах нефти и газа, «Роснефть» в лице Игоря Сечина подписала договор с азербайджанским монополистом SOCAR в деле добычи, производства, инфраструктуры и маркетинга углеводородных запасов Азербайджана. Договор подразумевает и прокачку российской нефти через азербайджанские трубопроводы, а это означает дополнительный выход на рынки Турции и Грузии.К этому можно добавить и покупки Азербайджаном вооружений у России. По мнению Джексона, отношения сейчас выстраиваются прагматическим путем и без имперских амбиций. Это дает меньше шансов для маневра Западу, у которого остается все меньше и меньше предложений для Баку. Риторика об амбициях Москвы не сможет больше быть настолько убедительной, чтобы лица, принимающие решения в азербайджанской политике, рисковали бы ухудшением отношений с Россией и вообще ввязывались бы в сомнительные авантюрные проекты типа «Набукко». Подробнее Леонид Савин здесь

Внешние акторы на Южном Кавказе (”Иратес de facto”, Армения)

14 Июль 2013

…После завершения формирования энергокоммуникационного комплекса в Кавказско-Каспийском регионе стали возникать признаки того, что позиция США и Великобритании по возможности военного решения проблем в регионе изменилась. Возможно, это связано с новыми оценками параметров рисков и угроз, после завершения сооружения этих коммуникаций. Функционирующие коммуникации предполагают развязку конфликтов силовым образом, тогда как боевые действия до завершения сооружения могли внести заметные коррективы в данные планы. Таким образом, данные проекты не сделали регион безопаснее, это уже неоспоримый факт. Данный опыт позволяет предположить, что непосредственное американское военное присутствие на Южном Кавказе не исключает эскалацию конфликтов.

Повышение добычи в Ираке вновь снизило значение нефти Каспия.

Регион Южного Кавказа не нужен Западу ни в качестве участника, ни в виде зоне ответственности альянса. США всегда имели в виду, что для них представляется более удобным военное сотрудничество с государствами Южного Кавказа непосредственным образом, нежели посредством НАТО. США очень хорошо понимают, что, в силу некоторых обстоятельств, оказавшись в НАТО, страны Южного Кавказа станут приоритетными партнерами не США, а ведущих европейских государств. Такого же мнения придерживается и Иран, который все более рассматривает НАТО как не проамериканский, а европейский альянс.

Иран и Армения создают инфраструктуру, имеющую оборонное и важное экономическое значение, причем, эти проекты противопоставлены турецко-азербайджанским намерениям.

В  Армении надеются, что усиление присутствия США в Черном море станет, наряду с российскими позициями, фактором сдерживания Турции. Таким стал ранее наиболее верный и надежный союзник России на Южном Кавказе.

В Грузии все больше начинают опасаться Турции и турецко-азербайджанского альянса, что привело к большей заинтересованности в Армении. Политика и позиция Грузии гораздо более однозначны, понятны и более позитивно воспринимаются в Западном сообществе.

Азербайджан рассматривает Иран как вероятного противника, что зафиксировано в доктрине национальной безопасности Азербайджана. Азербайджан рассматривает Турцию как важнейший фактор сдерживания возможной агрессии Ирана, Армении и России. Азербайджан с опасениями рассматривает все еще сомнительные признаки сближения Турции и Армении, рассматривая этот процесс как реальный, а не как пропагандистский, в связи с чем пытается в большей мере сблизиться с США и НАТО.
Азербайджан рассматривает главным и действительным гарантом своей безопасности не Турцию и, конечно же, не НАТО, а США. Поэтому, Азербайджан, также позитивно и с надеждой рассматривает размещение американских баз в Грузии и вообще усиление присутствия США в регионе.

Нынешнее положение в регионе также уязвимо, но нынешняя расстановка сил, нынешние приоритеты и ориентации, при условии сохранения статус-кво , вполне могло бы обеспечить некий достаточный уровень безопасности.

По материалам Игорь Мурадян  ИноСМИ