Обнаружены естественные индикаторы подводных нефтяных месторождений


Учёные Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) научились находить подводные месторождения нефти и газа с помощью морских червей – погонофоров. Скопления этих обитателей указывают на запасы углеводородов, сообщает пресс-служба ДВФУ.

Как установили исследователи, черви обитают на морском дне на больших глубинах. Они получают необходимую для их жизни энергию с помощью бактерий, которые окисляют метан. Для жизни червям нужны достаточно высокие концентрации метана, которые есть в местах подводных месторождений нефти и газа.

Учёные уже обнаружили скопления червей в Охотском и Беринговом морях и считают, что в этих местах должны быть перспективные запасы углеводородов.

Подробнее здесь

Масштабные энергетические планы России на Дальнем Востоке (”The Jamestown Foundation”, США)


Российские официальные лица подтвердили планы реализации энергетической политики на Дальнем Востоке с опорой на значительные инвестиции. Российский вице-премьер Игорь Сечин объявил в прошлом месяце о том, что Москва в ближайшие пять лет собирается вложить около 100 миллиардов долларов в разработку новых месторождений природного газа, расположенных в Восточной Сибири, а также на российской Дальнем Востоке.

По расчетам российского правительства, на российском Дальнем Восток и в Восточной Сибири, как ожидается, к 2020 году будет добываться до 150 миллиардов кубических метров природного газа в год. Москва настаивает на том, что у нее не будет проблем с поставками газа в Китай, а также в другие страны азиатско-тихоокеанского региона, так как запасы природного газа Восточной Сибири составляют 65 триллионов кубических метров.

Находящийся под контролем государства газовый монополист “Газпром” также подтвердил свои планы по увеличению добычи природного газа в восточных регионах России, включая разработку новых месторождений, а также сотрудничество с новыми партнерами.

В мае 2010 году Сечин объвил о том, что “Газпром” начал переговоры с южнокорейскими компаниями относительно реализации совместных проектов по разработке шельфовых месторождений в районе Западной Камчатки.

В июле 2009 года “Газпром” получил лицензии на разработку шельфовых месторождений Западной Камчатки, а также проекта Сахалин-3. “Газпром” заявил о том, что он будет сотрудничать в разработке месторождений в районе Западной Камчатки с находящимся под контролем государства нефтяным гигантом «Роснефтью». По существующим оценкам, запасы этих месторождений около составляют около 2 триллионов тонн природного газа.

В последние годы “Газпром” неоднократно говорил о готовности взять под свой контроль крупнейшие газовые месторождения в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Поэтому “Газпром” расширил свое присутствие во всех четырех центрах добычи природного газа – на Сахалине, в Якутии, в Красноярской и Иркутской областях. Газовый гигант также попытался получить налоговые льготы, в том числе и полное освобождение от налогов, и в годовом исчислении сумма этих освобождений может составить в общей сложности 4,5 миллиарда долларов.

Тем временем “Газпром” признал, что его проект строительства газопровода в Китай продолжает оставаться в подвешенном состоянии, и поставки природного газа по трубопроводу «Алтай» не начнутся в 2011 году, как это было запланировано ранее. В мае Сечин выразил надежду на то, что Россия и Китай смогут договориться о цене на газ к сентябрю этого года.

Три года назад Москва пообещала экспортировать до 40 миллиардов кубических метров природного газа в Китай по трубопроводу «Алтай» длинной в 6 700 километров, стоимость которого составляет 10 миллиардов долларов.  В марте 2006 года “Газпром” и Китайская национальная нефтяная компания (CNPC) подписали меморандум о поставках российского природного газа в Китай с 2011 года, что явилось продолжением партнерской сделки, заключенной в октябре 2004 года. “Газпром” хочет поставлять природный газ по европейским ценам, тогда как CNPC настаивает на значительно более низких ценах.

В октябре 2009 года “Газпром” и CNPC подписали рамочное соглашение о поставках природного газа, а также о строительстве газопровода. “Газпром” и CNPC договорились о том, что цены на газ будут привязаны к «азиатской нефтяной корзине». По имеющимся сведениям, это соглашение не включает в себя никаких сделок по схеме «газ в обмен на кредиты», которая была использована при заключении соглашения между находящейся под контролем государства компанией «Роснефть» и CNPC в апреле 2009 года. Российские официальные лица ранее ожидали, что окончательное соглашение о цене будет достигнуто в июне этого года, а поставки природного газа начнутся в 2014-2015 годах.

Находящаяся под государственным контролем компания «Роснефть» пытается увеличить добычу сырой нефти в Сибири и рассчитывает при этом на государственную поддержку. 18 июня глава компании Сергей Богданчиков сообщал о планах по добыче 17 миллионов тонн сырой нефти на Ванкорском месторождении в Красноярской области. Он также заявил о том, что новые месторождения будут найдены  в Сибири.

«Роснефти» надо будет увеличивать добычу сырой нефти на российском Дальнем Востоке и в Восточной Сибири для того, чтобы выполнить свои контрактные договоренности с Китаем.  В апреле 2009 года правительства Китая и России завершили межправительственную сделку, по условиям которой Россия обязуется поставить в Китай 300 миллионов тонн сырой нефти в течение 20 лет в обмен на кредит в размере 25 миллиардов долларов, который будет предоставлен находящейся под контролем государства российской компании. В соответствии с этим соглашением, строительство новой ветки трубопровода должно было начаться в апреле, а его завершение запланировано на конец 2010 года.

Не удивительно, что Кремль пытается добиться того, чтобы российские нефтяные компании увеличили добычу нефти в тех регионах, которые находятся недалеко от российской границы с Китаем. В качестве прямой государственной поддержки компании, добывающие нефть в Восточной Сибири, в настоящее время могут воспользоваться специальной экспортной пошлиной с нулевой ставкой. Эта мера направлена на стимулирование добычи нефти на Дальнем Востоке, а также в Восточной Сибири.

К развитию ВСТО и проектов в Восточной Сибири постоянно призывает председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник.

Однако российские власти, судя по всему, исходят из того, что реализуемые на Дальнем Востоке нефтяные проекты уже получили достаточно государственной поддержки. В последние недели правительство сообщило о планах введения экспортной пошлины в размере 69,90 долларов за баррель (так в тексте – прим. перев.) 16 июня Сечин заявил, что эта мера принесет к 2012 году около 350 миллиардов рублей (11,3 миллиарда долларов) дохода.

Долгосрочная энергетическая стратегия России на ее Дальнем Востоке и в Восточной Сибири основывается на предположении о том, что цены на энергоносители будут находится на высоком уровне, и поэтому значительные инвестиции в энергетические проекты в этом регионе будут оправданы. Однако пока еще нельзя с уверенностью сказать, окажутся ли все эти проекты жизнеспособными в долгосрочной перспективе.

Автор - Сергей Благов до своей работы в Москве в качестве независимого исследователя и журналиста сотрудничал с информационными агентствами. В период с 1983 по 1997 года он около семи лет проработал как репортер в Ханое, Вьетнам.

Оригинал публикации: Russia Plans Far Eastern Energy Drive

Теги: , , , , , , , , , ,

Апокалипсис, но не сейчас


Практически одновременно в открытом доступе появились два аналитических доклада, предрекающие скорый спад добычи нефти и, в итоге, взлет цен на нее.

Один доклад подготовлен Объединенным военным командованием США под вывеской «Совместная оперативная обстановка» (JOE 2010). Авторами второго стали преимущественно российские эксперты, работавшие под эгидой Программы развития ООН. Оба документа предупреждают о грядущих перебоях в энергоснабжении.

Если верить ооновскому докладу, «сокращение доказанных извлекаемых нефтяных запасов в России через 20-30 лет превратилось в реальную угрозу, в основном из-за недостаточной разведки недр в последнем десятилетии и усложняющихся условий разработки в отдаленных районах с суровым климатом… С газом положение несколько лучше, поскольку запасы его огромны и их хватит на 70 лет. Тем не менее, прогнозируемое опустошение газовых запасов приблизилось за последние 10 лет на 9,4 года, сведя на нет возмещение за счет разведки».

Это означает, что через два-три десятилетия у России больше не будет нефти на экспорт, а в рамках одного поколения и газовые запасы в стране могут оказаться исчерпанными, если в коммерчески доступных регионах не будет сделано новых открытий.

Доклад американцев добавляет к мрачной картине перспективы глобального масштаба. «Для покрытия мирового спроса на энергию к 2030 году нам потребуется ежегодно прибавлять по 1,4 млн баррелей к среднесуточному уровню добычи, - считают военные эксперты. – В течение следующих 25 лет уголь, нефть и природный газ останутся незаменимыми источниками удовлетворения проса на энергию. Темпы открытий новых нефтяных и газовых месторождений за последние два десятилетия (за исключением Бразилии) не дают особых поводов для оптимизма. Инвестиции в добычу нефти только начинают выправляться, и добыча в лучшем случае может начать стагнировать долгое время. К 2030 году миру потребуется 118 млн баррелей в сутки, а поставщики смогут обеспечить лишь 100 млн, если не произойдет крупных перемен в инвестировании и масштабах бурения… Уже к 2012 году избыток предложения нефти может исчезнуть».

В нефтегазовом сообществе такие предупреждения раздаются давно и постоянно, причем прогнозные даты исчерпания запасов отодвигаются все дальше в будущее. Не исключено, что и новые обещания коллапса в добыче имеют главной целью удержать нефтяные и газовые цены на высоком уровне. Что же касается военизированных предсказаний, то описание будущего кризиса имеет под собой привычную причину – стремление администрации США заручиться поддержкой союзников перед лицом нарастающей глобальной угрозы.

Поставщики энергоносителей не согласны с такой постановкой вопроса. «Полагаю, что спрос начнет падать раньше, чем упадет добыча, - заявил на пресс-конференции в Париже советник саудовского министра нефти Ибрагим аль-Муханна. – Спрос в развивающихся странах еще какое-то время будет расти, но и он определенно пройдет пик в этом или в будущем десятилетии». Михаил Крутихин

Источник: RusEnergy

Теги: , , , ,

Главный секрет российской нефти


картинка с сайта http://img.lenta.ru/

«Нефть России»:   На фоне высоких мировых цен на углеводородное сырье заявление премьера Путина о необходимости снижения налогов для нефтяников многих насторожило. Неужели остающихся сегодня у нефтяных компаний средств уже недостаточно для развития? Или, может, нефть на старых месторождениях заканчивается и нужно срочно искать новые ресурсы? Эксперты утверждают, что с ресурсами все в порядке, их объемы в России оцениваются в миллиарды тонн, только вот используются они плохо.

Разрыв пласта

Официальные данные о запасах нефти в России отсутствуют. А точнее, это государственная тайна. В открытых источниках можно найти лишь ориентировочные оценки разной степени достоверности. Так, по данным BP на конец 2007 года, запасы нефти в России составляли 10,9 млрд т. Если предположить, что сегодняшний уровень годовой добычи (около 500 млн т) не изменится, то нефти нам должно хватить примерно на 20 лет. Впрочем, про эти 20 лет в отрасли говорят давно. Еще в 1990 году преподаватели полушутя-полусерьезно говорили первокурсникам Московского института нефти и газа имени Губкина о том, что нефти осталось этак лет на 20, так что, мол, погорячились вы, ребята, с выбором отрасли. Правда, тотчас же оговаривались, вспоминая, что когда поступали они, годах в 1960-х, то им говорили то же самое: нефти осталось на 20 лет… Геологоразведка, открывавшая все новые месторождения, постоянно отодвигала “конец нефти” на более поздние сроки.

Считается, что нашей стране всегда везло. “Когда в конце 1950-х — начале 1960-х годов открыли новую нефтегазоносную провинцию в Западной Сибири, газета New York Times написала, что большевикам в очередной раз повезло,— рассказывает Анатолий Дмитриевский, академик РАН, директор Института проблем нефти и газа.— Действительно, среди нескольких десятков тысяч месторождений мы могли выбирать месторождения с легкой нефтью. Тогда их доля была весьма велика. Собственно, легкую нефть и добывать технологически проще и дешевле. С течением времени структура запасов менялась. К середине 1980-х доля легкой нефти в общем объеме еще превалировала — порядка 55%. Сегодня же ее меньше 40%. Постепенно мы переходим к наращиванию добычи других видов нефти — тяжелой, вязкой, высокопарафинистой, с высоким содержанием сероводорода. А легкую нефть начинаем добывать в так называемых плохих резервуарах — в местах усложненной добычи”.

Период активной разработки (бурения новых скважин) пришелся на 1950-1980-е годы. После распада СССР бурение новых скважин практически прекратилось. Кроме того, в начале 1990-х простаивало около 40 тыс. скважин — 25% всех имеющихся. Соответственно, резко сократился и объем добычи. По сути, все дальнейшее наращивание производства нефти шло за счет ввода в эксплуатацию старых скважин. “Объем эксплуатационного бурения упал в три-четыре раза,— комментирует Дмитрий Попов, начальник отдела компании “Петродата Консалтинг”.— И только сейчас мы достигли 50% от уровня 1991 года”. По наблюдениям экспертов, резко сократились и темпы разведки новых участков, в частности почти полностью прекратилось разведочное бурение. Ведь оно всегда вдвое-втрое дороже эксплуатационного, так как обычно проводится в чистом поле, то есть в местах, куда, как говорится, еще не ступала нога человека. А разведочные скважины на шельфе дороже просто на порядок.

В этом нет ничего удивительного: финансовые запасы тогда отсутствовали, а ценовая конъюнктура мирового рынка нефти была далеко не радужной. Например, оценка объема инвестиций в проект “Сахалин-2″ составила $20 млрд — эта сумма была сопоставима в середине 1990-х с бюджетом России. Одним из способов решения проблемы стало привлечение иностранных инвесторов на условиях так называемого соглашения о разделе продукции (СРП). То есть иностранная нефтяная компания не допускалась к владению бизнесом, а лишь получала на каждый вложенный в оборудование или производство работ доллар определенный объем добытого сырья, распоряжаться которым могла по своему усмотрению. Такой механизм был реализован на немногих крупных месторождениях — “Сахалин-1″, “Сахалин-2″, на Харьягинском месторождении.

Что касается повышения добычи на старых месторождениях, то, по словам экспертов, практически все отечественные нефтяники применяли гидроразрыв пласта как единственный способ повышения нефтеотдачи без всякой на то необходимости. При этом в добывающую скважину закачивается гелий с песком крупных фракций, в результате вокруг скважины образуется зона трещин, обеспечивающих высокий приток углеводорода из пласта. Сам по себе гидроразрыв пласта — высокотехнологичный метод, однако использование его далеко не всегда оправданно, как хирургическое вмешательство в медицине. По сравнению с традиционным заводнением, подразумевающим бурение новых скважин, гидроразрыв значительно дешевле, но дает лишь кратковременный эффект: дебит скважины держится на высоком уровне около трех месяцев, а потом возвращается к исходному. Каждый последующий гидроразрыв на одном и том же участке приносит все меньший результат. Но самое главное — после гидроразрыва полностью меняется структура месторождения. По образовавшимся в результате разрыва трещинам идет вода, и отбор нефти становится все более затрудненным. Приходится заново разведывать месторождение — строить новую геологическую модель с учетом потоков, которые шли по трещинам. Иногда применение гидроразрыва приводило даже к гибели месторождения. Например, как рассказал Анатолий Дмитриевский, таким образом было загублено пять месторождений, принадлежавших “Сибнефти”: “Массированный гидроразрыв позволил увеличить темпы отбора. Менеджеры компании выполнили поставленную перед ними задачу — показали возможности этих месторождений. И на пике продали “Сибнефть”".

Сегодня, когда говорят о “нерадивых недропользователях”, обычно подразумевают почившие “Сибнефть” и ЮКОС, однако, как считают знающие люди, варварские методы в той или иной степени использовали все крупные нефтяные компании. И если сейчас гидроразрыв применяется значительно реже, то лишь потому, что сегодня практически не осталось скважин, где он уже не использовался, причем неоднократно.

Еще одно характерное для недавнего времени явление — заброшенные участки, лицензии на разработку которых продавались частным компаниям. Когда участок (месторождение) выставляется на аукцион, потенциальным недропользователям, естественно, выдаются все имеющиеся данные геологоразведки, в том числе и оценка запасов. По мнению специалистов, покупка такой лицензии напоминает лотерею, ведь практически невозможно точно оценить сложность будущей разработки и объем реальных запасов. А если участок приобретает структура, вообще не имеющая реального опыта в разработке месторождений (таких было много), то ситуация становится и вовсе драматической. После изысканий незадачливый “нефтяной магнат” убеждался в том, что запасов в пласте явно меньше, чем предполагалось, а трудозатрат и инвестиций для их извлечения нужно значительно больше, чем планировалось. Участок забрасывали, пока владельцу не удавалось его перепродать.

Внутренние ресурсы

В последние годы ситуация постепенно меняется. Пусть и не кардинально, но заметно. Например, и сейчас не всегда и не везде недропользователи выполняют условия лицензии, в частности утвержденные планы разработки месторождений (медлят с инвестициями). Допустим, не приступают к бурению в сроки, предусмотренные проектом, или применяют несогласованные методы повышения отдачи пласта (тот же гидроразрыв). Однако сегодня контроль со стороны соответствующих надзирающих государственных ведомств явно усилился. И хотя нам еще по-прежнему далеко до уровня 1991 года, сегодня в России уже отмечается бум эксплуатационного бурения. Как заметил Дмитрий Попов, сейчас даже образовались очереди в сервисные буровые компании. Кроме того, произошел существенный сдвиг и в области геологоразведки. Значительную часть финансирования снова взяло на себя государство. Так, по данным “Росбизнесконсалтинга” (РБК), только в 2006 году и только на геологоразведочные работы на шельфе из госбюджета было потрачено около 1 млрд руб.

“В разведку шельфовых месторождений очень рискованно вкладываться,— комментирует пресс-служба компании ЛУКОЙЛ.— Тем не менее мы предлагаем создавать консорциумы из нескольких, скажем пяти-шести, крупных компаний — возможно, с привлечением иностранной, чтобы в случае неудач вместе делить риски, а в случае успеха — делить продукцию. Бурение одной скважины на море, к примеру на Каспии, сегодня обходится в десятки миллионов долларов. А чтобы открыть месторождение, необходимо пробурить несколько разведочных скважин, то есть сделать крупные инвестиции. Во льдах это еще дороже”.

Что же касается гигантских инвестиций в дальнейшую разработку месторождений в трудных районах (на шельфе, в северных районах), то, скорее всего, они будут осуществлены исключительно за счет внутренних, российских ресурсов. “СРП было оправданно лишь в 1990-х,— комментирует Анатолий Дмитриевский.— Сейчас мы все потянем сами. В том числе и с точки зрения сложных технологий: не надо забывать, что у нашей страны всегда была высокая технологическая база”.

Другая причина отказа от иностранного участия, о которой говорят специалисты,— неподконтрольность иностранцев. И речь здесь не об исполнении условий лицензии на разработку и даже не об обязательствах по поставкам определенной доли добытой продукции на внутренний рынок, которые никак не зависят от принадлежности недропользователя. В данном случае речь идет о распоряжении свободным продуктом, который непатриотичный варяг может экспортировать куда угодно и по каким угодно ценам, полностью проигнорировав национальные интересы России. В основном это касается участия иностранных акционеров в управлении нашими нефтяными компаниями. Работающие же по СРП иностранные компании обвиняются еще и в необоснованном завышении оценки фактически затраченных средств. Отвечает ли отказ от услуг варягов интересам государства или нет, покажет время. Но вот интересный факт. Согласно исследованию РБК, данные о добыче нефти по нефтяным компаниям свидетельствуют о том, что уже в 2007 году прирост добычи углеводородного сырья в России был обеспечен в основном ее значительным ростом по проектам, реализуемым на условиях соглашений о разделе продукции (”Сахалин-1″, “Сахалин-2″, Харьягинское месторождение). Общий прирост добычи нефти в 2007 году составил 10,8 млн т, прирост добычи по проектам с участием иностранцев (СРП) — 8,7 млн т, а это 80,6% всего прироста. Добыча нефти в России без учета добычи по проектам СРП увеличилась в 2007 году лишь на 0,4%.

По данным РБК, добыча нефти в России в первые месяцы 2008 года продемонстрировала резкое снижение темпов роста: в январе-феврале прирост составил лишь 0,6% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. (Для сравнения: в 2002-2004 годах прирост добычи нефти достигал 8,9-11% в год, в 2005-2007 годах — 2,1-2,2%.) По мнению авторов исследования, это является явным признаком исчерпания резервов быстрого увеличения добычи нефти в стране за счет интенсификации разработки действующих месторождений и свидетельствует о необходимости более активного освоения новых нефтяных месторождений.

Однако отечественные нефтяники не спешат с инвестициями ни в новые, ни в даже в уже разрабатываемые месторождения. Более того, наблюдается заметное снижение ввода новых производственных мощностей по добыче нефти. Ввод в действие новых нефтяных скважин в 2007 году составил 2,7 тыс. единиц, то есть сократился на 21% к предыдущему году. В условиях высоких мировых цен на нефть это, конечно, странно.

По мнению экспертов РБК, резкое снижение инвестиций объясняется двумя факторами. Во-первых, в условиях объективного ухудшения условий добычи нефти и негибкости действующей налоговой системы произошло снижение ожидаемой доходности инвестиций в отрасль. Новые месторождения в большинстве случаев характеризуются худшими горно-геологическими и географическими параметрами, их разработка требует повышенных капитальных, эксплуатационных и транспортных затрат. А действующая налоговая система не обеспечивает необходимого снижения налоговой нагрузки при разработке новых месторождений, требующих повышенных затрат, что и сдерживает инвестиции в новые проекты.

Во-вторых, государственная экспансия в нефтяном секторе и опасения по поводу дальнейшего поглощения частного бизнеса, по-видимому, заметно снизили интерес частных нефтекомпаний к долгосрочным инвестициям. А инвестиции государственных компаний ограничивались значительными размерами их задолженности по кредитам, привлеченным на приобретение новых активов.

“В этом году добыча нефти в России, видимо, расти не будет. При сегодняшнем налоговом бремени это зачастую невыгодно,— комментируют в пресс-службе компании ЛУКОЙЛ.— Добыча будет если не убыточной, то нерентабельной. В ЛУКОЙЛе, например, уровень рентабельности должен быть не меньше 15%. То есть если этот показатель равен 5%, то компания отказывается от такого проекта. Это проблема не только частных компаний, но и государственных. Сегодня, чтобы хотя бы поддерживать имеющийся уровень добычи, уже необходимы налоговые послабления. Кроме того, себестоимость добычи год от года только увеличивается, поскольку дорожают техническое оборудование, материалы, цемент, трубы. Кроме того, компании все дальше уходят в регионы, где отсутствует какая-либо инфраструктура, и строительством этой инфраструктуры приходится заниматься самим нефтяникам”.

Действительно, при сегодняшних налоговых условиях государство изымает у нефтяников около 80-90% прибыли от реализации нефти. Но даже если все же увеличить вложения, отдачу в виде роста добычи можно получить далеко не сразу. “Поднять добычу в следующем году до 500 млн т в принципе нереально,— комментирует Дмитрий Попов.— Процесс введения в эксплуатацию новых мощностей достаточно планомерен”.

Фактор времени важен: на суше от момента старта до первого промышленного отбора нефти проходит 5-8 лет, а на шельфе, судя, например, по опыту норвежцев,— 9-11 лет.

Глубже, еще глубже

Проблемы инвестиций, налогов и т. п.— обо всем этом, в конце концов, можно договориться. С природой договориться невозможно. Запасы углеводородов, подлежащие извлечению, судя по всему, неуклонно истощаются. “В 1980-е годы степень извлечения нефти из недр в среднем по российским месторождениям составляла 41%,— рассказывает Анатолий Дмитриевский.— Сейчас же — порядка 30%”. Кроме того, сегодня, по оценкам специалистов, ежегодная добыча пока превышает прирост (постановку на баланс) новых разведанных запасов. А вот это уже серьезно: запасы должны возобновляться.

Впрочем, не так уж все плохо. Во-первых, как ни странно, в России и сегодня масса недоразведанных площадей. “Даже Западная Сибирь изучена сейчас лишь на 70%,— рассказывает Александр Лобусев, декан факультета геологии и геофизики РГУ нефти и газа имени Губкина.— А ведь есть еще практически не исследованная Восточная Сибирь, Север. Там уже открываются новые месторождения. Запасы же на шельфе Северного Ледовитого океана могут быть сопоставимы со всеми нашими суммарными запасами на суше”. Современные технологии, как свидетельствует, например, опыт Бразилии, позволяют успешно вести бурение и добычу нефти глубоко под водой.

Кроме того, можно не только расширять зоны разведки, но и, так сказать, углублять. Как заметил Анатолий Дмитриевский, “на глубинах залегания 2-4 км мы уже почти все пооткрывали”. Сейчас надо выходить на глубины 5-7 км, а потом и на 7-9 км. Второй путь пополнения запасов, по словам Александра Лобусева, связан с развитием технологий поисков и добычи. “Вопрос в том, по каким критериям принимать разведанные запасы на баланс,— поясняет он.— Допустим, какое-то время мы не учитываем отдельные крупные разведанные месторождения, считая их непригодными (нерентабельными) для разработки. Действительно, разведать месторождения можно хоть в космосе, вопрос только в том, кому они там нужны. Однако появляются новые технологии добычи, и некогда неперспективные запасы превращаются в балансовые. В этом смысле наиболее яркий пример — Канада, которая еще в 2002 году по уровню запасов нефти находилась где-то в третьей десятке, а в 2003-м вдруг вышла на второе место в мире после Саудовской Аравии. Просто появились технологии, позволившие рентабельно разрабатывать, а значит, поставить на баланс их гигантские запасы высоковязких нефтей и битуминозных песчаников в районе Калгари. У нас же, например, разведан триллион тонн углеводорода в глинах Баженовской толщи Западной Сибири. Глины практически непроницаемы, то есть обеспечить движение углеводородов в них почти невозможно. Зато если нам удастся извлечь хотя бы 3%, то это будет значительный объем — 30 млрд т. Огромные ресурсы высоковязких нефтей разведаны в Волго-Уральском регионе и Якутии”.

Нетрадиционных источников нефти в России достаточно: по словам Анатолия Дмитриевского, тяжелых нефтяных песков и глин у нас на несколько десятков миллиардов тонн. Что касается себестоимости добытой уже не так легко, как раньше, нефти, то она будет постоянно ограничиваться развитием новых технологий. “Если исходить из разведанных балансовых запасов относительно легко добываемой нефти, то при сегодняшнем уровне добычи нефти нам действительно хватит лет на 20-40. Однако если учесть прогнозные перспективные запасы, то можно гарантировать, что Россия обеспечена нефтью как минимум до конца XXI века”,— подводит итог Александр Лобусев.

А что потом? Месторождения на суше рано или поздно исчерпаются, да и шельф тоже небезграничен. Добывать же нефть, буря скважины посреди Мирового океана, даже если такие технологии и появятся, тоже бессмысленно: само океанское дно лежит на гранитных породах, не содержащих углеводородов. Однако надежда на продолжение нефтяной эпохи у человечества все же есть. Помимо известной всем из школьного учебника осадочной теории происхождения углеводородов есть альтернативная гипотеза. Согласно этой гипотезе, нефть является не результатом процесса осаждения древних организмов, длящегося миллиарды лет, а продуктом, по сей день вырабатываемым где-то в не изученных пока недрах Земли, постоянно притекающим к поверхности и создающим месторождения. Если поверить этой гипотезе, истощенные месторождения могут постепенно возобновлять запасы, подпитываясь из постоянно действующего источника. Или при нарушении старых каналов фильтрации углеводороды могут накапливаться в иных местах, создавая новые месторождения там, где еще недавно нефти не было, - передает Newsland.

Адрес публикации: http://www.oilru.com/news/85259/

Теги: , , , , , ,

Континентальный шельф США: бурить иль не бурить?


 Вопрос о том - бурить ли скважины в прибрежных водах в поиске новых нефтяных месторождений, активно обсуждается в ходе президентской кампании в США. Оба кандидата - сенатор-демократ Барак Обама и сенатор-республиканец Джон Маккейн - активно отстаивают свои взгляды на то, что надлежит сделать для снижения растущих цен на бензин.

Президент Буш, предложивший отменить запрет на геологоразведочные работы на шельфе, подверг критике конгрессменов-демократов, так и не принявших соответствующее решение до августовских каникул.

Неожиданно для многих сенатор-демократ Барак Обама изменил свою позицию в отношении бурения в прибрежных водах, заявив, что он готов поддержать инициативу, внесенную на днях пятью демократическими и пятью республиканскими сенаторами.

Новый план сенаторов позволит Вирджинии, Северной и Южной Каролинам, а также Джорджии начать бурение нефтяных скважин на шельфе за пределами 80 километров от берега. Предлагается также отменить налоговые льготы для нефтяных компаний, и выделить 20 миллиардов долларов на модернизацию двигателей грузовиков и других автомобилей для работы на альтернативных источниках горючего.

Выступая в субботу на пресс-конференции во Флориде, Барак Обама отметил, что он по-прежнему считает невозможным решение энергетической проблемы путем одного лишь бурения. Вместе с тем, заявил он, в поисках конструктивного выхода он готов пойти на компромисс в этом вопросе.«Если мы сможет добиться межпартийного консенсуса, даже если при этом нам - демократам - придется поступиться принципами ради продвижения к реальной энергетической независимости, то я готов пойти на это» - сказал Барак Обама.
Обама поддержал совместную инициативу сенаторов, однако он по-прежнему скептически относится к бурению скважин. В минувшую пятницу он предложил ввести новый налог на нефтяные компании, который позволит финансировать возвращение потребителям части резко возросших расходов на бензин и другое топливо. Полученные от налога средства позволят направить каждому американскому налогоплательщику чек на сумму в тысячу долларов.

В свою очередь, определившийся кандидат Республиканской партии на выборах, сенатор Джон Маккейн заявил, что бурение в прибрежных водах необходимо начинать незамедлительно. «Друзья, мы должны немедленно начать бурение на шельфе, чтобы удовлетворить хоть часть наших потребностей собственной нефтью. Мы должны приступать к работам, а сенатор Обама выступает против этого», - заметил Джон Маккейн.
Несмотря на то, что поддержка внесенному 10 сенаторами энергетическому плану растет в обеих партиях, члены Конгресса ушли на августовские каникулы, так и не поставив законопроект на голосование. В своем еженедельном радиопослании стране, президент Джордж Буш возложил вину за это на демократов.

«К сожалению, руководство Демократической партии разъехалось по домам, не предприняв ничего для того, чтобы облегчить бремя расходов, которые несут американские семьи вследствие высоких цен на топливо», - заявил Буш.

Президент Буш признал, что прежде, чем нефть из месторождений на шельфе начнет поступать на рынок, могут пройти годы, однако чем раньше Конгресс отменит запрет на бурение, тем скорее снизятся цены - считает он.
Джордж Буш также призвал Конгресс отменить ограничения на переработку нефтеносных песков на федеральных землях в западных штатах, а также разрешить бурение на территории арктического заповедника на Аляске.
На протяжении многих дет демократы - конгрессмены выступали против бурения, опасаясь, что промышленная разработка нанесет непоправимый урон заповедным землям. Они утверждают, что в любом случае понадобятся годы на то, чтобы новая нефть поступила в продажу, и что финансовый эффект от этого будет незначительным.

Об этом пишет VOAnews.
http://www.oilru.com/news/79531/

Теги: , , , ,

Аналитики: Лидеры нефтедобычи наращивают прибыль, но теряют нефть


Вчера нефтяная компания Exxon Mobil Corp побила свой собственный рекорд по уровню квартальной прибыли для американских компаний. Однако конечный результат оказался ниже прогнозировавшегося аналитиками, в основном по причине потери производства в Венесуэле и Нигерии и снижения доходов от добычи на некоторых других месторождениях.

Средняя цена нефти за квартал составляла чуть меньше $125 за баррель, что почти вдвое больше, чем в прошлом году. За счет такого роста цен возросли доходы и трех крупнейших нефтяных компаний Европы - Royal Dutch Shell, Eni и Repsol.

Чистая прибыль Exxon во втором квартале возросла на 14% до $11,68 млрд., или $2,22 на акцию. Однако при исключении разовых расходов, прибыль компании составила $2,27 на акцию, что на более чем 10% ниже прогнозировавшегося значения.

Прибыль Shell возросла во II квартале на 5%, достигнув отметки в $7,9 млрд. - представители компании заявили, что при исключении разовых расходов, результаты Shell превзошли ожидания аналитиков. Чистая прибыль Eni SpA возросла на 4,4%, что ниже прогнозировавшегося аналитиками значения, так как на ее размер негативно повлияли высокие налоги.

Основными источниками прибыли для компаний стали отделения, занимающиеся разведкой и разработкой нефтяных и газовых месторождений - по причине высоких цен на энергоносители. Тем не менее, несмотря на миллиардные капиталовложения, уровень добычи нефти и газа во втором квартале снизился. Этот фактор, а также низкий уровень прибыли от переработки, негативно повлияли на финансовые результаты компаний.

Отмечается, что в последние годы уровень производства западных нефтяных компаний снизился, в то время как страны-производители нефти теперь предпочитают заключать контракты на разработку месторождений местным компаниям.

По мнению аналитика Oppenheimer & Co Фадела Гейта (Fadel Gheit), “проблема в том, что всем этим [западным] компания негде бурить и некуда вкладывать свои средства. Доступ к ресурсам уменьшается, причем очень и очень быстро”.

Уровень нефтегазового производства Exxon упал на 8% по сравнению с прошлым годом, в основном по причине потери активов в Венесуэле, забастовки в Нигерии и заключения контрактов, согласно которым большая часть производства отходит странам, на территории которых проводится добыча.

Производство Shell снизилось во втором квартале на 1,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, до 3,126 млн. баррелей нефтяного эквивалента в день. Уровень добычи Repsol упал на 19,7%, достигнув 335 тыс. баррелей нефтяного эквивалента в день.

Производство Eni возросло на 2,1% по сравнению с прошлым годом, составив 1,77 млн. баррелей нефтяного эквивалента в день. Представители компании заявили также, что исходя из более низких цен на нефть, в 2008 году стоит ожидать роста добычи на 2%, а не 3,7%, как прогнозировалось ранее.

Отмечается, что высокие прибыли нефтяных компаний вызывают критику со стороны политиков, так как на данный момент высокие цены на нефть вынуждают потребителей платить за бензин больше. Как заявил глава Shell Иерун ванн дер Веер (Jeroen van der Veer), “я в курсе, что наши прибыли очень велики. Однако также велики и наши инвестиции”, имея ввиду вложение средств в разведку и разработку месторождений, - передает “РосФинКом”.

http://www.oilru.com/news/79369/

Теги: , , , ,

Российские нефтяники могут вернуться на Кубу


Президент Кубы Рауль Кастро в четверг встретился с вице-премьером России Игорем Сечиным. Сечин приехал в Гавану в среду для того, чтобы обсудить возможности экономического сотрудничества, в том числе, участие российских компаний в разработке кубинских нефтяных месторождений и модернизации НПЗ, сообщает Reuters.

Во время встречи, которая прошла “в сердечной и дружеской” атмосфере, Кастро и Сечин сделали упор на расширении “процесса восстановления экономических связей”, - сообщило  агентство новостей Prensa Latina, добавив, что на встрече присутствовал секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев.

Как сообщалось ранее, Сечин заявил, что между двумя странами существует “глубокая доверительная основа для расширения связей, заложенная еще нашими старшими поколениями”. “На фоне высочайшей планки во внешнеполитическом сотрудничестве мы получили возможность подтянуть до этого уровня наши отношения в торгово-экономической сфере”, - отметил он.

По его словам, двусторонние контакты “несомненно должны соответствовать высокому уровню доверия и глубоких исторических связей”, которые существуют между двумя странами. Комментируя предварительные итоги визита российской делегации, в состав которой входит около 60 человек, вице-премьер указал, что кубинцы “создали идеальные условия для работы, предоставив возможность осуществить все необходимые контакты” с местными представителями. Он отметил, что в рамках МПК созданы 9 рабочих групп по ряду основных направлений сотрудничества.

Нам уже удалось добиться конкретных результатов в работе МПК. Это, в частности, подписание контракта на поставку Кубе российского грузового самолета Ту-204 и предоставление КамАЗу в карибской стране “территории для освоения под сборочный завод” грузовых автомобилей. Впервые отмечены серьезные подвижки в развитии сотрудничества в области фармацевтики и биотехнологии, а также в банковской сфере, отметил Игорь Сечин.

В ходе работы МПК российский вице-премьер встретился с лидером Кубы Раулем Кастро, а также с рядом членов правительства карибской страны. Одновременно члены делегации России изложили кубинским партнерам ряд перспективных проектов в области дальнейшего развития сотрудничества в разных сферах и получили интересные встречные предложения. ВЕСТИ

http://www.vesti.ru/doc.html?id=198161

Теги: , , , ,

Геологоразведка не спасет. Добыча нефти превысит воспроизводство запасов


Картинка 3 из 784За счет одной только геологоразведки в ближайшие два десятилетия не удастся достичь достаточных для воспроизвод­ства добычи запасов нефти и конденсата. Согласно прогнозам Минэкономразвития, приведенным ведомством в рамках подготовки Энергостратегии России до 2030 года (имеются в распоряжении РБК daily), при сценарии инновационного развития страны и планомерном росте цен на нефть в ближайшие два года уровень добычи превысит уровень воспроизвод­ства минерально-сырьевой базы по нефти на 19 млн т. А после 2021 года разрыв составит 300—400 млн т, если не уделить должного внимания внедрению инновационных технологий разработки месторождений и увеличения коэффициента неф­теизвлечения (КИН).

Энергостратегия России до 2020 года, которая была принята в конце августа 2003 года, предусматривает внесение корректировок через каждые пять лет. На сегодняшний день приведенные в ней прогнозы добычи углеводородов, а также цен на них на внешних и внутренних рынках на текущий период сильно занижены по сравнению с реальностью. Новый вариант Энергостратегии России до 2030 года должен быть подготовлен до конца этого года, а до декабря 2009-го планируется подготовить проекты докладов в правительство о реализации параметров документа. Разработку программы курирует Минэнерго при участии других профильных ведомств, в частности Минэкономразвития, Минприроды, Минфина и т.д.

Минэкономразвития продолжает дорабатывать свой вариант Энергостратегии России до 2030 года, но на сегодняшний день наиболее приоритетными выглядят сценарии, предполагающие инновационное развитие страны. Это подразумевает использование конкурентных преимуществ отечественной экономики не только в традиционных секторах, таких как энергетика, транспорт и аграрный, но и в наукоемких секторах. При этом предполагается превращение инновационных факторов в основной источник экономиче­ского роста. Два ключевых варианта этого сценария отличаются динамикой цен на нефть. Но даже в более оптимистичном цена топлива прогнозируется до 75 долл. в 2011—2015 годах и до 85 долл. в 2016—2020 годах, в более умеренном — до 63 долл./барр. к 2016—2020 годам.

По прогнозам Минэкономразвития, при уровне добычи нефти 1,519 млрд т за период с 2008 по 2010 год прирост запасов нефти и конденсата за счет геологоразведочных работ составит не более 1,5 млрд т. С 2021 по 2025 год разница между этими показателями ожидается на уровне 300 млн т (2,8 млрд т — добыча и 2,5 млрд т — прирост запасов). Всего же с 2008 по 2030 год предполагается прирастить 11,65 млрд т нефти и конденсата при уровне добычи 12,528 млрд. Но с учетом увеличения КИН при использовании передовых, но дорогих в применении технологий, например парогазовых или химических, прирост запасов можно было бы повысить на 2,1 млрд т за этот период, а при более высоких ценах на нефть — на 4,59 млрд т на уже открытых месторождениях.

Минприроды также обращает внимание на необходимость повышения КИН. В аналитических материалах ведомства, подготовленных по итогам совещания в Усть-Луге по наполнению трубо­проводов (имеются в распоряжении РБК daily), отмечается, что на сегодняшний день 92% текущих запасов нефти находится в распределенном фонде, 83,3% запасов разрабатывается, 6,1% подготовлено к разработке и 10,55% находится в разведке. Минерально-сырьевая база углеводородов истощается, и в ее структуре нарастает доля трудноизвлекаемых запасов. Геологоразведка с 1994 года в нефтедобывающих регионах не обеспечивает прироста запасов нефти, необходимого для простого их восполнения, а в большинстве центров добычи нет промышленных запасов нефти, чтобы кратно увеличить добычу после 2010 года.

Ведомство видит решение проблемы в увеличении инвестиций в геологоразведку до 6 млрд долл. в год в ценах прошлого года, повышении КИН, создании технологий и оборудования для разработки трудноизвлекаемых запасов и налоговом стимулировании разработки таких месторождений.

По данным экспертов, коэффициент КИН в целом по России снизился с 51% в 1960 году до 25—28% в нынешнем. В то же время в США эти показатели в среднем составляют свыше 45%.

С выводами министерств согласны и в нефтяных компаниях. В частности, советник главы «Зарубежнефти» Аркадий Боксерман, один из разработчиков Концепции программы по преодолению падения нефтеотдачи, напоминает, что вопросом стимулирования увеличения КИН в масштабах страны уже занялись на государственном уровне. Еще в феврале Росэнерго создало специальную рабочую группу с участием экспертов, чиновников и нефтяников. Но она провела всего два заседания, а с ликвидацией ведомства работа в этом направлении затормозилась. Однако он утверждает, что работа на этом не закончится, а будет продолжена уже под эгидой Мин­энерго и при участии комитета Совета Федерации по природным ресурсам и охране окружающей среды.

ЛЮДМИЛА ПОДОБЕДОВА

Теги: , ,

WP: 12.36MB | MySQL:25 | 0.589sec