Где труба — там жизнь. Президент “Транснефти” Николай Токарев - о нефти, людях и истории


У нормальных людей не принято плевать в колодец. Однако у нас стало хорошим тоном по каждому поводу пинать всех и все, что связано с нефтью. Мол, надо бы не черное золото продавать, а собирать суперкомпьютеры, делать станки и машины, как в Америке, Германии или Японии. Что тут скажешь? Мечтать не вредно. Но реальность такова, что природные ресурсы — это пока по большому счету то, что мы можем предложить сегодня мировому рынку. И именно нефтедоходы позволяют платить зарплату учителям и пенсии ветеранам, защищать финансовую систему от кризиса и накапливать ресурсы для модернизации экономики. Наконец, нефть и газ сделали нашу страну ключевым игроком на мировом энергетическом рынке. Причем за последнее десятилетие у России появились дополнительные козыри, позволяющие проводить независимую энергетическую политику на всем геополитическом пространстве — от Европы до Китая и Америки. Об этом мы говорили с президентом компании «Транснефть» Николаем Токаревым.

Читать полностью »

Теги: , , , , , ,

Как изменится нефтегазовый рынок в ближайшем будущем и какие силы регулируют цены на энергоресурсы


“Сейчас можно искать мировое правительство, которое собралось и обдумало. Но можно сложить факторы…”

Гость программы – Юрий Константинович Шафраник, председатель совета Союза нефтегазопромышленников России, глава Комитета Торгово-промышленной палаты Российской Федерации по энергетической стратегии и развитию ТЭК.

Ведущий – Армен Оганесян.

Читать полностью »

Теги: , , , , , , , , , , , , , , ,

Украина направит нефть в Польшу через Беларусь


Новость на Newsland: Украина направит нефть в Польшу через Беларусь

Украинские власти собираются до конца 2011 года начать транспортировку нефти из Азербайджана по нефтепроводам Одеса-Броды и “Дружба” в направлении Польши по белорусской территории, через Мозырь. Об этом 13 сентября сообщил журналистам глава правления “Укртранснафты” Александр Лазорко в перерыве во время первого Международного нефтяного саммита в Киеве.

Читать полностью »

Теги: , , , , , ,

Почему ВСТО не стимулирует инвестиции в поиски нефти в Восточной Сибири?


Еще одна история из серии «хотели как лучше, а получилось как всегда». Проект ВСТО задумывался как способ привлечения инвестиций в освоение ресурсов Восточной Сибири. Но после запуска трубопровода выяснилось, что компании, вложившие деньги в поиски углеводородов в новом нефтегазовом регионе, лишены возможности прокачивать всю свою нефть на экспорт: для них действуют ограничения, сформированные еще в 90-е годы в условиях дефицита экспортных мощностей. И снимать эти ограничения никто не торопится.

Читать полностью »

Теги: , , , ,

Газовый тупик Януковича и европейский блеф Оттингера


В какую сторону будет течь газ в украинских транзитных трубах после интеграции ГТС Украины в европейскую газотранспортную сеть?

Читать полностью »

Теги: , , , , , , , , , , , , , , ,

“Белорусские Новости”: Нефтяной покер - Москва-Минск-Киев-Каракас-Анкара


Главной сенсацией европейского турне президента Венесуэлы Уго Чавеса стало подписание загадочного контракта с Белоруссией на поставку 30 миллионов тонн нефти в течение следующих трех лет с возможностью продления сотрудничества еще на два столетия. И хотя раньше Минск неоднократно грозился завезти в следующем году 10 миллионов тонн латиноамериканского сырья, эти декларации больше походили на пиар.

Ведь товаров и услуг, которыми Минск оплачивает по бартеру венесуэльские поставки, едва хватит на 2 миллиона тонн в этом году и, возможно, на 5-7 миллионов в 2011-м. Это при условии, что будут утверждены все предложенные Минском проекты, а Венесуэла предоставит обещанную на год нефть сразу — в виде аванса.

Так, может, все-таки пиар? Вряд ли. Контракт — это уже не популистские выкрики с трибуны, да и действия украинской стороны свидетельствуют о том, что Киеву были предоставлены убедительные доказательства серьезности белорусско-венесуэльского сотрудничества. Тогда откуда такие объемы?

«Секрет» венесуэльских поставок

Ответ на этот вопрос кроется в соглашениях, подписанных попутно с сенсационным контрактом о поставках нефти. В частности — о сотрудничестве в нефтеперерабатывающей отрасли. Согласно договоренности, стороны создают совместные предприятия по импорту сырья в Беларусь, а также по реализации нефтепродуктов, в котором 75% принадлежит Уго, а 25% — его белорусскому другу. Другими словами, Венесуэла продает Беларуси нефть за четверть цены, получая в качестве компенсации соответствующую долю в реализации нефтепродуктов.

И хотя прибыль Минска на тонну импортированного сырья от этого уменьшается, но полученные в результате сделки объемы поставок предоставляют определенные выгоды. В частности, при переговорах со странами-транзитерами.

Турецкий гамбит

Среди наибольших затрат трансокеанского пути танкеров из Венесуэлы — проход через Босфор и Дарданеллы. Резонно опасаясь экологических последствий в случае аварии танкера в турецких проливах, Анкара постепенно поднимает тарифы за морской транзит до запретительного уровня.

После экологической катастрофы в Мексиканском заливе турецкое правительство предупредило, что в ближайшее время будет создан страховой фонд, в который нефтеконцерны, заинтересованные в транзите, должны вносить существенные суммы, до нескольких миллиардов долларов, — для ликвидации последствий возможной аварии в Мраморном море.

Во время своего недавнего визита в Анкару Александр Лукашенко, по всей видимости, договорился с турецким правительством проработать возможность замены этого взноса поставками белорусской сельскохозяйственной техники. Не исключено, что таким же путем могут снизиться и транзитные платежи.

Одесса-Броды: блеф, но с подвохом

Еще больших успехов удалось достичь на украинском фронте. В частности, президент Украины Виктор Янукович пообещал «в ближайшее время перейти к транспортировке белорусской нефти по трубопроводам». Правда, по каким трубопроводам, так и не сказал. Ведь вероятность постоянного использования для этой цели трубопроводов Одесса-Броды-южная «Дружба», по которым Киев пообещал совершить в ноябре пробную прокачку 80 тысяч тонн венесуэльской нефти из Одессы в Мозырь, близка к нулю.

Дело в том, что такой маршрут предполагает фактически «разворот» трубопровода, что означало бы прекращение поставок российской нефти в Чехию, Словакию и Венгрию. Излишне говорить, что на такое Москва и Киев вряд ли пойдут.

Пробная прокачка в ноябре возможна по той причине, что до конца года южная ветка «Дружбы» простаивает. Российские нефтяные компании уже прокачали через Украину все запланированные на этот год объемы. Но со следующего года поставки возобновятся, и трубу придется «развернуть» обратно. Да и доходы от транзита российской нефти через нефтепровод Одесса-Броды Киеву терять не с руки.

Что недосказал Янукович

Акция с пробной прокачкой из Одессы в Мозырь имеет значение для Киева в плане давления на Москву. Российские нефтяники с каждым годом уменьшают объемы транзита через Украину и требуют снижения транзитных платежей. На данный момент стороны ведут жесткие переговоры об условиях поставок в 2011 году.

Но не менее важен и практический момент. Вероятнее всего, истинная цель пробной прокачки из Одессы в Мозырь — оценить экономику планируемого маршрута доставки нефти в Беларусь через Приднепровские Магистральные Нефтепроводы (ПМН). Ведь в этом году «Укртранснафта» начала изучение технико-экономического обоснования строительства перемычки между ПМН и белорусской веткой нефтепровода «Дружба» — от украинского города Кременчуг до белорусского Мозыря.

Для того чтобы ускорить решение вопроса, в Киев слетал Уго Чавес. Венесуэльский лидер, похоже, не только убедил своего украинского коллегу в стабильности поставок в Беларусь, но и поманил жирным пряником — допуском «Нафтогаза» к разработке венесуэльских нефтяных месторождений.

По шантажистам — из БТС

Впрочем, вряд ли ему пришлось долго уговаривать Януковича. Ведь на днях ожидается завершение строительства российского нефтепровода БТС-2, который сможет качать нефть в обход как Беларуси, так и Украины. Расширение уже существующего маршрута из Сибири в балтийский порт Приморск позволит Москве если не полностью отказаться от транзита через эти страны, то, при желании, кардинально его сократить.

Строительство же перемычки Кременчуг-Мозырь позволит не только дешево доставлять венесуэльскую нефть в Беларусь, но, главное, — откроет трубопроводный коридор из Черного моря в Балтийское для каспийской нефти. Киев и Минск, таким образом, смогут в перспективе компенсировать утрату части транзитных платежей от России за счет прокачки нефти из Азербайджана и Казахстана.

Так ли страшен черт

Сопротивление Москвы этому плану тоже не нужно переоценивать. Во-первых, Путина, Лукашенко и Чавеса связывают более тесные узы, нежели декларации о дружбе народов. С 2007 года Конгресс США проводит расследование о поставках в Венесуэлу российских вооружений при посредничестве Беларуси. Кроме того, комитет Конгресса не исключает, что при посредничестве Беларуси и Венесуэлы Москва поставляет незаконные ядерные технологии Ирану.

Но главное — экономические потери российских нефтяников от появления в Северной Европе каспийских конкурентов не столь велики. Избыточный потенциал нефтяного экспорта Азербайджана и Казахстана на ближайшие годы оценивается в 20-30 миллионов тонн в год, что не может оказать существенного влияния на ценообразование. В то же время, согласно оценкам экспертов, нефтедобыча в России начнет сокращаться. А новые месторождения в Восточной Сибири предназначены не для Европы, а для Китая.

При общей нежелательности появления черноморско-балтийского коридора для Москвы, будучи поставленным перед фактом, Кремль может увидеть в этом даже определенную выгоду. Если Киев и Минск будут иметь дополнительный источник транзитного дохода, они могут легче отнестись к неизбежному сокращению прокачки через свою территорию российской нефти. Вместо того, чтобы оправдываться, Кремль получит возможность предъявить транзитерам определенные претензии, разыграв роль обиженного. И, по крайней мере, нейтрализовать попытки Минска и Киева в ответ на сокращение объемов прокачки российской нефти повысить транзитные ставки.

Источники:  “ИноСМИ”, «Нефть России»

Теги: , , , , , , , , , , , ,

Геополитика пахнет нефтью.


Рано или поздно историю ХХ и ХХI века будут изучать по карте трубопроводов. Не сомневайтесь – именно она даст самое четкое понимание политических зигзагов новейшего времени.  И именно в этом зеркале будет отражаться истинная причина войн, терактов, распада и создания государств.

Строительство нефтепровода из Казахстана в Китай натыкается на массовые беспорядки в Синьцзян-Уйгурском автономном округе. Проект приостановлен. Кто-то назовет это стечением обстоятельств – пусть так. Но почему-то стоило активизировать работы по строительству нефтепровода в тот же Китай из пакистанского порта Гвадар, как в Пакистане случился переворот, правительство пало, а в «зоне племен», через которую должна пройти труба, началась война с налетами беспилотников США из соседнего Афганистана.

Не стоит ходить далеко за примерами. Россия благополучно заканчивает строительство нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО). Когда предполагалось, что главным покупателем нефти ВСТО станет Китай, Россию сотрясали протесты экологов, озабоченных судьбой таежных рек и вымирающего амурского тигра. Но как только стало известно, что получать «черное золото» из строящейся трубы сможет не только Китай, но и Япония с США, экологи резко замолчали. И вот уже Калифорния, вынужденная из-за дефицита электроэнергии идти на веерные отключения света, с нетерпением ждет танкеров из Владивостока. 

Да что там экологи – даже правительства сегодня являются разменными пешками в большой нефтяной игре. Президент Грузии Эдуард Шеварднадзе, приложивший руку к развалу СССР в бытность членом политбюро, был вполне удобен для США — до тех пор, пока Грузия не оказалась включена в проекты доставки каспийской нефти и газа на Запад в обход России. Для надежности транзита по веткам нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровода Баку-Тбилиси-Эрзрум был нужен человек без советского бэкграунда и с минимумом личных связей в РФ. Последовала «революция роз» и к власти был приведен Михаил Саакашвили. А чтобы со временем грузины не выбрали более лояльного Москве президента, между народами путем серии провокаций искусственно разжигалась ненависть, кульминацией чего стала война в Южной Осетии.

Ещё в 1999 году ЮКОС планировал построить нефтепровод в Китай через территорию Монголии. Если бы это удалось осуществить, то у некогда крупнейшей нефтяной компании России был бы чудесный способ обеспечить свою неприкосновенность. Участок трубы, идущий через территорию Монголии, был бы лучшим способом демпфирования рисков ЮКОСа. Если  нефтеснабжение зависит от доброй воли правительства транзитной страны, то нетрудно догадаться, кто станет контролировать само правительство. 

Недавние нефтевойны между Россией и Украиной были хоть и не столь публичны, как газовые противостояния, но от того не менее жесткие. Проект нефтепровода Одесса-Броды запер бы в Восточной Европе несколько сот тысяч тонн российской нефти – рядом с этим ударом по российской элите меркнет вся гуманистическая риторика «насильственной украинизации». И кто знает, как бы сложился современный украинский властный пасьянс, если бы Виктор Ющенко не подкреплял бы свой гуманитарный вектор экономическим.

Нефть давно уже стала мерилом демократии. Об ущемлении прав русских в Средней Азии не будут говорить ни в Москве, ни в Вашингтоне. Промолчат даже тактичные европейцы. Разница между Украиной и Туркменистаном лишь в том, что в стране победившей Рухнамы есть нужный всем газ, а на Украине – нет. Если бы Москва возвысила голос в защиту русских, туркмены быстрее решились бы поставлять газ на запад в обход России. Если бы о правах человека в Туркмении чуть громче возопил Евросоюз – прощай проект транскаспийского газопровода.

Доверие между странами определяется не справедливостью внутренней политики или этичностью внешней, а во многом транзитной надежностью. Случилось бы экономическое чудо Белоруссии, если бы две трубы – газовая и нефтяная – не пересекали страну с востока на запад? И как сложится судьба страны после того, как будут построены газопроводы и нефтепровод БТС-2 в обход «бацкиной фазенды»? 

Белоруссия могла бы поучиться на примерах соседей – транзитные капризы соседней Украины стоили последней роли эксклюзивного транзитёра, которой положат конец Северный и Южный потоки. И одной лишь газовой трубой дело не ограничивается – несколько недель простоя казахских танкеров в принадлежащем Коломойскому порту «Южный» стали причиной негласного отказа Казахстана от работы с украинскими партнерами.

Нефть повсюду. Даже за победными реляциями о базировании ЧФ в Крыму до 2042 года практически не слышно голосов тех, кто считает, что в Харькове договаривались не о сохранении российского флота на Украине, а о невыводе его в Новороссийск. Ведь именно Новороссийск остался последним торговым портом России на Черном море, откуда при этом идет весь экспорт нефти морским путем. Кто знает – возможно, именно этот фактор сыграл ключевую роль в готовности российской власти платить газовые отступные Украине…

Схеме трубопроводов суждено стать контурной картой XXI века. Труба сродни нитке, на которую, одна за одной, нанизываются бусины политических процессов. И наша вера в то, что человечество сжигает углеводороды, правдива лишь до той поры, пока они не начинают сжигать нас. Нефть оставляет после себя темно-коричневые пятна невыразительного оттенка. Которые имеют характерное свойство – они не отстирываются.  Глеб Плотников

Источник: РОСБАЛТ

Теги: , , , , , , , , ,

Зачем Минск провоцирует газовый кризис накануне выборов


Жесткие и решительные действия российского руководства, которые лучше всего характеризуют “итоги” последнего визита главы белорусского государства в Москву, очень прозрачно намекают белорусской стороне, что именно ее ожидает в самом ближайшем будущем в случае неподписания Таможенного кодекса. Соответственно, в этом их и смысл - если слова и аргументация до белорусских визави не доходят, остается только один способ наставления на “путь истинный” - приблизить ситуацию к максимально реальной, чтобы население республики на собственном опыте оценило прелести жизни без газа по вине собственного руководства.

В свою очередь, белорусское правительство и провластные эксперты в один голос утверждают - “сумма плевая” и непонятно, чего Россия так упирается. Действительно, для белорусско-российских отношений, которые переживали и не такие конфликты, “сумма кризиса” - смешная, решали вопрос и на миллиард долларов (вексель лежит в российском Центробанке). Но если, по словам белорусских провластных экспертов, сумма “плевая” - так какие вопросы могут быть с ее оплатой, тем более, что и население, и предприятия оплачивают газ исправно? В этом случае получается, что задержка происходит уже на уровне государственных структур, а это уже пахнет политикой: получается, это белорусская власть не дает расплатиться населению и предприятиям с “Газпромом”, в ответ на что “Газпром” может оставить это самое население и предприятия без газа. Вот только кто виноват будет в этой ситуации?

Сопоставление этих двух точек зрения показывает, что, несмотря на все заявления и призывы сходить в кино, нынешний газовый конфликт официальный Минск устроил и раздувает вполне сознательно. Оценка действий официального Минска после провального визита главы белорусского государства в Москву 11 июня и ответного хода российской стороны в виде заявления-ультиматума президента России Дмитрия Медведева от 14 июня, позволяет выстроить два возможных сценария белорусской игры.

Вспоминая классику: “Верхи не могут…”

Последние месяцы все мы являемся свидетелями стремительного нарастания проблем в белорусской социально-экономической и общественно-политической жизни. Можно сказать, что кризисные явления начали охватывать целые подсистемы белорусской реальности. Вместе с тем, на мой взгляд, все эти негативные моменты имеют своей причиной кризис государственного управления. Последние годы власть все меньше и меньше обременяла себя серьезной и системной работой по выработке стратегического видения перспектив развития республики.

Чтобы не быть голословным, приведу следующий пример - с 2006-2007 гг. республика стремительно стала терять статус транзитного государства. И дело, конечно, не в самом статусе, а в том, что страна теряет дешевые и большие деньги.

Во-первых, вместо того, чтобы проложить вторую нитку газопровода “Ямал-Европа”, Беларусь может вообще оказаться в условиях серьезного снижения транзита российского газа (проект “Северный поток”) через свою территорию по причине постоянных и рукотворных конфликтов белорусского руководства с “Газпромом”.

Во-вторых, с введением в строй БТС-2, а тем более, после строительства в Усть-Луге НПЗ мощностью 8,5 млн тонн нефти в год, может серьезно снизиться как транзит нефти по территории Беларуси на Запад, так и загрузка собственно белорусских НПЗ.

Т.е. потеря республикой своего прежнего статуса второй после Украины территории по объемам транзита российских углеводородов на Запад налицо. Получается, белорусская власть своими руками все эти годы старательно резала курицу, которая несла “золотые яйца” в корзину республиканского бюджета, не думая о том, что именно дешевые российские нефть и газ лежат в основании белорусского “экономического чуда”. Спрашивается - зачем это делалось и где стратегия развития республики как транзитного государства? Почему мы отдаем наши доходы другим странам?

Приведу еще один пример. Еще десять лет назад правительственными экспертами была предложена идея создания белорусских ТНК путем создания совместных с россиянами предприятий. Почему тогда эта идея имела смысл? Потому что капитализация российских и белорусских крупных предприятий была сопоставимой, например, того же МАЗа и КАМАЗа. Однако потом разрыв в капитализации стал нарастать. Опять нереализованная идея, которая бы дала и технологии, и приток капитала, и стабильные рынки сбыта. Вместо этого имеем сейчас потерю основного для белорусской промышленной продукции российского рынка.

Если рассматривать политическую жизнь республики, то ее основная тенденция заключается в борьбе власти с гражданским обществом, что само по себе является противоречием - т.к. в этом случае власть, бюрократия присваивает себе функции самостоятельного политического игрока. В результате, вместо выполнения функции арбитра в споре различных политических сил, власть все эти годы занималась исключительно сужением сферы гражданского общества, в результате чего под прессом административного давления оказались не только партии и общественные организации, но и печатные, а с 1 июля 2010 года, возможно, и независимые информационные интернет-проекты. Свои функции власть видит исключительно в запретительной парадигме. Но это мы уже проходили (СССР), а кто-то (КНДР) проходит и по сей день. Больше никакой позитивной, подчеркиваю, программы белорусские власти в сфере идеологии и политической борьбы за 16 лет предложить оказались не в состоянии.

“Верхи не могут” - вполне подпадает под описание нынешней белорусской ситуации в области государственного управления. Ставка на репрессивный аппарат не может быть долговременной, т.к. и она должна быть подтверждена соответствующей экономикой. А если уже сегодня разрыв в зарплатах белорусских и российских силовиков составляет два раза, то о какой “верности идеалам” может идти речь? Ведь завтра этот разрыв может составить 4-5 раз.

Вместе с тем, ситуация, когда “верхи не могут”, еще не означает, что ситуация начинает выходить из-под контроля. Как показывает опыт той же Российской империи или Советского Союза, кризис власти может продолжаться десятилетия, прежде чем ситуация станет революционной. Как помнится, для этого необходимо не только, чтобы “низы не хотели” (с этим в Беларуси пока все в “порядке” - низы пока еще очень даже хотят), но и наличие политической партии - передового отряда, которая также в настоящее время отсутствует в Беларуси даже в зародыше, настолько слаба прозападная политическая тусовка.

Вместе с тем, очевидно, что по мере ухудшения качества жизни среднестатистического белорусского гражданина и второй, и третий фактор революционной ситуации получат более активную подпитку в среде политически активных граждан.

Главная теза выборов - образ врага

Вторая интерпретация поведения белорусских властей заключается в целенаправленном провоцировании конфликта с Россией накануне выборов. Дело в том, что в силу экономических просчетов белорусское руководство, скорее всего, не сможет в полном объеме выполнить свои предвыборные обещания 2006 года. Особенно это касается обещания зарплаты в 500 долларов. Следовательно, необходимо снять с себя этот тянущий на дно груз и переложить его на другие плечи. Нужен враг. В 1994 году образ врага успешно играла коррумпированная власть, в 2001 году - прозападная оппозиция, в 2006 - коварный Запад. Видимо, в 2010 году роль врага, согласно белорусского агитпропу, пришло время играть России.

Белорусскую власть не особо заботит тот факт, что данная глубоко ошибочная стратегия (особенно в том случае, если Беларусь не подпишет Таможенный кодекс Таможенного союза России и Казахстана) загоняет ее практически в полную внешнеполитическую изоляцию, как и то, что последствия этих провалов белорусский народ будет ощущать на себе еще многие годы спустя. Главное - сохранение власти. Необходимо выиграть выборы любой ценой.

В этом плане громкий конфликт с Россией накануне выборов просто необходим белорусским властям. Во-первых, он позволит возложить на российское руководство основную тяжесть вины за невыполнение тех параметров социально-экономического развития республики, которые были заложены в 2006 году. Во-вторых, раздувание конфликта с Россией создает предпосылки для недопущения пророссийских сил в политическое пространство республики: аргументация вполне ясна и прозрачна - с какой это стати мы будем здесь регистрировать подобного рода организации, если Россия нас экономически удушает.

Выводы

Анализ рассмотренных выше сценариев показывает, что позитивная общественно-политическая и социально-экономическая повестка дня абсолютно отсутствует в арсенале белорусской власти, она ничего не может предложить ни гражданам республики, ни основным внешнеполитическим партнерам. Суть ее действий заключается исключительно в личном политическом выживании. Но это означает существенное расхождение между целями ныне правящей политической группировки и национально-государственными интересами страны и народа.

В этих условиях очевидно, что власть не собирается учитывать мнение белорусских избирателей при подведении итогов президентских выборов. Как показал вышеприведенный анализ, внутри республики отсутствуют основные политические факторы, благодаря которым та или иная политическая сила могла бы в легальном политическом пространстве прийти к власти путем открытых и прозрачных выборов, поэтому задача по возвращению Беларуси к демократическим стандартам становится проблемой основных внешнеполитических партнеров республики.

Позиция США и ЕС понятна - скорее всего, они не признают итоги предстоящих президентских выборов. Но дело заключается в том, что их мнение белорусские власти особо не волнует - не они кормят республику. Позиция России еще не ясна, т.к. пока действует Договор о Союзном государстве. Но уже через две-три недели ситуация может кардинально измениться, и тогда кто знает, по какой модели будет развиваться демократия в Беларуси.

Вместе с тем, если рассматривать нынешний газовый конфликт с прагматических позиций и несколько снизить градус политизации, то, скорее всего, его можно рассматривать как разведку боем и России, и Беларуси накануне предстоящего 5-6 июля в Астане подписания президентами Таможенного кодекса Таможенного союза. Белорусское руководство решило пробить, что будет в случае не подписания, российское руководство ответило. Белорусская сторона стратегию российского ответа поняла, и в лице вице-премьера белорусского правительства Владимира Семашко дала отступного. Можно считать данный конфликт исчерпанным.

Главная битва еще впереди.

Источник: «Нефть России»

Теги: , , , , , , , , ,

WP: 12.71MB | MySQL:27 | 0.485sec