«Большая игра» в Центральной Азии: новый этап


Андрей Арешев. Фонд стратегической культуры 21 апреля Стивен Шварц, постоянный автор вашингтонского издания Weekly Standard, выступил с очередной страстной антирусской статьей, в которой рассуждал о Польше, Грузии, Украине и Косове, готовых «сражаться за свою свободу» и противостоящих «возобновившейся русской агрессии».1 Интересно, что этот американский публицист - не только ярый неоконсерватор, но и мусульманин, рассматривающий албанский вариант ислама в качестве наиболее подходящей «модели религиозного плюрализма» в Европе: «Албанцы, - пишет он, - хотя и в большинстве являются мусульманами, если в чем-то и фанатичны, так это в своей симпатии к Америке. Албанский Ислам – Ислам умеренный и может служить преградой для радикализации европейских мусульман»2.

Ранее Стивен Шварц уделял значительное внимание не только Балканам, но и Центральной Азии, прорабатывая различные варианты переустройства политического пространства этого региона в соответствии с интересами Вашингтона. И хотя о подключении к выстраиваемому им альянсу «европейских демократий» государств Центральной Азии он вроде бы не говорит, статья С.Шварца заставляет вспомнить некоторые эпизоды «большой игры», разворачивавшейся в Туркестане ещё полтора столетия назад. Так, в середине XIX века западный агент, принявший мусульманство, Арминиус Вамбери, рассуждал о возможном объединении местных народов в некое буферное государственное образование, способное бросить вызов Российской империи в интересах Англии и других западных держав3

После 1991 года и образования на территории бывшей советской Средней Азии пяти новых независимых государств начался новый, гораздо более сложный этап «большой игры», связанной с планами геополитической перекройки региона и установлением (прямого или опосредованного) контроля над его богатейшими ресурсами. Именно в этом контексте следует рассматривать многие, казалось бы, не связанные между собой события, включая рост внешнего военного присутствия, спорадическую активность радикальных исламистских группировок, известные события в Андижане и Бишкеке.

Усилия Соединённых Штатов на центрально-азиатском направлении носят комплексный характер, предусматривают чёткую синхронизацию действий политико-дипломатических, военных, информационно-аналитических и «неправительственных» структур. В 1997 году в своей нашумевшей статье Мадлен Олбрайт высказала абсолютно логичную, с точки зрения интересов её страны, идею о том, что Соединённые Штаты должны управлять последствиями распада Советского Союза. В августе 2002 года известный специалист Ст. Блэнк представил аналитический материал под характерным названием: «Реструктурируя Внутреннюю Азию». Основное внимание он уделил проблеме развития коммуникаций в бывшей советской Средней Азии и на приграничных с ней территориях, видя в этом единственную возможность политических, экономических и социальных преобразований, способных ликвидировать географическую замкнутость, способствующую сохранению здесь социально-экономической отсталости и неэффективных политических режимов4. Затем достоянием общественности стали ещё несколько разработок, где особого внимания заслуживает исследование Фредерика Старра «“Партнёрство Большой Центральной Азии” для Афганистана и его соседей», опубликованное Совместным трансатлантическим центром исследований и политики Университета Дж. Хопкинса в марте 2005 года5. В этом документе Афганистан назван «ядром» макрорегиона «Большая Центральная Азия», вокруг которого необходимо выстраивать всю региональную геополитику. Идея «Большой Центральной Азии» претендует на концептуально-идеологическое обоснование политики США в регионе, будучи её новым прочтением и в то же время логически продолжает предыдущую политическую линию Вашингтона6.

Многие шаги, предпринимаемые американской администрацией начиная с 2005 года, свидетельствуют о том, что ключевые элементы аналитических разработок Фредерика Старра были взяты на вооружение.

Так, примерно год назад, после переговоров с одним из афгано-пакистанских религиозных деятелей Фазлом ур-Рехманом в Исламабаде, помощник госсекретаря США по делам Центральной и Южной Азии Ричард Баучер заявил о видении американской администрацией «стабильной и демократической Центральной Азии». Такое видение, по мысли Р.Баучера, предполагает, что этот регион будет во все возрастающей степени связан с Южной Азией (но отнюдь не с Россией). «Интересам государств Центральной Азии отвечает создание соединительных звеньев с югом, дополняющих существующие связи с севером, востоком и западом», – цитировало Р.Баучера агентство ИТАР-ТАСС. По его словам, цель США должна заключаться в том, чтобы «помочь оживить старинные связи между Южной и Центральной Азией, помочь в формировании новых уз в сферах торговли, транспорта, демократии, энергетики и связи» 7.

События прошедшего года показали, что Соединённые Штаты, используя НАТО в качестве традиционного военно-политического прикрытия, последовательно, умело и целенаправленно реализуют свои цели в Центрально-Азиатском регионе. На Центральную Азию брошены, без преувеличения, лучшие американские кадры: достаточно вспомнить архитектора балканской политики США, а ныне - специального посланника США в Афганистане и Пакистане Ричарда Холбрука. Действия США отличаются динамизмом и оперативной корректировкой приоритетов при неизменности долговременных стратегических интересов. Так, недавние заявления Б.Обамы о плане постепенного вывода американских войск с территории Афганистана противоречат его прежним заявлениям о том, что военные силы западного альянса останутся в этой стране еще надолго8. У неискушенного наблюдателя может возникнуть впечатление отсутствия у США целостной стратегии, наличия даже неких метаний. Если бы, однако, это было так, - в Афганистане не происходило бы то, что там происходит.

С 2004 года вокруг аэродромов “Шинданд” и “Баграм”, с их взлётной полосой в 3500 метров, способной принимать тяжелые дальнемагистральные лайнеры и стратегические бомбардировщики типа Б-52, американцы ведут интенсивные строительные работы. Возводятся многочисленные наземные и подземные сооружения, позволяющие говорить о создании супербаз с подземными городами как о главной цели американского и натовского присутствия в Афганистане. Аэродромы “Баграм” и “Шинданд” были когда-то базами советских ВВС, а теперь они превращены в универсальные натовские военные авиабазы, оборудованные системами воздушного и космического слежения, позволяющими контролировать аэронавигационное пространство практически всей Евразии. Вместе со станциями контроля воздушного пространства в Средней Азии, Каспийском регионе, на Кавказе, в Восточной и Центральной Европе в рамках программ НАТО “Аэрокосмическая инициатива”, “Новый Северный маршрут”, “Каспийская стража” и других завершено создание единого мегакоридора управления воздушным движением и контроля воздушного пространства от Европы до Китая. Кроме того, по соседству с Афганистаном США и НАТО имеют ещё 6 военных баз. И хотя некоторые из них (в частности, узбекская “Термез” и пока ещё действующая киргизская “Манас”) официально являются транспортными аэродромами, не составляет никакого труда при необходимости разместить на них боевую авиацию. Средняя Азия освоена натовской военной машиной и фактически представляет южный элемент окольцовывания России базами Альянса9.

Основные задачи внешней политики США в Центральной Азии заключаются в установлении контроля над энергетическими ресурсами региона и отсечении от них как России, так и Китая, а формальным поводом для вмешательства может стать «управляемый хаос», вызываемый с помощью манипулирования имеющимся в регионе конфликтогенным потенциалом. (В позапрошлом веке граница между Российской империей и Китаем разделила районы традиционного проживания казахов, киргизов, уйгуров, и, несмотря на неоднократные массовые переселения в последующем, проблема разделённых народов не теряет здесь своей актуальности).

Помимо США, активную политику в Центральной Азии проводят Китай, Европейский Союз, в известной степени - Иран и Турция, так что очередной этап «большой игры» обещает быть для Москвы весьма непростым. То, что власти Киргизии добились вывода базы американских ВВС в аэропорту «Манас» (c её многогранной деятельностью) может оказаться лишь тактическим успехом, который, в случае если он не получит развития, неизбежно обернётся стратегическим поражением. Симптомы этого уже налицо, а политика России, санкционировавшей американское присутствие в Центральной Азии после 11 сентября 2001 года под маловразумительным предлогом «борьбы с международным терроризмом и наркобизнесом», по-прежнему страдает непоследовательностью. Наркобизнес процветает как никогда – по словам главы Госнаркоконтроля России В.Иванова, «с момента ввода в Афганистан военных контингентов США и НАТО урожаи опиумного мака возросли более чем в 40 раз, и значительные объемы отправляются в страны среднеазиатского региона и Россию, порождая губительные последствия для нашего населения», а 92% героина в мире имеет афганское происхождение10. Так называемый «международный терроризм» выступает скорее в качестве инструмента возможного в будущем переформатирования политического поля государств региона. «Реальная угроза стабильности и безопасности Центрально-Азиатского региона, в том числе потенциальные вызовы со стороны исламского радикализма, вероятнее всего, возникнут на следующей переходной стадии, когда на смену нынешним репрессивным режимам придут новые лидеры», - пишет американский исследователь С. Сейбол, полемизируя с теми авторами, которые считают, что распространение исламского “фундаментализма” в странах Центральной Азии представляет угрозу уже сегодня11.

Что же касается «афганского транзита» США, для реализации целей которого центрально-азиатские государства используются в качестве «площадки подскока», то он порождает серьёзные проблемы. Вряд ли заверения об исключительно невоенном характере перемещаемых грузов могут успокоить, учитывая то, какими темпами возводится к югу от Пянджа современнейшая военная инфраструктура. Однако Москва заключает соответствующие соглашения с НАТО, и нет ничего удивительного, что и её союзники по ОДКБ – Узбекистан и Таджикистан – также договариваются с американцами о так называемом «невоенном транзите» в ходе состоявшегося в апреле визита Р. Баучера в эти государства. Судя по некоторым сообщениям, соответствующие перевозки уже осуществляются. Очевидно, речь здесь идёт о предложении, от которого никто не в силах отказаться; кроме того, Таджикистан (напомним: это культурно-исторически близкое Ирану государство имеет протяжённую границу с Афганистаном) потенциально рассматривается в качестве места размещения новой военной базы США в Центральной Азии. Соответствующие консультации начались ещё при прежней администрации Дж.Буша. Не обошёл американский представитель своим вниманием и Туркмению, причём его встречи в Ашхабаде совпали по времени с определённым охлаждением туркмено-российских отношений, связанных с аварией, которая произошла на участке Давлетбат – Дариялык газопровода «Средняя Азия – Центр». Газовый конфликт между Россией и Туркменией будет всячески использоваться заинтересованными западными кругами в целях реанимации проекта «Набукко», причём окончательное преимущество той или иной стороны не очевидно. 16 апреля в Ашхабаде в присутствии президента страны Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова гендиректор немецкой RWE AG Юрген Гроссманн и глава госагентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов Туркмении Ягшыгельды Какаев подписали долгосрочное соглашение о транспортировке туркменского газа в Европу. В этот же день помощник госсекретаря США по странам Южной и Центральной Азии Ричард Баучер сообщил в Ашхабаде, что “правительство США придаёт особое значение развитию многопланового сотрудничества со странами Центральной Азии, а в отношениях с Туркменией наступил качественно новый этап”12.

Ключевым государством региона является Казахстан, который проводит многовекторную политику13, в том числе и в сфере экспорта энергетических ресурсов. Вероятный выкуп ЛУКОЙЛом доли British Petroleum в Каспийском трубопроводном консорциуме может стимулировать дальнейшее развитие этого проекта (до 65 млн. тонн в год или даже более), сознательно тормозившегося последние годы по явно политическим мотивам14. Для осуществления этой операции необходимо согласие властей Казахстана, и вряд ли они будут противодействовать российской компании15.

В то же время один из крупнейших торговых партнеров Казахстана - США. По итогам шести месяцев 2008 года товарооборот двух стран превысил 1,1 миллиарда долларов. В ходе состоявшегося в октябре 2008 года визита в Астану госсекретарь Кондолиза Райс подчеркнула, что Казахстан остаётся одним из «стержней» американской политики в Центральной Азии в период бурных событий в сфере безопасности в районе от Грузии до Афганистана16. Расширяется и военное сотрудничество двух стран в акватории Каспия. «Оранжевый» Киев также пытается проводить более активную политику на постсоветском пространстве, что может внести дополнительный элемент дестабилизации. Эксперты формулируют это следующим образом: для эффективной политики на западном направлении Казахстан нуждается в стратегических партнёрах в Восточной Европе. Таким партнёром, при благоприятной политической конъюнктуре, могла бы выступить Украина17.

Возрастающий интерес к Казахстану с площадью почти 3 млн. кв.км (девятое место в мире по размерам государственной территории) в немалой степени обусловлен также его ролью в качестве коммуникационного звена, связывающего Китай с государствами Центральной Азии и Среднего Востока. Китай уже получает нефть из Казахстана по трубопроводу Атасу – Алашанькоу. Мощность этой трубы пока невелика – около 10 млн. тонн в год, однако вскоре ожидается ввод в эксплуатацию второй очереди нефтепровода, которая позволит увеличить мощности маршрута втрое18. Существующий Евразийский транспортный коридор, ведущий из Синьцзян-Уйгурского автономного района в Казахстан, может быть дополнен другой магистралью, которая пройдет из Китая через Кыргызстан в Узбекистан.

Мощный информационный вброс по поводу возможного дистанцирования, если не выхода Узбекистана из ОДКБ,19 также вряд ли является случайностью. В Ташкенте подчеркивают, правда, что неучастие представителей Узбекистана во встрече министров иностранных дел государств - участников ОДКБ в Ереване было вызвано причинами исключительно организационного характера и что членство в этом военно-политическом блоке даёт республике много преимуществ.

Обостряющиеся противоречия между центрально-азиатскими государствами в связи с распределением водных ресурсов несут в себе достаточно мощный конфликтный потенциал, и уже сейчас представители некоторых государств призывают к вмешательству в этот вопрос международных организаций. Существующий формат решения экологических проблем в рамках Фонда спасения Арала не решает всех спорных вопросов. Ведь помимо строительства тех или иных объектов гидроэнергетики, остаётся много других болезненных проблем; идея же Центральноазиатского Союза, похоже, уже неактуальна.

Вопрос о том, какие международные организации могут сыграть стабилизирующую или, наоборот, деструктивную роль в решении проблем региона, остаётся открытым. Однако, если вспомнить о прогрессирующем параличе ООН-овских структур и разногласиях, сотрясающих Европейский Союз, кое-какие предположения сделать можно.

Шанхайская Организация Сотрудничества включает все, за исключением Туркменистана, государства региона, а также их непосредственных соседей и основных торгово-экономических партнёров - Россию и Китай. Наблюдателями в ШОС являются основные региональные игроки - Индия, Пакистан, Иран. Повышается заинтересованность этой организации в решении афганских проблем. Можно предположить, что это происходит по причине возрастающего осознания простой реальности: подконтрольный Соединённым Штатам Афганистан является идеальной площадкой для дестабилизации как отдельных государств, так и региона в целом. Разумеется, любое негативное воздействие на регион способно вызвать соответствующую реакцию сопредельных стран (скажем, Ирана или Китая), рассматривающих Центральную Азию как сферу своих жизненных интересов. Все это только повышает необходимость создания прочной системы коллективной региональной безопасности, и объективно ШОС является здесь наиболее адекватным механизмом сглаживания противоречий и выработки взаимно согласованных решений.

Однако формат взаимодействия в рамках ШОС очевидным образом нуждается в совершенствовании. Экономическое сотрудничество между членами организации осуществляется преимущественно на двусторонней основе. Главным приоритетом здесь, как представляется, должны стать вопросы, связанные с поставками энергоресурсов, включая обеспечение безопасности соответствующей инфраструктуры. Интенсификация экономического сотрудничества вряд ли станет возможной без формирования, по крайней мере, общего контура единой политической платформы, с определением конкретных вопросов, по которым достижимо взаимное согласие. Пока же подписанные соглашения в военно-политической сфере не гарантируют приверженности союзническим отношениям в будущем20. Если положение не исправить, Россию и ее партнёров в Центральной Азии ожидают сложные времена.


_______________________ 1 Центр исламского плюрализма: “Путин и его банда готовят новое нападение на Грузию в этом году” // http://www.regnum.ru/news/1154887.html

2 Геополитика и проблемы уммы // http://www.islam.ru/pressclub/tema/georumes

3 См.: Вамбери А. Путешествие по Средней Азии. М. Восточная литература. – 2003.

4 Улунян А. «Большая Центральная Азия»: Геополитический проект или внешнеполитический инструмент? // http://www.ferghana.ru/article.php?id=5655

5 Starr S. F. A «Greater Central Asia Partnership» for Afghanistan an and Its Neighbors Silk Road Paper. Central Asia-Caucasus Institute & Silk Road Studies Program – A Joint Transatlantic Research and Policy Center Johns Hopkins University. Washington, D.C. March 2005. Р. 5. [http://www.stimson.org/newcentury/pdf/Strategy.pdf]

6 Тулепбергенова Г. Проект Большой Центральной Азии: анализ состояния и эволюция // Центральная Азия и Кавказ. – 2009. - № 1.

7 Дружеский совет из Вашингтона: Чтобы Центральная Азия была стабильной, ей следует интегрироваться с Афганистаном и Пакистаном // http://i-r-p.ru/page/stream-event/index-19336.html

8 См.: Махмуд Ш. Новая стратегия Обамы и ее последствия для Афганистана и региона // http://www.afghanistan.ru/doc/14356.html

9 Мелентьев С. Афганистан: реальная угроза. Плацдарм для удара с юга приобретает конкретные очертания // Военно-промышленный курьер. - 2009. – № 7.

10 Михайлов В. Афганистан превратился в мировой центр напряженности // Независимое Военное Обозрение. – 2009. – 3 апр.

11 Сейбол С. Международный терроризм и страны Центральной Азии: поспешные выводы // // Центральная Азия и Кавказ. – 2008. - № 5.

12 Гриб Н. и др. Туркмения нашла замену “Газпрому” // Коммерсант. – 2009. – 17 апр.

13 Подробнее см.: Кукеева Ф. Некоторые теоретические аспекты формирования внешней политики Казахстана // Центральная Азия и Южный Кавказ. Насущные проблемы. М. 2007. - с. 109 - 119.

14 А.Куртов, выступление в ходе круглого стола «Российско-иранское энергетическое партнерство: гуманитарные стратегии». Москва, РГГУ, 10 апреля 2009 г.

15 ЛУКОЙЛ ждет согласия Казахстана // http://www.rbcdaily.ru/2009/04/15/tek/410599

16 http://www.regnum.ru/news/1079054.html

17 Кулик В. и др. Украинские перспективы в Центральной Азии. Аналитический доклад // http://eurasianhome.org/xml/t/analysis.xml?lang=ru&nic=analysis&pid=91&qyear=2008&s=-1

18 Китайский натиск // Эксперт (Казахстан). – 2009. – 20 апр.

19 См., напр.: Михайлов В. «Принципиальные» демарши Узбекистана. – Независимое Военное Обозрение. – 2009. – 24 апр.

20 См.: Кольтюков А. Влияние Шанхайской организации сотрудничества на развитие и безопасность Центрально-Азиатского региона // Шанхайская организация сотрудничества. К новым рубежам развития. М. 2008.

Теги: , , , , , , , , , , , , , , ,

Набукко не сможет обойтись без иранского газа - директор Национальной нефтяной компании Ирана


TREND NEWS: На следующей неделе министр нефти Ирана Голамхуссейн Нозари совершит визит в Германию. Цель визита - проведение обсуждений в энергетической сфере между двумя странами, сообщило иранское агентство ISNA.

“Министр нефти Ирана совершит визит в Германию, в ходе которого состоятся обсуждения в энергетической сфере между Ираном и Германией. На обсуждениях также будет затронут и вопрос транспортировки иранского газа в Германию посредством трубопровода “Набукко”, - сказал директор Национальной нефтяной компании Ирана Сейфулла Джашнсаз.

В Тегеране между министерством нефти Ирана и британской компанией прошло обсуждение вопроса транспортировки газа, сказал он. “В среду в Тегеране между британской компанией и министерством нефти Ирана состоялось обсуждение вопроса транспортировки в Англию природного газа посредством трубопровода “Набукко”, - сказал Джашнсаз.

Касаясь заявления США о возможности участия Ирана в “Набукко”, Джашнсаз сказал: “Мы ранее говорили, что страны, обеспечивающие газом трубопровод “Набукко”, не смогут обеспечивать этот трубопровод без иранского газа”, - сказал Джашнсаз.

Теги: ,

Перекресток геополитических интересов России и Турции - Кавказ и Центральная Азия


Институт Ближнего Востока:  Кавказ и Центральная Азия всегда были регионами столкновения геополитических интересов Турции, Ирана и со времен Ивана Грозного присоединившейся к ним России. После распада СССР на постсоветском пространстве образовался своеобразный вакуум, существенное влияние на развитие центральноазиатских, кавказских республик, тюркских субъектов РФ стала оказывать Турция. В борьбу за господство за южные регионы бывшего Советского Союза включился и Иран. Именно в условиях изменения баланса сил, нарушения глобального равновесия, усиления Ирана и Турции, ослабления России, на повестку дня вышло то противостояние в центральноазиатском и кавказском регионах, которое было характерно для трех держав на протяжении истории.
Распад СССР оказался неожиданным для большинства центральноазиатских и кавказских республик и привел к серьезной дестабилизации их внутреннего положения, поставил их перед сложным внешнеполитическим выбором. Глава Казахстана Н.Назарбаев даже призвал своих среднеазиатских соседей объединиться в самостоятельный альянс в качестве противовеса участвовавшим в беловежской встрече трем славянским республикам.
В условиях распада СССР выбор у стран оказался невелик – или исламизация всех сторон общественно-политической жизни по образу и подобию Исламской Республики Иран, или светская республика с исламской спецификой по турецкой модели развития. Со своей стороны Турция и Иран, естественно, готовы были начать борьбу за распространение своего влияния на постсоветском пространстве. При этом Иран делал упор на исламское и культурно-историческое прошлое центральноазиатских республик и Азербайджана, а Турция – на их единое тюркское происхождение.
В рамках своей продуманной внешней политики Турция начала свое проникновение в Центральную Азию и Закавказье сразу на нескольких направлениях, то есть на политическом, идеологическом и экономическом. При этом турецкое руководство использовало как возможности госаппарата, так и активно подключало потенциал частного турецкого бизнеса, а также возможности различных общественных, религиозных и политических организаций.
Реакция России на крупнейшие в новейшей истории геополитические изменения была явно несоответствующей той скорости, с которой она утрачивала свои позиции в Центральной Азии, в Закавказье. Руководство Российской Федерации было занято достижением своих целей, страна была в кризисе, не могла оправиться после случившейся геополитической трагедии – развала Советского Союза.
Турция прекрасно понимала, что происходило с Россией, более того – принимала активнейшее участие в различных процессах, происходивших в нашем государстве, явно надеялась получить свою долю наследства «больного человека». И действовать Турецкая Республика начала еще тогда, когда почувствовала – историческое время Советского Союза прошло, наступает новый век, в котором у турок появляется шанс расширить свою сферу влияния и добраться до месторождений газа и нефти – до того источника, который им жизненно необходим.
В декабре 1990 г. Турция созвала в Стамбуле Международный курултай Туркестана, где в центре внимания оказались «внешние тюрки» (dis tьrkler). Это был еще даже не первый шаг на шахматной доске тюркских регионов Советского Союза. Это были всего лишь приготовления к долгой игре с непродуманным концом.
В 1992 году Анкара создала Агентство по тюркскому сотрудничеству и развитию (турецкая аббр. TIKA), главной целью которого является координация связей в области банковского дела, а также подготовка государственных служащих и создание компьютерных сетей. В марте 1992 г. во время пресс-конференции Сулейман Демирель заявил, что Турция станет «культурным центром и историческим магнитом для новосуверенных государств».
Начиная с 1993 года в Турции проводятся встречи турецких руководителей с главами тюркских государств СНГ, регулярно осуществляются взаимные визиты высокого и высшего уровня для консультаций и совместных внешнеполитических акций.
В этих условиях у России всё еще был шанс удержать происходящее в своих руках, резко развернуть события в свою пользу. Однако руководство государства продолжало свою политику отстранения, не поддерживало русских в тюркских регионах бывшего Союза, фактически стояло с протянутой рукой и смотрело на Запад, в то время как Восток оказался далеко позади.
При прямой и опосредованной поддержке со стороны государственного руководства и соответствующих ведомств в Турции резко активизировались общественные организации, землячества, общины, фонды, имеющие целью установление и развитие контактов и реализацию совместных программ и проектов с общественностью мусульманских республик СНГ и республик в составе России.
Стимулирующую роль в появлении и активизации данных организаций сыграли в тот период высказывания высшего руководства Турции. Под влиянием дипломатических успехов в 1992 году президент Турции Т.Озал провозгласил XXI век «веком Турции», а премьер-министр С.Демирель говорил о «турецком мире от Адриатики до Великой китайской стены».
Деятельность упомянутых организаций в Турции способствовала активизации ряда националистических организаций даже внутри России. Еще в СССР в 1990 году была создана Ассамблея тюркских народов, а на ее III съезде, состоявшемся в 1993 году в Чебоксарах, была принята программа, где, в частности, говорилось, что тюркские республики должны создать мощное содружество тюркских государств. Отмечалось при этом, что «народы тюркского мира находятся на разных ступенях национально-государственного самоопределения. Одни имеют международнопризнанные государства, другие, обладая той или иной формой государственности, продолжают борьбу за независимость и международно-правовое признание». Под вторыми понимались прежде всего тюркоязычные республики в составе России.
Справедливо рассматривая такие мероприятия как провоцирующие сепаратистские настроения в России и дестабилизирующие ситуацию в стране, МИД России неоднократно выражал в связи с этим свою озабоченность. Увы, озабоченность МИДа уже мало интересовала Турцию. Турецкая Республика иногда по старой привычке одергивалась, когда слышала жесткие слова Москвы, но, не чувствуя в них былой твердости и уверенности, продолжала действовать по-своему.
В наиболее концентрированной форме характер отношений Турции с целым рядом республик СНГ выразил министр Турции по связям с тюркоязычными республиками СНГ А.Чей. Он заявил, что «Турецкая республика – преемница великой Османской империи» и должна создать союзное объединение с Азербайджаном, Казахстаном, Узбекистаном, Киргизией и Туркменистаном даже ценой резкой конфронтации с Россией.
Важно подчеркнуть, что сегодня Турция понимает: в краткосрочной перспективе сложно претворить в жизнь идеи о создании новой тюркской империи на основе «старшебратства» Турции. Связано это не только с нежеланием тюркских народов бывшего СССР быть младшими братьями, но и с теми широкими связями, которые существуют у Цетральноазиатских и Кавказских республик с Россией. В этих условиях Республика Турция делает ставку на будущее: внедряет свои образовательные, религиозные учреждения в республиках бывшего СССР.
По этому направлению предпринимаются меры, в том числе с использованием возможностей всемирной компьютерной сети Интернет. В добавление к этому сделаны определенные шаги по созданию «Информационного банка тюркского мира», а также по усовершенствованию информационного обмена между библиотеками и университетами этих стран. С целью расширения культурного сотрудничества тюркоязычных стран в 1994 г. было создано «Совместное управление тюркских культур и искусств» (турецкая аббр. – TЬRKSOY).
По конституции Турция является светским государством, но, несмотря на это, турецкое правительство реализует также программы в области религиозного обучения. Стараясь поднять религиозное самосознание студентов и школьников, турецкое правительство выделяет большие средства на строительство и восстановление мечетей и организацию при них религиозных школ. В сфере исламского образования и воспитания наиболее активно выступает религиозная секта суфийского толка «Нурджулар» и ее глава Феттулах Гюлен. Только на Северном Кавказе свободно функционируют порядка 30, а в странах СНГ – более 200 лицеев, связанных с вышеназванной организацией.
Сам Гюлен так охарактеризовал главную задачу этих школ: «Наши школы являются миссионерскими, как другие миссионерские школы европейцев и американцев. Наша цель – выполнять миссионерскую деятельность и подготовить подходящие условия для создания турецкого лобби, и обучать госслужащих». Совсем недавно на совещании МИД Турции было отмечено, что школы Ф.Гюлена в странах Центральной Азии и Азербайджана играют позитивную роль. В то же время Совет национальной безопасности Турции воспринимает его деятельность как вызов секулярному режиму страны.
Факт исламского обучения не всегда однозначно воспринимается в тюркских республиках. Именно этим можно объяснить реакцию президента Узбекистана И.Каримова, который приказал всем узбекским студентам (а их было около 2000), обучавшимся в Турции, вернуться домой, после того, как был проинформирован о том, что некоторые из них попали под влияние одной из радикальных исламских групп в Турции.
Уместно привести слова бывшего президента Турции С.Демиреля, прозвучавшие на восьмом тюркском саммите в Астане. «Именно образованная, знающая самые современные технологии молодежь сможет обеспечить тюркским странам ведущие позиции в XXI веке – веке конкуренции геополитических центров». Продолжая свою мысль, он добавил: «Наша цель – не только написание новой истории наших народов, но и восстановление прежней».
На этом фоне обращает на себя внимание продолжающееся фактическое отсутствие российско-турецкого сотрудничества в евразийском направлении. Подписанный в ноябре 2001 г. руководителями внешнеполитических ведомств двух стран «План действий по развитию сотрудничества между Российской Федерацией и Турецкой Республикой в Евразии (от двустороннего сотрудничества к многоплановому партнерству)» выполняется не полностью. В то же время продвижение и реализация этого Плана может не только способствовать развитию регионального сотрудничества, выгодного всем сторонам процесса интеграции, но и стимулировать инвестиционную активность российских предприятий и организаций в Центральной Азии и Закавказье.
Получается, что Россия и Турция не выработали до сих пор правила игры в южных регионах бывшего Советского Союза. Ситуацию необходимо менять как можно быстрее. Россия не может и не должна полагаться лишь на личные контакты президентов и премьеров. Пора подвести под это соответствующую правовую базу и следовать ей неукоснительно. Пришло время твердо заявить, что Россия более не сосредотачивается, она выздоравливает, уже твердо стоит на ногах и будет отстаивать свои интересы, прежде всего, в странах, с ней соседствующих.
В этой связи привлекают особое внимание прошедшая 2 апреля 2009 года в Штаб-квартире Международной организации по совместному развитию тюркской культуры и искусства (ТЮРКСОЙ) встреча Генерального директора ТЮРКСОЙ Дюсена Касеинова с представительной российской делегацией в составе Директора Департамента по связям с субъектами Федерации, парламентом и общественными объединениями МИД РФ Валерия Кеняйкина, Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ в Турецкой Республике Владимира Ивановского, Советника Посольства РФ в Турецкой Республике Александра Колесникова, Главы Представительства Республики Татарстан в Турецкой Республике Радика Гиматдинова. В рамках переговоров Россия показала, что не намерена стоять в стороне. Обсуждались вопросы, связанные со вступлением Российской Федерации в Международную организацию ТЮРКСОЙ на правах страны-наблюдателя. Стороны сделали совместные шаги по упорядочению участия субъектов РФ в ТЮРКСОЙ. Также была достигнута предварительная договоренность о встрече в середине мая 2009г. Генерального директора ТЮРКСОЙ с руководством МИД России, Министерства культуры России, а также со Специальным Представителем Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству М.Е.Шыдким. Представляется важным, что пусть и пока декларативно, но все-таки заявил Генеральный директор ТЮРКСОЙ Дюсен Касеинов следующее: «ТЮРКСОЙ в своей деятельности по изучению, сохранению и популяризации культуры и искусства тюркоязычных народов мира не преследует никаких политических целей, руководствуется приоритетностью культурного многообразия гуманитарного наследия человечества, не вмешивается во внутренние дела членов Организации». Касеинов также заявил, что популяризация культуры тюркоязычных народов России полностью соответствует Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым 12 июля 2008 г. Иными словами, Анкара сегодня уже не может не считаться с интересами России, пытается более взвешенно подходить к решению региональных вопросов и не идет на прямую конфронтацию с РФ, однако от долгосрочных планов своих не отказывается, да и вряд ли откажется…
В заключении отметим, что Россия, Иран и Турция на протяжении веков осуществляют борьбу за кавказский и центральноазиатский регионы. С XVII по XIX век Россия смогла, в целом, выйти победительницей, прежде всего – благодаря мудрой, твердой и порой хитрой политике как в верхах, так и на местах. В начале ХХ века на лицо постепенное ослабевание позиций России, однако с образованием СССР делается новая попытка консолидировать кавказский и центральноазиатский регионы в единую с русскими общность. Сегодня на карте уже нет Советского Союза. После такой крупной геополитической трагедии равновесие в Евразии не восстановлено и по сей день. В условиях продолжающейся экспансии Турции на Кавказ и в Центральную Азию Россия не может стоять в стороне, необходимо выработать новую долгосрочную политику в отношении стран бывшего СССР, использовать все рычаги, проявлять мудрость и гибкость. Только сильная Россия может сохраниться как держава, способна вновь привлечь на свою сторону центральноазиатские и кавказские республики и выйти победительницей в сложной геополитической игре, разыгранной в регионе Турцией, Ираном и США.

Литература:
1 Дегоев В.В. Россия, Кавказ и постсоветский мир. Прощание с иллюзиями. М.:Русская панорама, 2006.
2 Демоян Г.А. Культурно-образовательный пантюркизм: история и современность. // Востоковедный сборник. Выпуск четвертый. Под ред. Федорченко А.В., Филоника А.О. М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2002.
3 Дружиловский С.Б., Хуторская В.В. Политика Турции и Ирана в Центральной Азии и Закавказье. // Иран и СНГ. Под ред. Н.М.Мамедовой. М.: ИВ РАН, Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2003.
4 Егоров В.К. Россия и Турция: линия противоречий. // Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск девятый. М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2000.
5 Уразова Е.И. Евразийское направление внешней политики Турции при правительстве Партии Справедливости и Развития (ПСР). // Турция в новых геополитических условиях (материалы круглого стола март 2004). Под ред. Ульченко Н.Ю. М.: ИВ РАН, ИИИиБВ, 2004
6
http://www.tika.gov.tr
7
http://www.turksoy.org.tr

В.Аватков

Теги: , , , , , , , , ,

Поближе к углеводородам /Почему не совпадают позиции Ирана и четырех стран СНГ по разделу Каспия и его ресурсов?/


РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: Как показало заседание межгосударственной группы по Каспийском морю, подходы прикаспийских стран к вопросам раздела Каспия и его ресурсов по-прежнему различные. По мнению посла РФ по особым и спецпоручениям Александра Головина, “не согласованы вопросы разграничения дна: кое-где соглашение подписано, с некоторыми странами - нет. Вопрос делимитации акватории остается открытым”.

РФ, Азербайджан, Казахстан и Туркмения согласны с принципом раздела дна и ресурсов, с возможностью равного долевого участия прикаспийских государств во взаимном освоении этих ресурсов. Остальная акватория для хозяйственных, в том числе транспортных и рыбопромысловых нужд, остается в общем пользовании тех же государств. Такая позиция опирается Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года, ратифицированную всеми прикаспийскими странами.

У Ирана позиция иная: руководитель иранской делегации по “каспийским” переговорам Мехди Сафари подтвердил, что Тегеран “по-прежнему настаивает на разделении Каспийского водоема на пять равных частей, то есть по числу прикаспийских государств. Им должно достаться ровно по 20 процентов территории бассейна”.

Дело в том, что в иранском секторе нет крупных нефтегазовых ресурсов, поэтому Тегеран, выдвигая принцип “равных долей”, рассчитывает получить крупные нефтяные и газовые месторождения в южном районе центрального сектора Каспия (Сердар, Кяпяз). Хотя уже близки к завершению 5-летние переговоры Баку и Ашхабада по этим месторождениям, в контексте схожих позиций Азербайджана и Туркмении по разграничению каспийского дна и его “закромов”. Плюс к тому, почти все прикаспийские страны уже согласовали взаимные “каспийские” границы - кроме Ирана.

Как считает эксперт по проблемам Каспийского бассейна Магомед Шатоев, “увеличение доли Ирана означает уменьшение суммарной доли всех четырех бывших советских республик, а на практике - потерю доли одного Азербайджана. А если бы в претендуемой Тегераном дополнительной части Каспия не было больших запасов углеводородов, станет ли Иран требовать раздела… на пять равных частей?”

В этой связи некоторые СМИ полагают, что “неуступчивость” Тегерана обусловлена его возможным участием в обходящих Россию “евросоюзовских” газопроводных проектах “Набукко” и “Белый поток”, для которых требуются крупные объемы газа, а оспариваемые Ираном месторождения расположены вблизи маршрутов этих трубопроводов.

Теги: , , , , ,

Транзит и поставки под санкциями “геополитики”: Газовый саммит в Софии


ИА REGNUM: Второй и заключительный день прошедшего в Софии международного форума “Природный газ для Европы. Надежность и партнерство” 24-25 апреля 2009 года не преподнес никаких сенсаций и не дал результатов, принципиально отличных от того, что уже обозначилось в первый день форума. Итоги второго дня и всего газового саммита в текущих сообщениях болгарских СМИ выглядят следующим образом.

С утра в субботу 25 апреля состоялось второе пленарное заседание правительственных делегаций стран-участниц форума в Софии, по итогам которого была подписана итоговая декларация. Как и сообщалось ранее, зафиксированными в ней основными принципами энергетической политики стали: прозрачность действий правительств и компаний в сфере газовых поставок, конкуренция, публичность финансовой отчетности, углубление энергетического сотрудничества в кризисных ситуациях, соблюдение существующих договоров, следование экологическим нормам. Также в декларации подчеркивается возможность применения юридических санкций (вплоть до назначения компенсаций) за неисполнение обязательств по поставкам и транзиту. Все страны-транзитеры должны гарантировать беспрепятственный транзит газовых потоков и его эффективный мониторинг. Повышенная роль частного сектора должна стимулироваться стабильной энергетической политикой.

Наконец, в декларации отмечается, что Черноморский и Каспийский регионы имеют “геополитическое” значение для европейской энергетической безопасности и для диверсификации источников и маршрутов поставок газа. В Софийской декларации также говорится, что Юго-Восточная Европа имеет стратегическое местоположение, связывающее между собой производителей природного газа (Россию, страны Центральной Азии, Каспийского региона, Ближнего Востока и Северной Африки), транзитные страны Черноморского региона и Кавказа и европейских потребителей “голубого топлива”. По некоторым сведениям, по настоянию российской делегации из проекта декларации был исключен пункт о праве третьих стран на доступ к существующей газотранспортной инфраструктуре.

Во второй день газового саммита в Софии некоторые из его участников, как и накануне, сделали ряд оптимистических заявлений о перспективах реализации проекта газопровода NABUCCO. Как сказал управляющий директор этого проекта Райнхард Митшек, окончательное инвестиционное решение по NABUCCO, ожидаемое в 2010 году, должно вызвать многонациональный спрос на газ для заполнения этого трубопровода. По словам Митшека, учредители проекта рассчитывают на поступление сырья из Азербайджана, Туркменистана, Ирака, Египта и даже из Ирана и России и не исключают никаких из возможных источников.

Представлявший Чехию вице-премьер этой страны по европейским вопросам Александр Вондра, выступая на второй пленарной сессии, призвал ЕС перейти в энергетическом сотрудничестве от слов к делам. По словам Вондры, одним из приоритетов для Чехии в период ее председательства в ЕС (первое полугодие 2009 года) было достижение согласия по строительству т.н. “южного коридора” транзита природного газа. Уже были достигнуты значительные достижения в области законодательного регулирования внутреннего энергетического рынка, сказал Вондра. В течение нескольких ближайших месяцев должна быть обеспечена и политическая поддержка строительства NABUCCO. При председательстве Чехии должна состояться встреча в верхах по вопросам “южного коридора”, напомнил Вондра, по мнению которого это является сигналом перехода ЕС от этапа переговоров к реализации значимых проектов. До конца 2009 года должно быть подписано и межправительственное соглашение о сотрудничестве с Египтом в деле создания “южного коридора”. Другим ключевым участником проекта “южного коридора” Александр Вондра назвал Турцию. По его словам, в рамках чешского председательства в ЕС делается все возможное для закрытия политических вопросов по энергетическим проектам.

Возглавлявший американскую делегацию специальный посланник США по энергетическим вопросам в Евразии Ричард Морнингстар подчеркнул в своем выступлении, что NABUCCO, как и любой трубопровод, - это не панацея. Он сказал, что администрация США готова по мере возможности помогать реализации этого проекта, в частности, как посредник в поиске субсидий международных финансовых структур и в получении доступа к источникам финансирования. О “Южном потоке” американский дипломат сказал, что позиция США по нему - ни “за”, ни “против”. По словам Морнингстара, “это будет очень дорогой проект” со многими вопросами по его финансовой структуре. Также Ричард Морнингстар сказал, что политика США по вопросу энергетической безопасности Европы направлена на достижение диверсификации источников и маршрутов поставки сырья, во избежание зависимости от одного поставщика. Однако специальный посланник США признал, что в ближайшем будущем Россия будет основным поставщиком и для Болгарии, и для всей Европы в целом.

Со своей стороны, возглавлявший делегацию России на форуме в Софии министр энергетики РФ Сергей Шматко заявил, что участники саммита выразили свою поддержку проекту “Южный поток”. Традиционными партнерами России в газовой сфере Шматко назвал Италию, Австрию, Сербию, которые, как и другие страны, говорили в Софии о невозможности обеспечения энергетической безопасности Европы без России. Форум в Софии прошел гладко, без излишней политизации энергетических вопросов, сказал Шматко. По его словам, Россия заинтересована в увеличении объема поставок газа в Европу и, при этом, не собирается участвовать в проекте трубопровода NABUCCO.

На итоговой пресс-конференции Сергей Шматко сказал также, что относительно проекта “Южный поток” существуют спекуляции о расхождении позиций России и Болгарии. Напротив, в последние дни позиции газовых компаний двух стран сблизились, и в ближайшее время ожидается подписание договора между “Газпромом” и Болгарским энергетическим холдингом (БЕХ), сказал Шматко. Однако российский министр не уточнил, ожидается ли это подписание во время предстоящего визита в Москву министра-председателя Болгарии Сергея Станишева 26-28 апреля. Шматко повторил, что проект NABUCCO не может конкурировать с “Южным потоком”, поскольку в рамках первого, в отличие от второго, еще не даны ответы на вопросы - какова будет цена газа для потребителей в Европе, какими будут маршрут и ресурсная база NABUCCO. Шматко уверил, что цена газа по “Южному потоку” будет намного ниже, чем по NABUCCO.

Одним из главных практических результатов газового саммита в Софии стало давно намеченное подписание соглашений между Болгарией и Египтом о сотрудничестве в области добычи и поставок природного газа, а также между Болгарией и Грецией о соединении газотранспортных систем (ГТС) двух стран и взаимодействии при использовании сжиженного газа. Представители действующего болгарского руководства в последние месяцы неоднократно называли сотрудничество с Египтом одним из приоритетов своей энергетической политики; уже было проведено несколько раундов переговоров об этом.

В рамках саммита 24-25 апреля министр экономики и энергетики Болгарии Петр Димитров и министр нефти, спецпредставитель президента Египта Самех Фахми подписали меморандум о двухстороннем сотрудничестве в газовой сфере сроком на 3 года. Соглашение предусматривает поставки из Египта в Болгарию сжиженного природного газа через намеченные к постройке терминалы или же с использованием уже существующих таких терминалов в Турции или Греции (на острове Ревитуза близ Афин). Переговоры с двумя последними странами должны быть проведены дополнительно. Также предстоит еще определить объемы газа, которые Египет сможет поставлять в Болгарию. (Напомним, что в ходе прежних переговоров обсуждалась возможность поставок Египтом в Болгарию до 1 млрд. кубометров газа в год, что составляет около четверти общей потребности этой страны). Наконец, стороны обязались сотрудничать на взаимовыгодной основе в деле разведки новых газовых месторождений, подготовки специалистов, эксплуатации танкеров для сжиженного газа.

Одновременно в ходе саммита Петр Димитов и министр регионального развития Греции Костис Хадзидакис подписали меморандум о сотрудничестве между Болгарией и Грецией в осуществлении межсистемной связки ГТС двух стран и в строительстве объектов газовой инфраструктуры (как терминалов для сжиженного газа, так и трубопроводов). В частности, в документе идет речь о строительстве второго терминала для регазификации сжиженного газа на северном побережье Эгейского моря у греческого порта Кавала (ранее рассматривалась возможность возведения такого терминала на другом пункте побережья, у Александруполиса). Подписавший со стороны Болгарии соглашения с Египтом и Грецией министр Петр Димитров заявил, что их особая значимость определяется необходимостью поиска альтернативных источников газа и установления связей с газотранспортными системами других стран.

Как пишет правый Mediapool, ожидается, что заключенные договоры с Грецией и Египтом “ослабят газовую хватку Москвы”. Два намеченных проекта (по сжиженному газу и связке ГТС Болгарии и Греции) были кандидатами на получение части средств из фонда в 3,75 млрд. евро, выделенного Евросоюзом на развитие инфраструктуры и энергетики. Однако стало ясно, что из них Болгария получит всего 45 млн. евро на связку ГТС, так как проект по сжиженному газу был признан находящимся на слишком ранней стадии развития, а ЕС финансирует проекты со сроком окончания до 2011 года.

Закрывая второе пленарное заседание и выступая на итоговой пресс-конференции, ряд интересных и важных заявлений сделал организатор и хозяин форума президент Георгий Пырванов. По его словам, саммит 24-25 апреля завершился полным успехом, поскольку все участники продемонстрировали политическую волю к поиску верных, работающих и перспективных решений. Диалог сторон в ходе форума Пырванов назвал содержательным и конструктивным. Также он сказал, что конец форума не ставит точку в энергетических дебатах; напротив, они должны разгореться с новой силой.

Общее внимание привлекли слова Първанова о том, что он придерживается идеи “переосмысления” договора с “Газпромом”. Также он сказал, что энергетики не должны диктовать политическую повестку дня. По словам Пырванова, суверенитет Болгарии должен уважаться, и “Газпром” не должен сам определять, с кем ему заключать контракты в Болгарии (т.е. кого считать посредниками, подлежащими исключению из цепи, а кого - потребителями). Пырванов сказал, что он ведет общение с государственным руководством России и не должен обсуждать претензии “Газпрома” и “каких бы то ни было фирм”.

В этих словах оппозиционные СМИ Болгарии усмотрели “охлаждение” и “беспрецедентно острый тон” президента Пырванова в отношениях с Москвой и ее энергетическими компаниями. Тем не менее, Пырванов сказал, что сейчас ведется работа над новым соглашением по “Южному потоку”, который должен ускорить его строительство. Президент не исключил, что соглашение может быть подписано уже во время визита премьер-министра Сергея Станишева в Москву 26-28 апреля 2009 года, а может - на запланированной встрече участников “Южного потока” в середине мая. Также Пырванов назвал желательным, чтобы соглашение было подписано не позднее конца мая 2009 года, поскольку после этого на заключение договора падет тень начинающейся парламентской предвыборной кампании в Болгарии. Пырванов признал, что “Южный поток” и NABUCCO являются не “альтернативными”, но, с высокой степень вероятности, “конкурирующими” проектами, однако Болгария может выиграть от реализации их обоих. Пырванов сказал также, что есть место и для проекта “Белого потока” (газопровода по дну Черного моря из Грузии на Украину). (Нельзя не отметить парадоксальность и абсолютный политический смысл этого заявления, поскольку эксперты единодушно называют “Белый проект” абсолютно нежизнеспособным проектом, вдобавок имеющим отчетливую антироссийскую политическую и идеологическую окраску).

В целом, итоги газового саммита в Софии можно подвести следующим образом. Очевидное почти полное отсутствие практических результатов встречи делегаций 28 стран поставщиков, транзитеров и потребителей природного газа следует признать неудачей организаторов форума, в том числе президента Болгарии Георгия Пырванова. Саммит явно не стал “энергетическим Давосом” (как ранее о нем высказался премьер-министр Станишев). Выяснилось, что европейские учредители проекта NABUCCO намерены обсуждать его перспективы на собственной конференции, которая состоится в Праге в первой декаде мая 2009 года. А Россия предпочла провести один из решающих раундов переговоров с Болгарией по “Южному потоку” на своей территории, во время ближайшего визита в Москву Сергея Станишева. Таким образом, не оправдались ожидания действующего руководства Болгарии насчет того, что форум в Софии станет площадкой для оглашения важных решений по обоим крупным проектам международных газопроводов и тем самым подтвердит статус Болгарии как незаменимого звена всех транзитных схем и важного регионального центра энергетической политики. Единственное, что может занести в свой актив принимающая сторона форума, - это подписание давно обещанных (и требуемых оппозицией со времен газового кризиса в январе 2009 года) соглашений с Грецией и Египтом о возможных новых источниках и альтернативных маршрутах поставок газа. Впрочем, пока эти соглашения лишены конкретности.

Сейчас оппозиционные круги Болгарии уже начали язвительно упрекать президента и правительство в провале их амбициозных планов, связывавшихся с газовым саммитом в Софии, а также выражать удовлетворение по поводу мнящегося им углубления разногласий России и Болгарии по “Южному потоку”. Можно предположить, что последние заявления болгарского президента по газовому сотрудничеству с Россией, в которых некоторые усмотрели острую критику в адрес Москвы, на самом деле служат лишь для парирования прежних и будущих выпадов оппозиции против энергетической политики Пырванова и Станишева. Однако обращает на себя внимание, что, при всей “остроте” заявлений Пырванова в адрес “Газпрома”, в них не было ничего, что указывало бы на возможность отказа Болгарии от “Южного потока” в пользу альтернативных проектов. Эти заявления, по всей видимости, следует считать частью деловой подготовки к предстоящим в ближайшие дни непростым переговорам Станишева в Москве по “Южному потоку”. Именно в ходе этого визита должно определиться, так ли уж сильно “Южный поток” опережает по темпам своей реализации на болгарском участке конкурирующий европейский проект NABUCCO.

Теги: , , , , , , , , ,

Европарламент будет регулировать энергорынки ЕС


EnergyLand: Европарламент одобрил пакет законов о регулировании энергетических рынков. Парламентарии позаботились об обеспечении стабильности энергоснабжения ЕС на случай новых газовых споров между Россией и Украиной.

Новые законы, в частности, укрепляют права потребителей и позволяют им легче менять поставщиков энергии. Повышается также значение национальных органов надзора за деятельностью энергетических компаний. Отныне на концерны, нарушающие законы ЕС по регулированию, могут налагаться штрафы в размере до одной десятой части их годового оборота, сообщает Deutsche Welle.
Одобренный Европарламентом пакет законов предусматривает также создание европейского энергетического агентства, главная задача которого будет заключаться в развитии кооперации между странами ЕС в интересах улучшения их энергоснабжения. При возникновении перебоев с поставками энергоносителей, подобных тем, которые некоторые страны Евросоюза пережили в начале 2009 года из-за очередного газового спора между Россией и Украиной, в действие должны вступать согласованные планы на случай чрезвычайных ситуаций.
Специальный пункт в новом законопроекте оговаривает меры, призванные не допустить скупку энергосетей Евросоюза концернами из стран, не являющихся членами ЕС. Национальные органы надзора получают право заблокировать сделку о купле-продаже таких сетей в том случае, если иностранная фирма-покупатель, типа российского госконцерна “Газпром”, не соблюдает нормы законодательства ЕС в области энергетики или не в состоянии обеспечить безопасность энергоснабжения.

Теги: , ,

ЕС принуждает Россию к реформе «Газпрома»


РОСБАЛТ: Европарламент одобрил план либерализации европейского энергорынка, главная цель которого — развитие конкуренции между поставщиками энергоресурсов. Документ делает невозможным покупку распределительных газовых сетей российским «Газпромом» — между тем, именно это является стратегической целью монополии. Российские власти в ответ призвали к формированию «нового механизма энергобезопасности».

Депутаты Европарламента окончательно дали понять, что не поддерживают российскую концепцию поставок энергоресурсов. Напомним, «Газпром» и высшие чиновники РФ хотят иметь многолетние гарантии спроса на «голубое топливо». Логика понятна: вкладывая миллиарды долларов в добычу и строительство магистралей, газовая монополия нуждается в подстраховке своих инвестиций. Гарантией их возврата могут стать долгосрочные контракты на покупку газа, поэтому для поставщика ресурсов идеальна схема, при которой он контролирует скважину, трубу, местные сети и продает углеводороды конечному потребителю.

Однако у властей ЕС другие приоритеты: они заботятся о потребителях, для которых самое главное — это низкие цены. Снижение стоимости может обеспечить отсутствие монополизма и стимулирование конкурентной борьбы. Этого, как считают Европарламент и Еврокомиссия, можно добиться, если источники и пути поставок энергоресурсов будут диверсифицированы. Именно поэтому Брюссель стремится увеличивать долю сжиженного природного газа на рынке (поставщики которого не могут контролировать распределительную инфраструктуру внутри Европы), заключать прямые соглашения с новыми экспортерами и отделять добычу от транспортировки и сбыта.

План, который был принят Европарламентом накануне, обещает нелегкую жизнь крупным вертикально интегрированным энергетическим компаниям. Если они хотят продолжить работу на рынке ЕС, то к концу 2012 года им придется выбрать один из трех сценария поведения.

Первый самый простой — расстаться с транспортным и распределительным бизнесом при помощи открытой продажи и сосредоточиться на добыче. В этом случае прокачкой и сбытом газа должны заниматься независимые операторы.

Второй — компания остается юридическим собственником сетей, но теряет над ними оперативный контроль (управление этим бизнесом переходит к укрупненному оператору, который будет создан в каждой из стран ЕС). Такой вариант позволяет сохранить вертикально интегрированную структуру.

Третий сценарий, казалось бы, самый либеральный — компания сохраняет сети как в собственности, так и под управленческим контролем. Но тогда она должна предъявлять раздельный учет затрат по добыче, транспортировке и сбыту специальному уполномоченному контролеру. Кроме того, добывающие, транспортные и сбытовые компании не могут контролироваться одними и теми же менеджерами — управленцы даже не имеют права переходить из одной сферы в другую без перерыва в несколько лет.

Большинство экспертов считают, что поэтапная реализация плана Европарламента приведет к «выдавливанию» транспортного бизнеса из вертикально интегрированных холдингов, которые в результате будут разделены по видам деятельности.

Раньше «Газпром» предлагал ЕС и Украине создать совместное предприятие, которое будет как минимум управлять (а то и владеть) украинской газотранспортной системой. Принятый Европарламентом план начисто отвергает эту возможность. Тем более, Киев уже договорился с Брюсселем о переходе газотранспортной системы под управление одной из европейских операционных компаний. В итоге «Газпрому» не останется места на газовом рынке Украины. Он также может распрощаться с мечтой о контроле над газовыми сетями Польши, Германии, Великобритании и других стран. Вероятнее всего, российской монополии придется продавать весь объем газа на границе с Украиной. И уже европейской управляющей компании придется отвечать за топливо и решать проблемы украинских долгов.

Впрочем, отметим, что европейское разделение вертикально интегрированных холдингов значительно либеральнее российского. План Анатолия Чубайса, по которому было реформировано РАО «ЕЭС России», был куда жестче. Он предписывал безоговорочное разделение сбытового, транспортного и генерирующего бизнеса везде, кроме изолированных энергосистем Дальнего Востока. Сейчас уже никому не кажется странным, что нефтяная отрасль давно живет по этому же принципу. А вот с «Газпромом» «номер не прошел»: Минэкономразвития в 2002-2003 годах подготовило план реформирования монополии, но президент Владимир Путин его не одобрил.

Отметим, что в четверг в Ашхабаде прошла конференция, посвященная транзиту энергоносителей. На ней выступил вице-премьер РФ Игорь Сечин, который призвал все заинтересованные государства «разработать и принять новый документ, который реально обеспечил бы учет интересов всех участников». Сечин считает, что «в настоящее время возросла потребность в реально действующих и всеобъемлющих механизмах обеспечения глобальной и региональной энергобезопасности». То есть брюссельские нормы российский энергостратег действующими не считает.

Сечин предлагает исходить из понятия «безопасности транзита». Строить трубопроводы бессмысленно, пока нет гарантий его полной загрузки, не определены потенциальные потребители, нет долгосрочных контрактов и формулы цены. «Долгосрочные контракты служат надежной гарантией стабильности поставок и загрузки транспортный мощностей, что отвечает интересам всех участников рынка», — заявил он.

Именно в этом и заключается принципиальное различие позиций Москвы и Брюсселя. Россия защищает бизнес продавца, ЕС думает о потребителях. Видимо, именно это Москва называет «непродуманными, несогласованными действиями, способными разрушить достигнутую стабильность».

Впрочем, Брюссель продемонстрировал свое отношение к позиции России. Европарламент в среду одобрил торговое соглашение с Туркменией, которая обладает огромными запасами газа — более 6 трлн кубометров. Документ разрешает европейским компаниям осуществлять проекты на туркменском рынке. Так что теперь энергокомпании Европы, которые собираются строить газопровод Nabucco, могут напрямую работать с Ашхабадом и вовлекать его в этот проект (прежде у акционеров Nabucco были для этого юридические препоны).

Ашхабад, в свою очередь, вполне может сообщить «Газпрому», что не будет увеличивать поставки газа (сейчас это 50 млрд кубометров в год) еще на 30 млрд. Более того, возможно, что Туркмения захочет сократить прокачку через территорию России: ведь дружба с Брюсселем и европейскими концернами делает более реальным строительство Транскаспийского газопровода в обход России. И тогда «голубое топливо» потечет на европейский рынок через Грузию и Турцию.

Андрей Михайлов

Теги: , , ,

Топ-менеджер RWE: Пора прекратить покер вокруг Nabucco и принять наконец решение


«Нефть России»:  “Пора прекратить покер вокруг Nabucco и принять наконец решение, - заявил на конференции в Софии глава департамента развития бизнеса германской компании RWE, одного из основных акционеров проекта Nabucco, Джереми Эллис. - Европа и Турция должны наконец выложить карты на стол, поскольку страны производители и страны-инвесторы больше ждать не могут. Резервы Каспия и Ближнего Востока представляют собой уникальные резервы для южного маршрута.”

Об этом сообщает Reuter.

В настоящее время консорциум Nabucco ожидает межправительственного соглашения, необходимого для запуска этого проекта стоимостью 7,9 млрд евро. Заключение этого соглашения, ранее намеченного на первый квартал текущего года, теперь ожидается в июне.

В ходе cофийской конференции министр энергетики и экономики Болгарии Петар Димитров призвал европейские страны последовать примеру ЕС и выделить соответствующие средства на проект Nabucco.

“Чисто экономическая логика говорит, что мы скорее всего увидим откладывание Nabucco и других альтернативных России проектов, а может даже и закрытие некоторых из них, - заявил болгарский министр. - Однако политическая логика не позволяет нам допустить эти закрытия.”

Теги: , ,

WP: 12.47MB | MySQL:22 | 0.773sec