«Газпром» перебежал дорогу Nabucco


 EnergyLand: «Газпром» договорился с госнефтекомпанией SOCAR об основных условиях покупки азербайджанского газа. Поставки начнутся уже с января 2010 года, но объем будет небольшой — 500 млн куб. м, сообщил глава российского концерна Алексей Миллер. В дальнейшем объем закупок будет увеличиваться.По мнению экспертов, чем больше чужого газа купит «Газпром», тем больше будут его убытки и «дыры» в российском бюджете, пишет РБК daily.
В условиях падения спроса на газ, снижения собственной добычи и проблем с закупками туркменского газа «Газпром» договорился о поставках азербайджанского голубого топлива. В присутствии президентов России и Азербайджана Дмитрия Медведева и Ильхама Алиева предправления «Газпрома» Алексей Миллер и глава SOCAR Ровнаг Абдуллаев подписали «Основные условия контракта купли-продажи азербайджанского природного газа». Первоначальный объем закупок азербайджанского газа с начала 2010 года составит 500 млн куб. м, сообщил Алексей Миллер по итогам подписанного соглашения. В дальнейшем размер поставок будет увеличиваться. Стоимость газа, по его словам, будет рассчитываться на базе формулы цены. «В соглашении определена базовая цена, которая является коммерчески привлекательной для азербайджанских партнеров», — цитирует г-на Миллера информационное агентство РБК. По его словам, газ из Азербайджана будет использоваться на внутреннем рынке России. При этом, направляя сырье на юг страны, высвобождаемые объемы российского газа «Газпром» сможет экспортировать в Европу.
Теперь напрямую получить азербайджанский газ ЕС будет сложнее. На закупки углеводородов с месторождения Шах-Дениз-2, которое рассматривалось как часть сырьевой базы для европейского газопровода Nabucco, «Газпром» получит приоритетное право. Соответствующая договоренность достигнута в ходе двусторонних переговоров, сказал Алексей Миллер. «Другие потенциальные покупатели газа с месторождения Шах-Дениз-2 должны будут предложить более коммерчески привлекательные условия, чем «Газпром», — подчеркнул глава холдинга.
Запасы крупнейшего газоконденсатного месторождения Шах-Дениз на шельфе Каспия оцениваются в 1,2 трлн куб. м газа. Сейчас на нем добывается 22 млн куб. м газа. Начало второй очереди разработки намечено на 2012 год. Всего газодобыча в Азербайджане в 2009 году составит 27 млрд куб. м, а в 2010 году — 30 млрд куб. м, сообщил вчера президент Азербайджана Ильхам Алиев. Он отметил, что в соответствии с темпами увеличения добычи газа будут и наращиваться объемы поставок топлива в Россию.
Объем закупок азербайджанского газа для «Газпрома» не так важен, важен сам факт договора с Баку, уверен аналитик ИК «Тройка Диалог» Валерий Нестеров. Главная задача монополии — закупить побольше газа со второй очереди Шах-Дениз, чтобы подорвать сырьевую базу Nabucco. Экономическая выгода договоренностей при этом сомнительна.
Но получение «Газпромом» преимущественного права закупок — это совсем не то же самое, что законтрактовка газа. Реализовать свое право монополии будет не так уж просто. По словам гендиректора консалтинговой компании East European Gas Analysis (США) Михаила Корчемкина, пытаясь помешать реализации Nabucco, «Газпром» сам идет на убытки и приносит их российскому бюджету. Цена на газ для потребителей Южного федерального округа в третьем квартале будет ниже 50 долл. за 1 тыс. куб. м. Сомнительно, что Азербайджан продал газ по такой или близкой цене. Таким образом, «Газпром» этот газ сможет только реэкспортировать, для чего придется сократить экспорт российского газа, который приносит основную прибыль монополии и доходы в бюджет России в виде таможенных пошлин (реэкспорт пошлиной не облагается). Чем больше чужого газа купит «Газпром», тем больше будут его убытки и страны. На сегодняшний день наибольшие выгоды из соглашения, судя по всему, получает Азербайджан, считает эксперт департамента оценки «2К Аудит — Деловые консультации» Петр Клюев. Благодаря договоренностям с «Газпромом» Баку сможет обоснованно торговаться с ЕС об условиях поставок газа по независимому от России маршруту.  

Теги: , , ,

Эксперт: Кто затыкает российскую трубу


Нефть России»: “В последние месяцы развернулась бурная дискуссия вокруг строительства новых экспортных нефтепроводов из России в Западную Европу и Азию. Либеральные противники таких строек говорят, что в кризис деньги нужно экономить. А сторонники утверждают, что именно в кризис такие проекты более чем нужны. Правда, если копнуть поглубже, выяснится, что дело не столько в экономических расчетах, сколько в глобальной политике”, - считает ведущий сотрудник Тихоокеанского экономического центра (ТОЭЦ) Сергей Воробьев.

“Две основных трубы, которые сейчас строит Россия - это Балтийская трубопроводная система (БТС-2), которая должна снабжать топливом Европу в обход проблемных Украины и Белоруссии, и трубопровод Восточная Сибирь - Тихий океан, который поможет России продавать в разы больше нефти азиатским странам. Реализует эти проекты государственная Транснефть, которую то обвиняют в неэффективности, то предлагают вообще отодвинуть от процесса и отдать его в частные руки. Дескать, частный бизнес по определению справится с задачей лучше, чем государственный “монстр”, - отметил Воробьев. - В связи с последним возникает вопрос: эти идеи совершенно противоречат общемировой тенденции. Либеральные схемы управления экономикой работают тогда, когда в ней все хорошо. Но практика крупнейших кризисов показывает, что при возникновении сложностей именно государственное вмешательство и запуск масштабных инфраструктурных проектов позволяют спасти ситуацию. Так было во время Великой депрессии в США: тогда президент Рузвельт мобилизовал на общественные работы несколько миллионов человек. Так происходит и сейчас: в середине июня президент Обама представил масштабный план реформирования финансовой системы США. Основный его смысл: все системообразующие отрасли и компании должны быть под неусыпным контролем государства. Эта абсолютно антилиберальная мера всерьез обсуждается в одной из самых либеральных стран мира”.

“Задолго до Транснефти нефтяную ветку в Китай хотел протянуть ЮКОС. Но тогда речь шла не об общей трубе, по которой нефть смогут прокачивать все компании, а о частной трубе ЮКОСа. Если сейчас вывести строительство трубопроводов из-под государственного контроля, ситуация повторится, - уверен эксперт. - Частная труба будет служить только интересам одной конкретной компании, но бить по интересам всех остальных - прочих нефтяников, населения и государства. Поэтому сохранение трубопроводов в государственной собственности - вопрос не столько экономических расчетов (в конце концов, и на Западе, такие проекты стоят миллиарды долларов), сколько политической безопасности страны”. “И вот здесь выясняется самое интересное. Оказывается, у идеи приватизации трубы, а с ней и целых регионов, есть влиятельные сторонники. Правда, живут они в основном за океаном и на работу ходят в офисы на Уолл-стрит, - уверен ведущий сотрудник Тихоокеанского экономического центра. - Именно там решается, какими будут мировые цены на нефть. А строительство нового российского трубопровода в Китай серьезно ударяет по их интересам. Руководители крупнейших энергетических компаний прямо признают, что сейчас контроль над нефтяными ценами находится не в их руках. “Проблема неадекватности, а точнее, отсутствия рыночных механизмов при торговле нефтью имеет глобальное значение”, - заявил недавно глава Газпрома Алексей Миллер. По его мнению, бал на энергетическом рынке правят финансовые спекулянты. Миллер не называет их поименно, но для того, чтобы понять о ком идет, не надо быть гением. Достаточно посмотреть, какие именно структуры контролируют мировой рынок финансовых инструментов. Это крупнейшие американские инвестиционные банки”.

“Сейчас львиная доля российской нефти идет в западном направлении - в Европу. Однако в странах Старого света отечественным компаниям ловить нечего: эти рынки были перенасыщены задолго до начала финансового кризиса. Самые перспективные направления для нефтяного экспорта - быстрорастущие азиатские экономики: в одном только Китае потребление нефти вырастет за ближайшие 15 лет в два раза, - уверен Воробьев. - Именно за них и ведется сейчас борьба. И ставки в этой игре - сотни миллиардов долларов. Поэтому, вполне естественно, что западных политиков и финансистов не может не пугать перспектива нефтяного партнерства между Россией и Китаем. Уже подписано соглашение о рекордных поставках топлива Роснефтью, китайцы активно кредитуют столько необходимую им российскую нефтянку. Налицо образование новой коалиции, которая может угрожать интересам американских инвестбанкиров. У них есть союзники и внутри России. Прежде всего, это российские нефтяные компании с сильным иностранным участием, которых не устраивает существующая сейчас система распределения экспортных квот. Им будет легче продавать топливо, если труба будет принадлежать только им и больше никому”. “С моей точки зрения, - полагает эксперт, - если крупная частная нефтяная компания построила частный же трубопровод или, предположим, нефтеналивной терминал в том или ином регионе, она может попытаться превратить этот регион в свою полную вотчину, - в том числе и получив в свои руки рычаги влияния на исполнительную власть”.

“Пропускная способность нефтепровода ВСТО - 80 млн тонн нефти. А это много даже по мировым масштабам. Учтивая близость к потребителям и высокое качество отечественной нефти, всерьез ведутся разговоры о том, что именно “азиатская” нефть станет новым ценовым эталоном в мире. А значит, манипулировать нефтяными ценами с Уолл-стрита станет практически невозможно. Сложнее станет и влиять на Россию. Сейчас Европа - это главный и практически единственный рынок сбыта российских нефти и газа. Но на пути отечественного топлива стоят бывшие республики СССР, которые ведут себя не всегда адекватно, перекрывая трубу по собственному усмотрению. Появление гигантского альтернативного рынка сбыта принципиально изменит этот расклад: Россию будет гораздо сложнее шантажировать, - отметил эксперт. - Но кроме внешнеполитического усиления России строительство БТС-2 и ВСТО будет иметь и еще один важный плюс внутри страны. Трубопроводы могут стать драйвером развития целых регионов, ведь с них платятся налоги, вокруг них создается инфраструктура и новые рабочие места. Например, в Якутии на обслуживании ВСТО будет работать 1400 человек, а в Смоленской области запуск БТС-2, на строительстве которого уже заняты 4000 человек, даст в бюджеты всех уровней 200 млн руб. В условиях кризиса, когда людей увольняют тысячами, такие проекты не просто возможны, они жизненно необходимы. И при их реализации нужно смотреть не столько на расчеты американских банкиров, сколько на реальную выгоду государства”.

Теги: , , , , ,

Нефть не нужна?


Neftegaz.ru: Международное энергетическое агентство значительно сократило среднесрочный прогноз на мировой спрос на нефть, пишет The Wall Street Journal.

Среднесуточная потребность в нефти к 2013 году, по прогнозам МЭА, составит 87,90 млн баррелей, что на 3,7%, или 3,35 млн баррелей ниже, чем декабрьский прогноз агентства.

МЭА также прогнозирует спад поставок нефти странами-членами ОПЕК во главе с Мексикой и Россией на 400 тыс. баррелей в день в период 2008–2014 годов.

Теги: ,

Nord Stream с французским прононсом


EnergyLand: ОАО “Газпром” переходит к детальным переговорам по условиям вхождения французской GDF Suez в проект Nord Stream. Компания просит дополнительных объемов газа для своих электростанций во Франции и место в совете директоров оператора проекта.“Газпром” готов пойти навстречу французам при условии, что российская монополия получит соответствующую долю в заводах СПГ или регазификационных терминалах GDF Suez, пишет “Коммерсантъ”.
В 2008 году голландская Gasunie получила 9% акций Nord Stream AG в обмен на 9% в газопроводе Balgzand Bacton Line (пропускная способность — 20 млрд кубометров, стоимость — $1 млрд), соединяющем Нидерланды и Великобританию, а также на право “использования газотранспортных мощностей Gasunie” в Голландии протяженностью свыше 12 тыс. км и мощностью до 100 млрд кубометров в год. Александр Медведев также отметил, что “немецкие партнеры согласились” отдать часть своих акций Gasunie. После завершения сделки доля немецких концернов E.ON и BASF в Nord Stream снизится с 20 до 15,5% у каждого. Доля “Газпрома” останется неизменной — 51%.
На этой неделе в Париж вылетит группа экспертов для проведения коммерческих переговоров по проекту Nord Stream, где менеджеры “Газпрома” попробуют добиться получения доли GDF Suez в заводах СПГ или регазификационных терминалах. GDF Suez является соакционером заводов по сжижению газа в Нигерии (15%) и Алжире (доля не указана), Египте (5%), Катаре (57,25% в импортере СПГ Distrigaz), строящемся заводе в Норвегии (доля не указана), Индии (10%), Тринидад и Тобаго (10%). Компания также контролирует терминалы по регазификации в Монтуар-де-Бретань (10 млрд кубометров в год), Фос-Тонкине (7 млрд) и Фос-Кавау (8,25 млрд), расположенных во Франции.
GDF Suez — французская газовая монополия, ее доходы в 2008 году составили €83,1 млрд, чистая прибыль — €6,5 млрд. Имеет 357 лицензий на разведку и добычу в 13 странах мира. Крупнейшие акционеры — правительство Франции (35,6%), Groupe Bruxelles Lambert (5,3%), CDC Groupe (1,9%), Areva (1,2%), CNP Group (1,1%).
Максим Шеин из “Брокеркредитсервиса” считает, что как газопровод BBL открывает “Газпрому” дорогу на привлекательный британский рынок газа, а участие Gasunie в проекте повышает шансы “Газпрома” на получение доступа к конечному потребителю газа в Голландии, так и французы должны будут предложить доступ на внутренний рынок Франции или США. Директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин уточнил, что “Газпрому” нужно пристроить газ со Штокмановского месторождения, который продать напрямую в Америке не удастся, поэтому российская монополия хочет получить долю в терминалах. GDF Suez принадлежит старейший завод СПГ в штате Массачусетс. Вчера в пресс-службе GDF Suez и “Газпрома” “Ъ” сообщили, что не комментируют ход переговоров.
Валерий Нестеров из “Тройки Диалог” считает, что вхождение в проект четвертого европейского игрока увеличивает шансы на строительство второй ветки Nord Stream (мощностью 27,5 млрд кубометров). “Вряд ли “Газпрому” удастся получить долю в регазификационных терминалах в ЕС исходя из вопросов энергобезопасности, которые сейчас обсуждаются в Брюсселе,— рассуждает Валерий Нестеров.— Гораздо проще договориться о вхождении в проекты в Катаре и странах Африки, Тринидад и Тобаго с рынком сбыта в США”. 

Теги: , ,

Две логики БТС-2


РОСБАЛТ: Началось строительство нового нефтепроводного маршрута — второй очереди Балтийской трубопроводной системы (БТС-2). Его противники говорят о том, что проект, ориентированный на традиционный для России европейский рынок, дублирует уже работающую «Дружбу», не востребован потребителями, экономически неэффективен и попросту не нужен. Аргументы несостоятельны, поскольку самое главное, что получит Россия от реализации БТС-2, — независимость транспортировки нефти от соседних государств.

Исчезнет и необходимость трат на выплату транзитных платежей. Российские нефтяные компании получают более простые условия транспортировки нефти, в том числе с точки зрения логистики, а европейские потребители — надежные поставки сырья, которые не будут зависеть от воли третьих стран (в том числе — возглавляемых деятелями, склонными к экспромтам) и периодического ремонта устаревшей трубы.

БТС-2, строительство которой ведет «Транснефть», проходит только по территории российских регионов – Брянской, Смоленской, Тверской и Новгородской областям. Строительство нефтепровода протяженностью 1170 км, включая 172-километровое ответвление на Киришский нефтеперерабатывающий завод (НПЗ), должно качественно улучшить экономическую ситуацию в этих регионах. Будут задействованы мощности предприятий смежных отраслей, а местное население получит дополнительные рабочие места. Мощность нефтепровода к 2012 году, когда будет реализован первый этап проекта, должна составить 30 млн тонн нефти в год. К декабрю 2013 года мощность БТС-2 планируется довести до 50 млн тонн нефти в год.

Показательно: «Транснефть» планирует завершить проект к тому моменту, когда уже будет введена в эксплуатацию нефтепроводная система «Восточная Сибирь — Тихий океан», обеспечивающая выход российских углеводородов на принципиально новый рынок стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Налицо комплексное наращивание отечественных трубопроводных мощностей, которое (в сочетании с модернизацией действующей системы) позволяет с наибольшей выгодой маневрировать экспортными потоками, не отказываясь от традиционных рынков сбыта.

Логика «большой игры»

Развитие российской нефтепроводной отрасли традиционно ориентировано на Запад. Основная часть европейского нефтеэкспорта приходится в настоящее время на систему магистральных нефтепроводов «Дружба» – крупнейшую в мире. Из 8900 км трассы 3900 км проходит по территории России – от Самары через Брянск до белорусского Мозыря. Далее трасса разделяется на две ветки. Северная проходит по территории Белоруссии, Польши, Германии, Латвии и Литвы, южная – Украины, Чехии, Словакии и Венгрии. По нефтепроводу в страны ближнего и дальнего зарубежья направляется почти половина экспортируемой российской нефти. В последние годы по основному, северному направлению «Дружбы» транспортируется более 70 млн тонн нефти в год, которая используется на НПЗ Белоруссии, Польши, Германии.

Однако всякая нефтепроводная система со временем устаревает – как в техническом и технологическом, так и в геополитическом отношении.

Нефтепровод, построенный более сорока лет назад, с каждым годом требует все большего внимания к техническому обслуживанию. Есть два принципиальных подхода к модернизации российской системы магистральных нефтепроводов: технологическая модернизация существующих мощностей методом «латания дыр» и принципиальная модернизация самой конфигурации экспортных направлений нефти с помощью создания новых маршрутов. Очевидно, российское правительство решило пойти по второму пути, ориентированному на длительную перспективу.

Такой выбор обязательно основывается в том числе и на прогнозе вероятной динамики международных отношений. Консенсус-прогноз очевиден: участники «большой игры» (да и «малых», региональных «игр») будут отстаивать свои интересы последовательнее и агрессивнее. БТС-2 встроен в новую концепцию организации экспорта нефти, основанную на диверсификации экспортных маршрутов. Ее «неавторизованное авторство» принадлежит премьер-министру РФ Владимиру Путину и вице-премьеру Игорю Сечину.

В энергетических взаимоотношениях с Европой Россия изначально была обречена на транзит. Однако если во времена СССР нефтепроводные маршруты проходили по преимуществу внутри страны, то с роспуском Организации Варшавского договора и последующим распадом Советского Союза транзитная зависимость России от других государств стала очевидной. То, что когда-то не вызывало даже технических вопросов, превратилось в комплекс геополитических проблем. «Партнеры-транзитеры» создают России существенные издержки – как материальные, так и репутационные. Помимо дополнительных расходов на транзитные выплаты, России необходимо постоянно обеспечивать комфортный режим транспортировки сырья по территории суверенных государств, который в настоящее время отсутствует. И это главная причина, которая вынуждает создавать иные, принципиально новые нефтепроводные маршруты. Объективная зависимость от третьих стран ограничивает возможности России не только как надежного поставщика энергоресурсов, но и как геополитического игрока. Поэтому проект БТС-2 отнюдь не случаен именно с точки зрения геополитики.

Логика комплексного развития

Именно в описанной логике возник проект второй ветки Балтийской трубопроводной системы. Как отмечал Сечин, проект БТС-2 позволит исключить риски, связанные с планами Украины по переводу нефтепровода «Одесса-Броды» в проектный (аверсный) режим работы, который мог повлечь за собой «закупоривание» сначала южной ветки «Дружбы», а впоследствии и северной. Реализация альтернативного маршрута транспортировки нефти – по БТС-2 – позволит укрепить позиции России на европейском рынке, на порядок снизив зависимость от Украины и Белоруссии, через которые транзитом проходят российские нефтепроводные маршруты.

Сама идея строительства БТС-2 возникла в начале 2007 года, когда Белоруссия попыталась ввести пошлину на российскую нефть, транспортируемую по «Дружбе» в Польшу и Германию, что поставило под угрозу поставки в принципе. 14 мая 2008 года премьер Путин принял окончательное решение о строительстве БТС-2. Являясь продолжением БТС-1, новый маршрут «Транснефти» гармонично вписывается в существующую «нефтяную геометрию», а также системно решает вопрос транспортировки нефти в направлении стран Прибалтики.

Балтийская трубопроводная система представляет собой систему магистральных нефтепроводов, которые связывают Тимано-Печорские, Западно-Сибирские и Урало-Поволжские месторождения нефти с российским портом в Финском заливе Приморском. К 2006 году пропускная мощность БТС была доведена до 74 млн тонн нефти. Если вспомнить историю проекта, то вокруг него так же, как и вокруг БТС-2, велись жаркие споры: обсуждался не только маршрут, но и вообще целесообразность строительства; одно из влиятельных ведомств предлагало сделать конечной точкой нефтепровода не российский Приморск (этот вариант все же победил), а финский Порвоо. Однако со временем стало очевидно, что БТС является одним из крупнейших экспортных путей за все постсоветское время.

Конечной точкой БТС-2 станет другой российский порт — Усть-Луга. Здесь планируется построить пункт сдачи-приема нефти, куда будет доставляться сырье. Затем оно будет перегружаться в танкеры и направляться на экспорт. Выход БТС-2 в эту точку стимулирует интерес компаний к созданию здесь новых объектов нефтяной отрасли. Естественные условия навигации в этой части Финского залива позволяют осуществлять практически круглогодичную эксплуатацию порта, а естественные глубины акватории Лужской губы позволяют заходить в порт крупнотоннажным морским судам.

Потенциальными противниками проекта, естественно, выступают страны-транзитеры российской нефти. Помимо доставшегося в наследство удобного рычага политического давления, Белоруссия, по оценкам экспертов, на транзите российской нефти зарабатывает порядка $600-700 млн в год. Белоруссия — стратегический партнер России. Однако это партнерство не предполагает, что российская сторона должна брать на себя экстремальные или вечные обязательства. Если транзит перестает быть выгодным нашей стране, – она находит другие варианты. Такие, как БТС-2. Не исключено, впрочем, что в будущем упущенная выгода Белоруссии от российского нефтяного транзита будет компенсирована на других направлениях сотрудничества с Россией.

Очевидно, что сегодня БТС-2 вряд ли можно рассматривать как самостоятельный проект — в том смысле, что он органически вписан в концепцию комплексного развития всей нефтепроводной системы России. Конъюнктурный подход отходит на второй план. Новые геополитические и экономические вызовы требуют новых – долгосрочных – решений.

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), кандидат исторических наук

Алена Корпусова, ведущий аналитик АПЭК

Теги: , ,

Африканский поток «Газпрома»


РОСБАЛТ: Россия намерена пополнить портфель проектируемых нефтегазовых проектов, которые позволят «Газпрому» контролировать более значительную долю европейского газового рынка. Теперь к Северному и Южному потокам может прибавиться еще и «африканский», что стало вполне реальным после визита президента Дмитрия Медведева на «черный континент».

Европа, столкнувшаяся с перебоями в поставках российского «голубого топлива» после очередного газового противостояния между Москвой и Киевом, активно ищет способы диверсификации путей энергоснабжения. Одну из главных своих надежд Брюссель возлагает на африканский газ, который европейские страны получают, в частности, из Алжира. Однако на «южном направлении» Европа неожиданно может вновь столкнуться с «Газпромом».

Нигерия, запасы газа которой являются седьмыми в мире и оцениваются в 5,2 трлн куб. м, – это больше, чем два Штокмановских месторождения. Правда, политическая ситуация в этой стране крайне нестабильная. Нигерийские повстанцы буквально перед приездом Медведева взорвали три насосные станции, которые подают нефть на береговой перегрузочный терминал, да еще и заявили, что приурочили атаку к визиту российского президента. Но это не напугало «Газпром», который в ходе переговоров на высшем уровне подписал с нигерийской государственной энергетической компанией NNPC соглашение, обязавшись инвестировать $2,5 млрд. Стороны договорились учредить совместное предприятие Nigaz, задача которого – добывать и перерабатывать газ, а также строить электростанции, работающие на газе.

Но самая главная задача «дочки» «Газпрома» в Африке – принять участие в строительстве «Транссахарского газопровода», по которому нигерийский газ пойдет в Европу. Эта магистраль через Нигерию и Алжир будет экспортировать на европейский рынок до 30 млрд кубометров топлива. Заручившись поддержкой властей Нигерии, «Газпром» автоматически получает «ключ» к контролю над первым участком стратегически важного для Евросоюза экспортного коридора. Газпромовско-нигерийское СП будет владеть участком газопровода протяженностью 360 км., а строительство этой трассы может начаться уже в следующем году.

Таким образом, Европа, стремившаяся избавиться от влияния российской газовой монополии с Востока и для этого затеявшая дорогостоящий проект Nabucco, неожиданно получила тот же «Газпром» на своих южных рубежах.

Инвестиции в трубу на первоначальном этапе обойдутся концерну, по его же собственным расчетам, в $400-500 млн. Однако контролем над африканской «трубой» планы «Газпрома» на «черном континенте» не ограничиваются. Нигерия может выставить на продажу лицензии на разработку двух месторождений с суммарными запасами 2,3 трлн кубометров газа. Заявки на разработку этих участков собирается подать Nigaz. Это значит, что «Газпром» хочет контролировать не только прокачку газа из Африки и Европу, но и сам добывать газ, который пойдет по «Транссахарскому газопроводу».

Правда, президент Медведев упорно называет это обычным бизнес-проектом, подчеркивая, что «это интересная тема, не потому, что мы хотим вентиль крутить и управлять ситуацией». «Эта тема нас интересует, потому что мы самая крупная газовая страна, а то, что мы предлагаем — это не политическое доминирование, а обычный бизнес», — убеждает российский лидер.

«Газпрому» предстоит борьба за газовые месторождения Нигерии с более чем дюжиной конкурентов, в перечень которых входят крупнейшие в мире энергетические компании. Это — Royal Dutch Shell, Chevron, BG, Centrica, E.ON Ruhrgas AG, StatoilHydro, Global Energy/Hanover, Uniona Fenosa SA, Gas Natural SDG SA, PTT PCL, Gail India Ltd, Korea Gas Investments Co, Oando Plc и Sahara Energy Ltd. В свою очередь, о своем интересе к строительству «Транссахарского газопровода» заявляла французская Total. И не исключено, что финансовой мощи этих глобальных корпорацией, а также политического влияния представляемых ими стран хватит на то, чтобы убедить нигерийские власти не отдавать газовые активы страны российскому концерну, готовящему «южный охват» Европы.

Кроме того, «Газпром» хотел бы производить сжиженный природный газ (СПГ) в Нигерии, из которой его удобно транспортировать в США, являющиеся главным потребителем этого вида топлива. Нигерия уже производит 22 млн т СПГ в год и хотела бы увеличивать эти объемы.

Впрочем, российский газовый холдинг не собирается ограничиваться своим профильным видом топлива – его интересует и нигерийская нефть. Нефтяные запасы Нигерии, входящей в ОПЕК, составляют 30 млрд баррелей, однако, по данным картеля, после дополнительных геологоразведочных работ они могут быть увеличены до 40 млрд баррелей. Буквально несколько месяцев назад российский газовый монополист договорился с нигерийской NNDC об исследовании трех нефтяных блоков. Вполне возможно, что соглашение между «Газпромом» и NNDC о добыче нефти также может быть подписано вскоре. Это станет наиболее вероятно, если нигерийскому президенту Умару Яр’Адуару удастся убедить повстанцев сложить оружие.

«Если будем совместно трудиться и осуществим замыслы, заложенные в подписанных сегодня документах, то объем российских инвестиций в нигерийский энергетический сектор будет измеряться миллиардами долларов», — сказал Медведев после переговоров с нигерийским коллегой. «Речь идет об очень крупных проектах, о создании новых перерабатывающих мощностей и трубопроводных систем. Мы готовы оказать всю необходимую поддержку», — добавил российский президент. А его нигерийский коллега пообещал, что все законы, позволяющие иностранным компаниям работать в энергетическом секторе Нигерии, уже приняты, поэтому совместные нефтегазовые проекты окажутся прибыльными. Вся эта риторика и взаимные обещания позволили двум лидерам в совместном коммюнике назвать друг друга «естественными партнерами на мировом рынке углеводородов» — из-за того, что и Россия, и Нигерия являются крупнейшими в мире производителями углеводородов.

Энергетический аспект оставался очень важным во время визита Дмитрия Медведева и в другие африканские страны. В частности, «Газпромбанк» и Намибийская национальная нефтяная корпорация подписали документы об организации финансирования проекта строительства газотурбинной электростанции мощностью 800 МВт, которая будет экспортировать электроэнергию в ЮАР. В Анголе поисками нефти намерена заняться «АЛРОСА»: она уже имеет лицензии на на геологоразведку на нефть в бассейнах рек Кванза и Конго. А «Зарубежнефть» и Ангольская государственная нефтяная компания обсуждают возможные совместные проекты. 

Андрей Михайлов

Теги: , , , , , , ,

В США изучают возможности давления как на Россию, так и на Иран


Русская линия:  “Оказание американцами помощи Азербайджану – очень важный момент, и в США изучают возможности давления как на Россию, так и на Иран, с постепенным закреплением в Кавказском регионе. Получилось так, что Грузия оказалась, может быть, и надежным союзником американцев, но не столь сильным. Получается, что в поле зрения США остаются еще Армения и Азербайджан. Но Армения уже себя зарекомендовала, как, в общем-то, надежный союзник России. А Азербайджан проводит сейчас достаточно умелую политику, лавируя между интересами великих держав – США, Турции, России.

С Ираном у Азербайджана традиционно холодные отношения. Это связано с тем, что в Иране проживает азербайджанцев в два раза больше, чем в самом Азербайджане, и до сих пор не стихают голоса о возможности воссоединения двух Азербайджанов, или, по крайней мере, о налаживании более серьезных взаимоотношений между Азербайджанской республикой и Иранским Азербайджаном”, – заявил в интервью “Русской линии” петербургский востоковед, ведущий аналитик Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока, кандидат исторических наук Александр Сотниченко, комментируя требование американских конгрессменов увеличить помощь Азербайджану.

Как сообщает азербайджанский портал Vesti.As, сопредседатели рабочей группы по Азербайджану Конгресса США направили письмо председателю Подкомитета по государственным и внешним операциям Конгресса Ните Ловей. Авторы письма напомнили своим коллегам некоторые реалии, связанные с Азербайджаном. В обращении говорится: “Основные приоритеты внешней политики президента Обамы связаны с усилением отношений с мусульманским миром. Мы должны в первую очередь протянуть руку самому верному союзнику США в сфере энергобезопасности и против международного терроризма – Азербайджану, и укрепить отношения с этой страной”. Конгрессмены также отметили, что на фоне увеличения операций в Афганистане серьезно увеличилось и значение Азербайджана в рамках Сети северной дистрибуции.

Депутаты попросили об увеличении дополнительной финансовой помощи официальному Баку. В письме также отмечается, что Азербайджан расположен между Россией и Ираном, то есть в соседстве, полном серьезных опасностей: “При оказании помощи американским военным силам в Афганистане эта опасность может усилиться. Мы должны поддерживать Азербайджан, как союзника”.

В конце обращения также отражены требования об оказании помощи тысячам азербайджанцев, превратившихся в беженцев и вынужденных переселенцев в результате Нагорно-карабахского конфликта. Конгрессмены напомнили, что США, проводя кампании гуманитарной помощи по всему миру, оказывали помощь обоим пострадавшим во время конфликта сторонам. Хотя ни США, ни какая другая страна не признает вышеуказанную структуру, как независимое государство. Нагорно-карабахский конфликт является чувствительным вопросом и для Азербайджана, и для Армении. США, как сопредседатель Минской группы ОБСЕ, всегда держался нейтральной позиции. Мы просим у подкомитета воздержаться от шага, который может нанести удар по нашей нейтральной позиции”.

Как отметил А.Сотниченко, “США имеет у себя спутниковый телеканал, который вещает на Иран на азербайджанском языке, где пропагандируются сепаратистские настроения”. “Известно, что государство Иран, скорее, поддерживало Армению в карабахском конфликте. Азербайджан будет выступать за ту политическую силу, которая встанет на его сторону в карабахском конфликте. Но пока такой политической силы, которая взялась бы разрешить карабахский конфликт, нет”, – продолжил эксперт.

«Финансовые вливания в азербайджанскую армию осуществляются из внутренних ресурсов страны. Из-за резкого повышения цен на нефть Азербайджан увеличил ассигнования на армию, и сейчас его армия является довольно сильной региональной армией и уже превосходит армянскую. Так что американская помощь может склонить руководство Азербайджана на сторону США», – подчеркнул Александр Сотниченко.

Теги: , , , , , ,

Стратегия США по отношению к Кавказу и Черноморско-каспийскому региону


Геополитика: Создается впечатление, что конфигурация энергетических коммуникаций в Кавказско-Каспийском регионе, в целом, завершена, так, как основные трубопроводы в регионе, призванные транспортировать основные объемы нефти и природного газа, в настоящее время либо построены и эксплуатируются, либо их сооружение завершается. Основными артериями, ориентированными на западное направление являются: Баку – Супса, Тенгиз – Новороссийск; Баку – Тбилиси – Джейхан; Баку – Тбилиси – Эрзурум. Если в ближайшее время удастся подключить к газопроводу Баку – Тбилиси – Эрзурум Транскаспийский газопровод, а также, казахскую нефть к потоку Баку – Тбилиси – Джейхан, что завершит имеющуюся схему транспортировки энергоресурсов, то можно говорить о том, что США и их партнеры установить контроль над подавляющей частью каспийских нефти и газа. США пытаются сформировать систему безопасности данного комплекса, на основе их военного присутствия и усиления вооруженных сил Казахстана, Азербайджана и Грузии.

В данной задаче задействованы Турция и Великобритания. Вместе с тем, американцев и британцев, все больше, беспокоит то, что основные потоки каспийской нефти проходят через территорию Турции, если учесть, что нефть Тенгиз – Новороссийск, также, транспортируется через Черноморские проливы. Турция пытается сформировать межрегиональную систему транзита нефти газа, что придаст ей статус ключевой транзитной страной для Евразии, Ближнего Востока и Европы. Ранее, во второй половине 90-тых годов, эта цель Турции воспринималась Западным сообществом исключительно позитивно.

…Принимая обстоятельство, что Турция стала не вполне надежным партнером, в том числе по геоэкономическим проблемам, перед США, Великобританией и европейскими государствами встала задача нивелировать контроль Турции над основными потоками каспийской нефти. Это сделать непросто, так, как на сооружение нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан затрачено чрезвычайно значительные финансовые и политические ресурсы, и искусственное снижение его роли в транспортировки нефти, вызванное политическими мотивами, может привести к крупному международному скандалу. Вместе с тем, на актуальную арену выходят новые политические и геоэкономические факторы.
…Проблемы энергокоммуникационного «обхода» Турции стали базой для дискуссии в рамках аналитического сообщества, и хотя данная дискуссия не получила широкого публичного звучания, данный вопрос поставлен и требует ответа, при этом, уже не от экспертов, а от политиков. Американские политические разработчики настаивают, что, в действительно, имеет место не политика, направленная на «обход» Турции, изоляция этой страны, а всего лишь создание многовекторной системы транспортировки нефти и газа.

…В качестве доказательств того, что США продолжают уделять Турции важное место в качестве партнера в их стратегии, в том числе в части решения проблем энергетики, эксперты приводят поддержку со стороны США проекта транспорта природного газа из Каспийского бассейна, Ирана и Египта в Европу через территорию Турцию – NABUCO, который призван решить глобальные задачи газоснабжения Европы. Но природный газ, хотя и играет огромную роль в развертывании энергостратегии, когда Россия пересматривает свое отношение к экспорту газа, газ это все же не нефть и политика в сфере нефти имеет совершенно иное содержание. Нефтяная политика, в отличие от газовой, оказывает непосредственное влияние на положение США. Кроме того, не все, что США считают целесообразным имеет решение при конкретных обстоятельствах. Этот проект NABUCO предполагает, помимо Каспийского и Туркменского газа, предполагает транспортировку в Европу и Иранского газа, хотя основные организационные вопросы пока не решены. Во многих случаях, США вынуждены примириться с обстоятельствами, которые не в состоянии изменить на данном этапе, но если, при этом решаются наиболее важные задачи, и ожидают более благоприятной ситуации для решения своих проблем.

Турция, Грузия и Азербайджан столкнулись с неприятным для них обстоятельством, в связи заинтересованностью США и Великобритании (возможно и ведущих европейских государств) в однонаправленном развитии энергетических коммуникаций, что никак не может удовлетворить эти страны, сделавших ставку на выполнение транзитной функции в сфере энергетических и других коммуникаций. Энерго-коммуникационная и вообще коммуникационная политика стала той ареной, на которой усиливаются противоречия между Турцией, Грузией, Азербайджаном – США и Великобританией. Американские эксперты, в последние месяцы, впервые отметили данную тенденцию. Эксперты считают, что США сложно возражать против планов Турции, Грузии и Азербайджана развивать альтернативные коммуникации, так, как слишком официально и широко американцы провозглашали цели развития многовекторной энергокоммуникационной системы в регионе.

…Таким образом, цели и задачи США по Черному морю весьма тесно связаны с теми проблемами в отношениях с Турцией, которые приобретают все большее значение. То, что принято называть «Евразийским коридором» приобретает вполне оформленные черты пространственного коридора, так, как пролегает между Россией и Турцией. Развитие данной стратегии США, объективно, приводит к возрастанию значения Южного Кавказа, как транзитного региона, с которым связывается устойчивая связь с обширным регионом Евразии. Одновременно, положение Южного Кавказа, оказавшегося между крупными державами, становиться более уязвимым, что, несомненно, отразиться на международном и внутреннем положении региона. Функции транзита и состояние «коридора» не всегда совпадают. Транзитный регион может и не быть «коридором», но совпадение этих двух реальностей приводит к превращению региона в объект для более жесткого внешнего воздействия, как со стороны инициатора проекта «коридора», так и противников данного проекта. Это обусловит полную утрату надежд государств Южного Кавказа на неформальную международную субъектность, так, как государства, которые оказались в столь жестких геополитических условиях, практически, теряют свою субъектность и становятся, преимущественно, объектами по отношению к основным акторам региональной политики.

Оказавшись в данных геополитических условиях, государства Южного Кавказа будут нуждаться в гораздо более высоком уровне милитаризации, в системах безопасности, что приводит к более основательному обосновании для их вступления в НАТО. Развертывание в Южном Кавказе системы защиты и безопасности, при участии США, со временем, может стать причиной значительного усиления конфронтации. В результате, экономическое развитие Южного Кавказа, в особенности Грузии и Азербайджана приобретет более «монопродуктовый», «монофункциональный» характер, что безусловно является благоприятной моделью для США и Западного сообщества, так, как данная упрощенная модель позволяет более тесно и однозначно связать регион в Западом и сделать отношения с Россией (в какой-то мере и с Турцией) менее важными и принципиальными для развития экономики.

Полный текст: http://geopolitica.ru/Articles/629/

Теги: , , , , , , , , , ,

WP: 12.37MB | MySQL:23 | 0.671sec