Шафраник: Россия должна скорее задействовать нефтяные месторождения вдоль трубопровода ВСТО


«Нефть России»: Россия должна скорее задействовать нефтяные месторождения вдоль трубопровода Восточная Сибирь - Тихий океан /ВСТО/. Такую точку зрения высказал председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник в эксклюзивном интервью ИТАР-ТАСС в Лондоне после выступления с докладом в британском Королевском институте международных отношений /Чатэм- хаусе/.

карта с сайта  http://www.expert.ru/

“Нам необходимо приложить исключительно большие усилия к тому, чтобы были задействованы месторождения вдоль трубопровода ВСТО”, - считает Ю.Шафраник. По его словам, освоение нефтяных кладовых вблизи этого трубопровода, 2100 километров которого еще предстоит достроить, “идет крайне медленно”. “И если бы не было Ванкорского нефтегазового месторождения в Красноярском крае /ориентированного преимущественно на западный рынок/, то мы уже сейчас имели бы проблемы с заполнением трубы ВСТО, - сказал он. - Вот о чем надо серьезно думать. И безотлагательно действовать”.

Говоря о перспективных направлениях экспорта российской нефти, Ю.Шафраник отметил: “Европа была и остается одним из самых главных покупателей газа. Кроме того, все серьезные продавцы нефти неизменно мечтают поставлять ее на рынок Северной Америки, поскольку там цены выше. Следовательно, продажа нефти с нашего восточного побережья /ближе к американскому рынку/ - дело довольно перспективное”. В то же время, подчеркнул он, “важно не просто дойти восточной трубой до океана /ВСТО/, а именно продавать нефть зарубежным потребителям, в том числе в США”. Сейчас на восточном направлении покупателями российской нефти выступают азиатские страны.

Источник: http://shafranik.ru/news/neftyanaya-era-ne-zakonchitsya-v-blizhaishie-desyatiletiya

Теги: , , ,

Эксперт: “Северный” и “Южный” потоки тоже будут зависеть от стран-транзитёров


«Нефть России»: То, что “Газпром” стремится к максимальному участию в газотранспортной системе различных стран, хорошо известно. Но то, что российское руководство готово увязывать этот вопрос, по крайней мере, косвенно, с условиями поставок российской нефти в Белоруссию, может являться определённым предпереговорным шагом российской стороны. Такое мнение высказал 26 февраля корреспонденту ИА REGNUM Новости российский политолог Михаил Ремизов.

Напомним, 25 января посол РФ в Белоруссии Александр Суриков заявил, что “Газпром”, вероятно, после покупки 50% акций белорусского энергетического концерна “Белтрансгаз”, заинтересован в дальнейшем увеличении своей доли в активах белорусской компании. Суриков также заявил, что Белоруссия имеет право поставить вопрос об отмене пошлин на нефть внутри Таможенного союза, так как, по его словам, между участниками данной структуры не должно действовать вообще никаких пошлин.

“Я далёк от мысли о том, что интересы “Газпрома” тождественны интересам России”, - сказал Ремизов. “Но в данном случае усиление присутствия “Газпрома” в белорусской газотранспортной системе могло бы стать неким призрачным шансом на отказ Москвы от экономически вредных проектов газопроводов “Южный поток” и “Северный поток”, - считает эксперт.

“К сожалению, пока эти проекты непоколебимы. Но два события, а именно заявление Виктора Януковича о том, что Украина готова рассмотреть вопрос о создании газотранспортного консорциума с существенным участием России, и промежуточный успех “Газпрома” в приобретении контроля над “Белтрансгазом” дают некоторую надежду на то, что Москва увидит альтернативу строительству очень дорогой трубы, которая, к тому же, крайне экономически вредна. Огромные деньги вкладываются не в диверсификацию экономики, а консервацию сырьевой отсталости”, - полагает политолог.

“Стоимость решения транзитных проблем ниже, чем стоимость новых газопроводов. Правда, наше руководство не умеет делать политические инвестиции в решение таких проблем. “Северный” и “Южный” потоки - это проекты, которые точно также зависимы от транзитных стран, и мы видим эту зависимость уже сегодня по уступкам Финляндии, например, в вопросе поставок леса. И эта зависимость будет носить постоянный характер, точно так же, как с Украиной и Белоруссией. То есть, здесь присутствует элемент размена шила на мыло”, - подчеркнул эксперт.

“В этих двух событиях на украинском и белорусском направлении есть некоторый шанс на то, чтобы экономическая и политическая рациональность в данных вопросах возобладали. Хотя этот шанс по-прежнему весьма призрачен. Ни Минск не будет спешить делать уступки по наращиванию российского присутствия в “Белтрансгазе”, ни “Газпром” и лично Владимир Путин, который курирует все нефтегазовые дела, не станут отказываться от “Северного потока”, - подвёл итог Михаил Ремизов.

Адрес публикации: http://www.oilru.com/news/164461/

Теги: , , , ,

ЕС ищет перспективы расширения влияния в черноморском регионе (”EurActiv”, Великобритания)


ИноСМИ: C 2007 года, когда в Евросоюз вступили Болгария и Румыния, Чёрное море стало таким же «европейским», как Средиземное и Балтийское. Тем не менее, EurActiv (Франция) сообщает, что, несмотря на ворох выдвинутых инициатив, аналитики считают, что влияние ЕС в этом регионе будет ограниченным.

Как заявили эксперты, собравшиеся на конференции, организованной в Париже Ассамблеей европейских регионов (АЕР) 15-16 февраля, ЕС должен «расширить» применение своей модели, включив в его сферу Чёрное море, чтобы регион смог двигаться в направлении повышения экологических стандартов.

Так, пытаясь справиться с проблемой загрязнения грунтовых вод в регионе, ЕС предлагает черноморским странам интегрированную модель управлению водными ресурсами. Акваторию Чёрного моря загрязняют проходящие коммерческие суда, в особенности транспортные.

Официальные лица, присутствовавшие на конференции, где собрались представители европейских институтов и высокопоставленные должностные лица из стран средиземноморского региона и бассейна Дуная, согласились с тем, что энергетика является общим знаменателем, могущим стать стимулом кооперации в черноморском регионе.

«В 2010 году через Чёрное море пройдёт порядка 211 миллионов тонн нефти», — предположил исполнительный директор комиссии по защите Черного моря от загрязнения Ахмет Кидейс (Ahmet Kideys). По его словам, ЕС готов участвовать в работах по очистке моря.

Аналитики ЕС подтверждают, что соответствующие задаче инструменты уже созданы, в качестве примера назвав официально созданный в 2008 году еврорегион «Чёрное море», а также сообщают, что финансирование может осуществляться с помощью нескольких уже существующих программ.

Голоса скептиков

Тем не менее, отдельные региональные деятели считают, что европейской стратегии для региона недостаточно. Кое-кто из высказавшихся отметил такие слабые места, как отсутствие общей интеграции и общего понимания сути вмешательства ЕС, что укрепило страхи, существовавшие ещё с тех пор, как появился проект Black Sea Synergy

 «Было бы лучше, если бы мы все работали под одной и той же программой, а то в черноморском регионе есть и страны, входящие в ЕС, и не входящие в него. И чуть ли не к каждой стране применяется свой подход», — заявил Сергей Глебов, преподаватель Одесского университета (Украина).

С другой стороны, интеллектуальный ресурс ЕС Глебов оценил как «очень важный», сказав, что альянс может принести в регион не только финансирование, но и помощь и опыт, который так нужен местным государствам для борьбы с загрязнением. В этом контексте Глебов сослался на успешный проект «Стратегия Балтийского моря» и на еврорегион «Балтийское море».

Первый вице-президент совета провинции Стамбул Ханде Эзсан Бозатлы (Hande Ozsan Bozatli) призвала многочисленные организации, имеющие сходные цели в регионе (Совет Европы, Европейская комиссия и Ассамблея европейских регионов (АЕР)), начать координировать свои действия.

«Нам нужен один собеседник, иначе получится путаница», — сказала она.

Плохая координация

Со своей стороны выступавшие на конференции призвали черноморские государства действовать скоординированно. По их словам, без решительных действий со стороны политического руководства стран региона поддержка ЕС не принесёт тех дивидендов, которые могла бы.

В этом контексте представители АЕР попросили страны черноморского региона преодолеть расхождения в геополитических интересах ради того, чтобы прийти к интегрированной долгосрочной стратегии.

 «Стратегические задачи должны ставиться европейской или национальной политикой, но в их решении роль регионов очень велика», — с энтузиазмом подчеркнул генеральный секретарь АЕР Клаус Клипп (Klaus Klipp). — «Большинство из нас сейчас встретились впервые», — заметил Ахмет Кидейс.

Глава проекта при Европейском инвестиционном банке (ЕИБ) Штефан Харте (Stefan Harte) согласился с Клиппом в том, что необходимо пригласить региональных лидеров к участию в продолжающихся дискуссиях вокруг бюджета ЕС на период после 2013 года.

 «В настоящий момент на проблему Чёрного моря никаких бюджетных средств не выделяется, но на период после 2013 года всё открыто», — заметил он.

«Для движения в сторону интегрированной схемы управления нам потребуется полностью реорганизовать работу коммунальных услуг в нашем регионе, а также провести ряд институциональных реформ», — признал глава администрации Одесской области Николай Сердюк. Он пояснил, что нехватка грамотных управленцев тяжело сказывается на региональной кооперации.

Адрес публикации: http://www.inosmi.ru/europe/20100226/158334006.html

Оригинал публикации: EU eyes greater influence in Black Sea region

Теги: , , , ,

Азербайджан готов присоединиться к “Южному потоку”


REGNUM: Затянувшиеся переговоры Азербайджана с Турцией по экспорту и транзиту газа со второй фазы разработки каспийского месторождения “Шах-Дениз” близятся к завершению, сообщил журналистам президент Госнефтекомпании Азербайджана (ГНКАР) Ровнаг Абдуллаев. “Переговоры с Турцией по газу продолжаются, есть определенные вопросы, но мы близки к завершению”, - сказал Абдуллаев без уточнения деталей. Азербайджан считает перспективным направлением транспортировку газа в европейские государства по южному энергетическому коридору, сказал Абдуллаев в интервью корпоративному журналу российской компании “Газпром”.

По словам Абдуллаева, сегодня существует целый ряд проектов, ориентированных на доставку газа из Каспийского региона в Европу, например, строительство газопроводов Турция-Греция -Италия (TGI), Трансадриатический трубопровод, NABUCCO и другие. Азербайджан активно сотрудничает с заинтересованными в развитии этого направления странами и компаниями, а также с Еврокомиссией с целью выбора наиболее привлекательного с точки зрения экономической эффективности маршрута, надежности долгосрочного транзита и доступа к основным рынкам сбыта.

При этом, по словам Абдуллаева, Азербайджан выступает против политизации вопроса транзита энергоресурсов и будет поддерживать все проекты, которые отвечают экономическим интересам Азербайджана. В частности, Азербайджан готов рассмотреть возможность своего участия в проекте газопровода “Южный поток”. Как сказал в интервью Абдуллаев, доказанные запасы газа Азербайджана составляют порядка двух триллионов кубических метров, предполагаемые - пять-семь триллионов кубических метров. К 2015 году добыча нефти в Азербайджане достигнет уровня 60 миллионов тонн в год, а газа - 35-40 миллиардов кубических метров, говорил ранее Абдуллаев

Между тем, как сообщает Reuters со ссылкой на свои источники в ГНКАР, соглашение с Турцией “по цене и другим вопросам” будет достигнуто “через месяц или два”. Турция планирует закупать и транзитировать азербайджанский газ для газопровода NABUCCO, призванного снизить зависимость Европы от российского газа, и некоторые наблюдатели говорили, что переговорам может помешать подписание в прошлом году соглашений между Турцией и Арменией об открытии границы.

В свою очередь посол Ирана в Баку Мамедбагир Бахрами заявил, что его страна тоже желает закупать азербайджанский газ. В настоящее время Азербайджан экспортирует в Иран ежесуточно 2 млн. кубометров газа, сообщил он на пресс-конференции. Это оговорено в контракте, подписанном в середине января в Баку.

По словам посла, из указанного объема 800 тыс. кубометров прокачиваются в Нахичевань (НАР), 1,2 млн. кубометров - идет в северные провинции Ирана. Пропускная способность газопровода из Азербайджана в Иран составляет 2 млрд. кубометров. Иран готов в ближайшем будущем закупать у Азербайджана до 5 млрд. кубометров газа в год, а Азербайджан намерен увеличить пропускную способность действующего трубопровода до указанного объема, сказал посол.

В середине января в Баку состоялось подписание коммерческого соглашения между Госнефтекомпанией Азербайджана (SOCAR) и Иранской национальной экспортной газовой компанией (NIGEC) о купле-продаже азербайджанского газа. Контракт подписали президент SOCAR Ровнаг Абдуллаев и Управляющий директор NIGEC Сеид Рза Кесаизаде.

Постоянный адрес новости: www.regnum.ru/news/1257550.html

Теги: , , , , , , , ,

Нефтяная эра не закончится в ближайшие десятилетия – Ю.Шафраник


«Нефть России»: Нефтяная эра не закончится в ближайшие десятилетия. Уверенность в этом выразил председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник в эксклюзивном интервью ИТАР-ТАСС в Лондоне после выступления в британском Королевском институте международных отношений /Чатэм-хаусе/. Такое явление, как “пик нефти”, в том виде, в каком его описывают западные аналитики, вообще маловероятно, считает он.
“Естественно, когда-то произойдут и пик, и спад, но не в такой интерпретации, как “взлетел - упал”. Когда-то будет энергетическая “полка”, - отметил Ю.Шафраник. - Причем не из-за самой нефти, а из-за иных источников энергии: сланцевый газ, жидкий газ, атомная энергетика, водородная”. Эти источники, по его словам, “займут свои ниши, так как не являются конкурентами нефти”. “Ведь трубы с газом не станут тащить по тундре к ярангам или по горам к саклям. Туда поставят другие источники энергии. В связи с этим я сторонник - о чем давно говорю - не “пика”, а “полки” добычи нефти”, - пояснил он.

При этом “полка”, указал эксперт, будет “колеблющейся”. “Растут затраты на извлечение нефти, значит, грядет небольшой спад добычи; найдем технологии подешевле - будет подъем. Появилось больше атомной, водородной или иной энергии - нефти надо меньше. Возрос спрос на газ /природный, жидкий/ - ситуация повторится”. “Вот так, во взаимодействии, будет развиваться энергетика, - отметил он. - А все “пиковые страшилки” - либо от недостатка профессионализма, либо от избытка фантазии”.

“Я начал работать нефтяником на Самотлоре в 1974 году, и тогда тоже шла дискуссия о том, насколько хватит нефти, - сказал Ю.Шафраник. - Некоторые считали, что ее эра вот-вот закончится. Однако за все минувшие годы, особенно за последние 20 лет, разведанных ресурсов оказывалось больше, чем добываемых и потребляемых”. “Значит, в ближайшие десятилетия миру не грозит нефтяной голод”, - резюмировал он.

“Безусловно, углеводороды становится все дороже, - сказал Ю.Шафраник. - Инвестиции требуются огромные, поскольку добывать нефть приходится на глубине 6-7 километров и ниже. Поэтому я уже давно повторяю, что эра дешевой нефти закончилась. Зато нефтяная эра не закончится в ближайшие десятилетия. Это факт”.

Источник: http://shafranik.ru/news/neftyanaya-era-ne-zakonchitsya-v-blizhaishie-desyatiletiya

Теги:

Черное море - море США: экспертный анализ


REGNUM: “Охватывая своим вниманием Крым и восток Украины, Вашингтон стремится выбить почву из-под ног Москвы, чтобы окончательно развязать себе руки на Черном море”. Об этом пишет украинская газета “Час пик”.

Издание, в частности, цитирует статью канадского журналиста Рика Розоффа “Черное море - мост для Пентагона к трем континентам и Ближнему Востоку”, опубликованную Центром по изучению глобализации. “Автор подробно останавливается на скрытых мотивах политики Белого дома в Черноморском регионе. США подписали Хартию о стратегическом партнерстве с Украиной и Грузией. Эти государства играют центральную роль в поддержке проникновения Вашингтона в бассейн Черного моря и всего постсоветского пространства”, - констатирует Розофф, и не скрывает, что главная мечта американцев - выдавить из Крыма Черноморский флот РФ, как единственное препятствие на пути Белого Дома к полному превосходству на море.

Украина и Грузия - аванпосты Вашингтона в регионе Черного моря, - пишет канадский эксперт. - Оно связано через Керченский пролив с морем Азовским, почти полностью окруженным территорией России. Керченский пролив с выходом в Азовское море является хранилищем огромных, но пока неизведанных запасов углеводородного сырья. Геологи утверждают, что запасы на дне Азовского моря, вероятней всего, это часть большой жилы с залежами нефти и газа, которая тянется через Черное море и юг Украины и России до самого Каспия”. С приходом американцев в Грузию после “революции роз” в 2003 году, Вашингтон превратил эту страну, которая служит восточной границей Черного моря, в военную базу. В Грузии обосновались “зеленые береты” и морская пехота США, которые обучают грузинских солдат тактике ведения боя на своей территории, а также за ее пределами”, - продолжает Розофф. И совершенно справедливо замечает, что “дружба” между Киевом и Тбилиси разыгрывалась по сценарию, написанному в США. Американцам было крайне важно стратегически замкнуть украинское побережье на черноморское побережье Грузии. Опираясь на проамериканские режимы в этих странах, Белому Дому удалось значительно укрепить свое стратегическое положение. Предварительно грузинская армия подавила стремления аджарцев к независимости или, хотя бы, широкой автономии. До этого Аджария тяготилась своим пребыванием в составе Грузии. Столица Аджарии - морской порт Батуми был взят грузинами под контроль. Эта операция, осуществленная задолго до нападения Саакашвили на Южную Осетию, была очередным звеном в многоступенчатой стратегии Вашингтона по навязыванию своего влияния в регионе. В условиях, когда два черноморских государства (Украина и Грузия) были лояльно настроены к США, а Турция, Болгария и Румыния - члены НАТО, американский флот беспрепятственно курсировал в некогда недоступных водах.

Без внимания Запада не остается Крым, где полным ходом идет радикализация националистических настроений среди крымских татар. Первыми представителями мусульманского радикализма были члены движения “Адалет”, принимавшие участие в чеченском конфликте в 1994‑1996 годах на стороне террористов. Об “Адалет” сейчас почти ничего не слышно, но в Крыму появляются другие идеологи ислама экстремального толка. Например, количество сторонников запрещенной во многих странах мира организации “Хизб-ут-Тахрир” в Крыму насчитывается до 7000 человек. Не мудрено, что американские политики уделяют крымской проблематике значительное место. Вице-президент т.н. Кризисной группы Алан Дэлэтроз - один из тех, чьи подчиненные заняты сбором всей доступной и труднодоступной информации о ситуации в Крыму. Располагая немалым штатом аналитиков и солидной базой данных, Группа по своему усмотрению может предотвратить конфликт или, наоборот, разжечь его или направить в нужное русло. Среди доноров группы значатся не только всем известные Фонд Карнеги или Фонд Ч. С. Мотта, но и Фонд Виктора Пинчука, зятя бывшего украинского президента Леонида Кучмы.

Засветились в Крыму и представители Международного общества по защите репрессированных народов. На деле помощь репрессированным народам со стороны этой организации оборачивается взвинчиванием реваншистских настроений в обществе и откровенной травлей одного народа другим. В данном случае роль затравленного хотят отвести русскоязычным жителям Крыма. По странному стечению обстоятельств Международное общество по защите репрессированных народов скромненько молчит, потупив глаза, когда речь заходит о репрессиях со стороны стран западной демократии (например, репрессии в Восточной Польше против украинского населения). Охватывая своим вниманием Крым и Восток Украины, Вашингтон стремится выбить почву из-под ног Москвы, чтобы окончательно развязать себе руки на Черном море, реально превратив его в сферу своих, уже сугубо экономических интересов. В связи с этим, ожидать добровольного ухода янки из Черноморского региона уже не приходится. Канадский автор констатирует, что в Болгарии и Румынии уже размещены американские военные базы. “Через их территорию доставляются грузы для американского экспедиционного корпуса в Афганистане и Ираке. Отсюда стратегически выгодно атаковать Иран и, если прикажет Вашингтон, осуществить вторжение в Косово (где в Метохии еще тлеет искра сербского сопротивления исламизации края) или Боснию и Герцеговину (где Запад ищет пути прекратить существование Республики Сербской)”.

“Экспансия НАТО в Черном море учитывает эти четыре вектора внешнеполитической деятельности Вашингтона. По словам экспертов, на которых ссылается Розофф в своей статье, “Черное море - важный геостратегический элемент политики НАТО, связанной с действиями западной коалиции в Афганистане, операцией в Дарфуре (Судан) и Ираке, а также с операциями по поддержанию мира в Косово. Определенные интересы Североатлантического Альянса на Черном море связаны с регионами Южного Кавказа и субрегионами Юго-восточной Европы, что следует рассматривать сквозь призму интересов геоэкономических (с учетом энергетических резервов Каспия). Комментарии излишни”, - резюмирует украинская газета.

Постоянный адрес новости: www.regnum.ru/news/1256846.html

Теги: , , , , , , , , , , , ,

Энергетическая геополитика заслуживает центрального места


InoPressa: Вопросы энергетики Евразии не получают от американской администрации того внимания, которого они заслуживают, пишет The Washington Times.

Между тем Москва, Пекин и Тегеран относятся к взаимосвязи энергетики и внешней политики очень серьезно.

Этой зимой государственная энергетическая компания Китая, CNPC, завершила строительство газопровода по Центральной Азии в Туркмению по восточному берегу Каспийского моря. В то же время консорциум, поддерживаемый ЕС, работает над газопроводом Nabucco, чтобы получить доступ к туркменским газовым ресурсам с запада. Энергетика приблизила Китай к ЕС. Энергетическая геополитика заставила наших евразийских союзников по НАТО принимать во внимание политику Китая, говорится в статье.

Принимая во внимание отношения Запада с другой крупной евразийской державой, Россией, потребителям в ЕС и НАТО необходимо получить доступ к новым газовым ресурсам. Большая часть Центральной и Восточной Европы зависит от российского газа для отопления в зимний период, и Москва пытается использовать эти нестабильные отношения в свою пользу. Споры России с соседними транзитными государствами - Украиной и Белоруссией - ежегодно с 2006 года приводят к газовым кризисам. Для ключевых союзников США, таких как Польша и Румыния, энергетическая и национальная безопасность - это одно и то же.

“Энергетика - это не только охрана природы и борьба с изменением климата. Для Евразии это энергетическая политика на стратегическом уровне. Более удачная политика по большинству приоритетов американской национальной безопасности - Афганистану, Ираку, России и Китаю - зависит от лучшего понимания евразийской энергетической геополитики”, - заключает автор статьи Александрос Петерсен, старший научный сотрудник Центра Евразии в Атлантическом совете США.

Источник: The Washington Times

Адрес публикации: http://www.inopressa.ru/article/24Feb2010/washtimes/energy.html

Теги: , , , , , ,

Нефтегосударство: Маршалл Голдман о России как энергетической сверхдержаве


Аналитические записки - Приложение к журналу «Международная жизнь»:

В своей книге “Нефтегосударство.  Путин, власть и новая Россия»* Маршалл Голдман вполне в духе политологической конъюнктуры на Западе старается показать, что нынешний рывок России к статусу энергетической сверхдержавы исторически предопределен, что растущее энергетическое влияние России, представляющее угрозу, прежде всего, впавшей в «газовую зависимость» Европе, – это следствие развития мировой и российской нефтяной промышленности на всем протяжении XX века.
На основе анализа взлетов и падений российской «нефтянки» автор выделяет ее влияние на экономику и положение страны в целом, пытается понять некоторые российские парадоксы. «Учитывая, что в конце 70-х – начале 80-х гг. Россия (тогда часть СССР) была крупнейшим мировым производителем нефти, почему в 1991 г., при всем своем сырьевом изобилии, Советский Союз распался? Какую роль, если таковая имела место, сыграло в этом распаде ЦРУ? Почему тогда Россия не была энергетической сверхдержавой, а сегодня ею является? Каково значение этого обстоятельства для США и Европы? Какова доля в этой трансформации России ресурсного богатства страны и какую роль сыграла тщательно продуманная политика властей? Кто является основными бенефициарами нового богатства и новой мощи России?» (с.15).

***
Первые три главы книги посвящены анализу развития российской (советской) нефтяной индустрии, начиная с XIX века вплоть до прихода к власти В. Путина. «Хотя это и не слишком известный факт, но  Россия была ведущим мировым производителем нефти  несколько раз. В период 1898-1901 гг. Россия опережала США – до этого крупнейшего мирового производителя – по объему добычи нефти. После чего США вернули себе лидерство и сохраняли его до 1975 г. К 1975 г. добыча нефти в СССР, возраставшая на 5-6% в год снова превысила американские объемы. И только в 1992 г. Саудовская Аравия вырвалась на первую позицию. После развала СССР  рост добычи в России восстановился только к 1999 г., но уже в 2007 г. Россия снова становится крупнейшим производителем нефти в мире».
Уделив значительное внимание вопросу о том, является ли наличие значительных сырьевых ресурсов благом или наказанием для той или иной страны, Маршалл Голдман пытается понять роль углеводородных резервов в развитии России. «Роль нефти и газа в России – это история открытий, интриг, коррупции, богатства, обмана, жадности, патронирования, непотизма и власти…  При всей общности с другими нефтедобывающими странами проявляется российская уникальность. Но самое главное, после длительного периода провалившихся попыток быть военной сверхдержавой Россия восстала из пепла в качестве нового вида сверхдержавы – той, чья мощь опирается на экономику и энергетику» (с.16).
Экстраполируя «голландскую болезнь» на условия России, Голдман довольно неубедительно приходит к выводу о наличии «российской болезни» – вызванной ростом нефтяных цен, ростом нефтедобычи и подъемом курса рубля. «Не только взрывной рост экспортных рынков оказывает влияние на производителей, но и наличие растущего нефтяного сектора становится спусковым механизмом ожесточенной борьбы за контроль над месторождениями. Нефтегазовый сектор начинает доминировать в экономике, а демократические институты – приходить в упадок. В случае с Россией доля энергетики составляет 30% в ВВП и 65% в экспорте. Очевиден негативный эффект для развития и без того слабо конкурентоспособной на внешних рынках в основе своей еще советской промышленности» (с.13).
На всем протяжении истории политическое влияние нефтегазового сектора в советскую и постсоветскую эпоху всегда определяло геополитическое позиционирование России, став, наряду с военной мощью, основой влияния СССР в «третьем мире». В то же время, как это было в середине 80-х и повторилось в 90-е гг., когда нефтяные цены упали, страна оказалась неспособной «оплачивать свои счета», оказавшись на грани банкротства.
«Как только мировой рынок начинал расти, российский нефтегазовый сектор быстро восстанавливался и начинал играть еще большую экономическую и политическую роль. Рост мирового потребления нефти, на 40% обеспеченный российской добычей, привел в начале XXI века к появлению таких политических рычагов влияния, о котором не могли мечтать ни в царский период, ни даже в советскую эпоху.
«Россия сегодня – снова сверхдержава. Однако теперь это – энергетическая сверхдержава» (с. 14).По мнению автора,  это результат сознательной политики В. Путина и его окружения. Основа политики – восстановление государственного контроля и, главное, государственной собственности (50%+1 акция) над основными сырьевыми, металлургическими и производственными компаниями. Сюда же прибавляется стратегия создания «национальных чемпионов» – Газпром и Роснефть в энергетике и т.д.
В результате, «опутавшая Европу, словно пуповиной, своими нефте- и газопроводами Россия получила неконтролируемую власть и влияние, превосходящие те, какими она обладала в годы «холодной войны». Если тогда угроза взаимного гарантированного уничтожения не позволяла странам использовать ядерное оружие, то «сегодня не существует никакой «взаимно гарантированной сдержанности», которая позволила бы сдержать Россию в случае решения ограничить или прервать поставки газа в Украину и/или в Европу» (с.15).
Фактически, основная цель публикации книги Маршалла Голдмана – в очередной раз внушить западному общественному мнению представление об опасности возросшей энергетической и вслед за этим – финансовой, экономической и политической мощи России. Европа оказывается в привязке к политике Москвы и перестает быть надежным союзником США. У России больше рычагов влияния на Европу, чем у Европы – на Россию, поэтому в целом ряде случаев европейцы отказываются идти следом за США в вопросах, затрагивающих интересы России.

***
Значительную часть книги «Нефтегосударство» занимает исторический экскурс в историю российской (советской) нефтегазовой отрасли с момента ее появления в XIX веке до приватизации в 90-х гг. XX века. Изложение представляет собой смесь данных из книги Д. Ергина «Добыча» и мемуаров бывших чиновников «Союзнефтеэкспорта» и предшествовавших ему советских структур. Судя по сноскам, версия автора строится почти исключительно на англоязычных источниках. Отсюда – явно преувеличенная роль иностранных концессионеров – Нобеля, Ротшильдов, Рокфеллера и пр. При этом фактически затенена деятельность российских (включая азербайджанских) промышленников предреволюционной эпохи, заложивших основу нефтяной индустрии страны.
Верно подмечена негативная роль революционных событий 1905-1906 гг., серьезно разрушивших производственную базу нефтедобычи в Баку и Грозном, что привело к снижению российского влияния на мировом рынке нефти. При всей любви М. Голдмана к историческим параллелям он опускает тот факт, что уже в конце XIX века основная борьба за контроль над этим рынком велась между США и Россией. Из чего следует естественный вывод о том, что сегодняшний прорыв России на позицию энергетической сверхдержавы – лишь исторически отсроченная неизбежность.
Красной нитью в повествовании проходит мысль о постоянном технологическом отставании российской (советской) нефтяной промышленности и особой роли западного капитала и технологий в ее развитии. Иностранцы, по Голдману, приходили со своими технологиями и «поднимали» российскую нефтянку из пепла. При этом, правда, статистика добычи по предприятиям разных форм собственности в книге отсутствует. Этот цикл восстановления индустрии иностранцами с последующим их изгнанием повторяется по сей день, четко коррелируя с уровнем мировых цен на нефть. В период высоких цен русские предпочитают добывать сами, а в период низких – отрасль приходит в упадок в ожидании иностранцев-спасителей.
«Обычно, когда русские чувствуют себя не в силах справиться с разработкой особо технологически сложных месторождений, таких как Сахалин и Штокман в Баренцевом море, они с готовностью соглашаются предоставить иностранцам право на самостоятельную их разработку. Но так же, как в прошлом, как только их национальная казна начинает переполняться и вырастает новая уверенность, русские тотчас начинают ограничивать  иностранное участие и вновь берут развитие процесса в свои руки» (с.83).
«Если сегодня вы окажетесь там, где идет бурение перспективных, но сложных скважин, вы обнаружите, что работы ведутся западными компаниями. Это Холлибёртон или Шлюмберже…. Некомпетентность управления энергетическими ресурсами жива и поныне. Жадность и близорукие технологические практики, применявшиеся в прошлом, практически погубили многие российские нефтяные месторождения: стандартной практикой было закачивание воды в скважину, чтобы добыть из нее нефть, невзирая на последствия».
Из частного, и, в общем, технического вопроса – роста обводненности скважин – у Маршалла Голдмана вырисовывается серьезная политическая проблема: значение усилий ЦРУ в подрыве нефтяной мощи СССР и падении Советского Союза.
В 1977 г. ЦРУ публикует прогноз о том, что к 1985 г. СССР и его сателлиты будут вынуждены импортировать до 225 млн. т нефти вследствие истощения советских месторождений. Прогноз, естественно, не оправдался. Однако нефтяной экспорт превратился в эффективное внешнеполитическое оружие СССР, угрожавшее интересам США в «третьем мире». Что побудило тогдашнего директора ЦРУ У. Кейси оказать колоссальное давление на Саудовскую Аравию и заставить ее существенно поднять добычу. Существует популярная на Западе версия о том, что последовавший рост саудовской добычи обвалил нефтяные цены, что привело к распаду СССР. Надо отметить, что М. Голдман объективно отрицает вероятность такого развития событий, отмечая, что «если саудовское увеличение добычи оказало такое влияние на цены, то почему они не падали в 1980-м, когда Саудовская Аравия качала в два и три раза больше, чем в середине 80-х? И почему Саудовская Аравия ждала до 1990 г., то есть 5 лет после вмешательства Кейси, чтобы добиться основного увеличения добычи?» (с.53).
Вполне объективно М. Голдман оценивает и расклад сил на нефтяном рынке в поздний советский период, когда «семь сестер» ввели фактическую блокаду на поставки нефти из СССР, что автор оценивает как использование энергетических рычагов в политических целях. «Их целью было создание картеля и ограничение сокращения производства и ценового демпинга. Они также использовали свой контроль над нефтяным рынком для наказания тех стран «третьего мира», которые национализировали собственность, принадлежавшую западным инвесторам, или каким-либо иным образом подрывали привилегии Запада» (с.44).
Особо М. Голдман выделяет отказ СССР присоединиться к политике ОПЕК, называя советские нефтяные экспортные поставки своеобразным «гарантом» (spoiler) равных возможностей на рынках. «Они не только препятствовали усилиям «семи сестер» контролировать цены, но также подрывали и попытки стран ОПЕК делать то же самое… Отказ присоединиться к ОПЕК усилил рычаги политического влияния Советов, а также их нефтедоходы. Напряженность на нефтяных рынках в связи с эмбарго ОПЕК более-менее покончила с образом СССР как «плохого парня». Советский Союз мог быть «мерзавцем», но члены ОПЕК были не лучше, а в 1973 – много хуже. Так после 1973 г. потребители нефти во всем мире столкнулись лицом к лицу с осознанием того факта, что опора на энергопоставки с Ближнего Востока влечет за собой огромные риски» (с.46).
Посвятив целую главу своей книги событиям начала 90-х годов, автор многословно описывает  последовавшие за этим экономические трудности, спешку и перегибы приватизации, формирование в новой России прослойки олигархов, их подноготную и дальнейшую роль в экономической истории страны.
Можно согласиться с Голдманом в оценке грабительской сути плана «Займы под залог акций» 1995 года. «Безусловно, учитывая сколь низкими были цены на нефть и металлы в середине 90-х,  собственность на такие компании выглядела не столь привлекательно, как если бы сырьевые цены пошли в рост и нефть стоила бы $30 и больше за баррель. Однако даже в середине 90-х, когда цены были низкими, появилась растущая уверенность, что схема «Займы под залог акций» проводится в интересах небольшой группы оппортунистов и жуликов в ущерб интересам государства. Более того, победители вступали в ссоры между собой, которые зачастую решались путем нанесения увечий и даже убийств» (с.69).
Неудивительно, что в подобной ситуации компании, чьи владельцы понятия не имели о том, что такое нефтяное или газовое месторождение (за исключением Алекперова и Богданова), серьезно снизили добычу. В 1998 г. страна добывала не более 60% того, что производилось в пиковый 1987 год. В этих условиях российское правительство согласилось на подписание трех Соглашений по разделу продукции (СРП). Автор признает, что «СРП является более привлекательным для нефтяных компаний, поскольку позволяет возместить все затраты до раздела прибыли с принимающим государством. По той же причине государственные органы не любят предоставлять концессии такого рода, поскольку считают, что раздел прибыли должен происходить от валовой выручки» (с.71).
Правительство пошло на СРП неохотно и только в условиях 40%-го падения добычи. Российские нефтяные компании, включая ЮКОС, возглавили оппозицию режиму СРП, считая его видом нечестной конкуренции. «Таким образом, Россия, как это было в истории после 1917 года, была вынуждена предоставлять концессии для получения помощи. Тем не менее, опять же по исторической традиции, как только страна почувствовала себя в состоянии действовать самостоятельно, эти немногочисленные концессии были лишены законной силы» (с.72).
Как только добыча стала снижаться вместе с ценами на нефть, правительство РФ согласилось на подписание СРП с Royal Dutch Shell и Total. В качестве примера СРП автор избрал проект разработки Харьягинского месторождения компанией Total. При этом он не упоминает, что результаты деятельности французской компании показывают СРП в исполнении иностранного инвестора «во всей красе». Фактические затраты на бурение одной скважины превышают российские в 3-4 раза, а себестоимость 1 тонны нефти выше среднероссийской в 2-3 раза. Совместное предприятие добывает 1 млн. т в год, что в 3.5 раза меньше проектного уровня в 3,5 млн. т. Таким  образом, через 13 лет после подписания соглашения и через 8 лет после начала деятельности объемы добычи на данном проекте никак не выглядят «спасением» стагнирующей российской нефтяной отрасли. И не случайно в книге процитировано мнение В. Путина, который «относился к СРП как к колониальному договору и выражал сожаление, что российские чиновники, допустившие подобные соглашения, не были посажены в тюрьму» (с.86).
Далее Маршалл Голдман пишет: «Справедливости ради стоит отметить, что то, как российское правительство реагирует на попытки скупить энергетические ресурсы, мало чем отличается от реакции в большинстве стран в подобной ситуации. Если уж на то пошло, то большинство стран ОПЕК настроены еще более протекционистски. В то же время, всячески сокращая свободу маневра для иностранных инвесторов внутри страны, российская власть не видит никаких проблем, если российские компании покупают производителей энергии в других странах» (с.87). И далее интересное замечание М. Голдмана по поводу заправок, которые ЛУКОЙЛ купил в США: «Русские скорее будут сами поставлять топливо к нам, чтобы избежать каких-либо остановок в снабжении. Иначе в случае какого-то стратегического спора или эмбарго эти мощности придется закрывать. В то же время, конечно, российская собственность в США может послужить залогом (в тексте – заложником/hostage), если когда-либо потребуется ответить на давление на американские компании в России» (с.88).
Заканчивая свой исторический экскурс, М. Голдман рассматривает этапы восстановления российской нефтегазовой отрасли после дефолта 1998 года. Мировая экономика начала восстанавливаться от кризиса быстрее, чем можно было ожидать. Растущий спрос на сырье привел к повышению цен. Голдман акцентирует внимание на рост спроса со стороны Китая и Индии, отмечая факт формирования двух крупных рынков сбыта для российских углеводородов, альтернативных европейскому. Автор вообще достаточно последовательно проводит мысль о том, что новой энергетической сверхдержаве есть куда продавать свое топливо, в то время как у европейцев мало надежд на диверсификацию источников поставок. Отсюда – угроза слишком сильной зависимости Европы от России. Оправдываются предостережения Р. Рейгана, который в бытность свою президентом США, так старался подорвать проект строительства газопровода Уренгой – Помары – Ужгород. Сегодня Европа получает от России четверть импортируемого газа. Голдман любит вспоминать в интервью и на пресс-конференциях об «ужасе», который он испытал, увидев 30-метровый экран с маршрутами трубопроводов в диспетчерской в штаб-квартире Газпрома: «Одним щелчком рубильника эти диспетчеры могут заморозить – и действительно замораживали – целые государства».
В условиях политических и военных турбуленций на Ближнем Востоке Россия становится крайне привлекательным источником топлива для Европы. Сухопутные пути доставки нефти и газа значительно надежнее морских, а в условиях сокращения предложения газа с месторождений Северного моря значение российского газа будет только возрастать.
«Конечно, всегда существует опасность, как и предупреждал президент Рейган, что Россия по образцу нефтепроизводителей ОПЕК может по той или иной причине угрожать прекращением поставок газа. Во всяком случае, СССР и Россия поступали так несколько раз со своими покупателями нефти. Тем не менее, за исключением нескольких случаев, связанных с погодой, Россия вела себя благородно с западноевропейскими клиентами. Так было даже в напряженные годы «холодной войны». К эмбарго, введенному ОПЕК в 1973 году, СССР отказался присоединиться и, наоборот, увеличил поставки нефти. По мере роста репутации страны как надежного партнера советские поставки стали надежной составной частью всей системы снабжения европейского региона» (с.83).
Нынешняя ситуация на энергетических рынках является двойным благословением для России. Со своими 79 млрд. барр. запасов, страна владеет 42% нефтяных запасов за пределами ОПЕК. «Более того, большая часть России остается геологически неисследованной. И хотя вряд ли будут обнаружены другие гигантские месторождения, при высоких ценах, наличии времени и соответствующей инфраструктуры, очевидно, будет найдено еще много нефти… И если даже не будут обнаружены новые крупные залежи, нынешних запасов хватит, чтобы обеспечить страну невиданным финансовым урожаем» (с.91). Далее, описывая финансовые достижения России к концу 2006 г., автор констатирует: «Неплохо, если учесть, что еще в 1998 г. закрома государства были абсолютно пусты».
Если экспорт нефти обеспечивает Россию финансовыми средствами, то природный газ обеспечивает ей беспрецедентное политическое влияние. В сумме нужда в этих двух сырьевых товарах – нефти и газе – делает Европу исключительно зависимой от России. Некоторые европейцы подчеркивают, правда, что Россия уязвима в не меньшей степени: как только газопровод построен, месторождение разрабатывается, Россия становится  зависимой от европейских потребителей, которые будут покупать газ и платить за него. Голдман согласен с таким рассуждением, но только тогда, когда, во-первых, вся Европа действует как единый переговорщик и никто не заключает сепаратных соглашений с Россией, а, во-вторых, Россия не может найти альтернативных потребителей своего газа.

***
Одна из глав озаглавлена весьма характерно: «Путин приходит к власти. Возвращение царя». Здесь Маршалл Голдман задумал показать переход от олигархического капитализма к системе государственного капитализма в ее современном российском варианте. Быстрое восстановление мировой экономики, рост сырьевых цен стали основным двигателем подъема российской экономики. К приходу к власти В. Путина и его команды (часто используется термин FOP – friends of Putin/друзья Путина) приличные темпы экономического роста привели к улучшению жизни людей, что во многом обеспечило быстрый рост популярности новой власти. Другие мероприятия, ставшие также весьма популярными в народе, – политика укрощения и подавления олигархов, (будь то бывшие аппаратчики – Черномырдин, Вяхирев или бывшие цеховики, торгаши и фарцовщики типа Березовского, Гусинского, Смоленского и иже с ними). Отдельно подробно и красочно описывается в книге разгром ЮКОСа. Тема даже смакуется, поскольку автор явно крайне негативно относится к ЮКОСу и его хозяевам. (М. Голдман вспоминает, как дал прочитать одному высшему руководителю компании первый вариант текста главы о ЮКОСе, на что тот пригрозил подать на него в суд за клевету).
По Голдману, Ходорковского погубила самоуверенность: без согласования с властями он планировал такие вещи, как строительство частного нефтепровода до Мурманска, продажу нефти Китаю и даже продажу части ЮКОСа американцам. Приговор себе олигарх подписал, выступив с обвинениями в адрес С. Богданчикова в преступном сговоре с А. Вавиловым (февраль 2003 г.).
Маршалл Голдман достаточно подробно перечисляет все мероприятия новой власти по переводу нефтегазовых активов под государственный контроль или в собственность. Не питая особой симпатии к «раскулаченным» олигархам, он, тем не менее, весьма критично настроен и к властям России.
В новой экономической ситуации российская власть, пишет Голдман, перестала быть просителем, что позволило Путину и окружению вернуть активы, уведенные в эпоху Ельцина, под контроль государства. «В ряде случаев это делалось путем эффективной денационализации собственности, в некоторых случаях – путем угроз начать судебное преследование или же организацией отнюдь не дружественных визитов из налоговых органов. Даже не угрозы, скорее, все, что требовалось, – просто дружеская беседа. Вне зависимости от способа, который избирал Путин, к 2008 г., к концу его президентского срока, ему удалось эффективно развернуть процесс приватизации в обратную сторону, во всяком случае в тех точках, которые Ленин называл «командными высотами» в российской индустрии» (с.133). Рекомендация М. Голдмана: «Ответом Запада на усилия Путина восстановить правительственный контроль над российскими командными высотами в промышленности должен быть не гнев по поводу того, что государство хочет взять контроль, но по поводу способов, которыми государство этого добивается. В случае с ЮКОСом государство и/или Путин вернули контроль над компанией, посадив Ходорковского и запугав пару дюжин его сподвижников… Одновременно, государство подобрало осколки ЮКОСа по смехотворно бросовой цене. Государство также применило жесткую тактику в отношении Shell на Сахалине, BP на Ковыкте, Total на Харьягинском месторождении. Естественно, каждый иностранец в России является объектом пристального, зачастую чересчур пристального внимания. Это не означает, что западные компании абсолютно ни в чем не виноваты или что надо отрицать тот факт, что в других странах также зачастую имеют место «наезды» на оперирующие в рамках их территорий энергетические компании. Однако в отсутствие независимого суда, куда можно было бы обратиться с жалобами и требовать справедливого рассмотрения, государственные органы будут без всякого опасения вести кампании угроз и давления, которые заставят ставшие мишенью иностранные компании передавать контрольные пакеты Газпрому либо даром, либо за бесценок» (с.135).

***
Целая глава посвящена у Маршалла Голдмана «новому русскому секретному оружию» – природному газу. Автор явно негативно относится к стратегии Газпрома перевести «ближнее зарубежье» на европейские цены. С 2009 г., пишет он, это уже не актуально – цены для Газпрома тоже будут европейского уровня. Что скажется и на программе экспорта газа в регион АТР, которой автор уделяет отдельное внимание. «Поставки газа в Китай также являются важной частью стратегии Газпрома. Как бы европейцы ни уговаривали себя, что не стоит бояться энергетического шантажа, поскольку России нужно, чтобы покупали ее газ, Путин ездит в Азию и обещает, что, несмотря на высокую цену, Россия будет поставлять газ с месторождений, которые европейцы считают предназначенными для них. И если Китай откажется платить российскую цену, Путин знает, что есть потребители в Японии и Корее, которые заплатят. Более того, как только Китай начнет принимать российский газ, он, скорее всего, со временем станет также зависим от него, а потому и потенциально подвержен, как и Европа, политическому давлению и периодическому шантажу» (с.163). Можно предположить, что автор, цитирующий немецкий журнал «Штерн», разделяет эту точку зрения. На самом же деле китайцы в переговорах по газу меньше всего думают об угрозе газового шантажа (при 3% газа в энергобалансе). А вот вопрос цены их беспокоит, тем более после того, как Газпром согласился на европейские цены для центрально-азиатских производителей. Какой смысл поставлять в Китай по $185, когда ожидаешь от Газпрома $300 и выше?
Стоит упомянуть еще о двух темах, затронутых Голдманом в связи с российским газом. Это перспективы «газовой ОПЕК», в которые автор не верит: «Пока дискуссии Путина с Алжиром, Ираном и Катаром вряд ли могут привести к созданию организации по типу ОПЕК». Тем не менее, стремление России захватить лидерство в «полумифической», по Голдману, «газовой ОПЕК» становятся очередным поводом предостеречь европейцев от чрезмерной газовой зависимости от России.
Что касается информационного обмена между газопроизводителями, то он уже сейчас направлен на повышение цены газа. Цены на природный газ должны равняться ценам на нефть. Такую позицию высказали в середине 2008 года министры энергетики Катара и Алжира. А глава Газпрома расшифровал: к концу 2008 года российский газ в Европе будет стоить $500 за 1 тыс. куб. м. Если же мировая цена на нефть превысит отметку $250, то стоимость 1 тыс. куб. м газа превысит $1 тыс. Вопрос: где кончается «информационный обмен» и начинается ценовой картель?
Заканчивает свое газовое повествование Маршалл Голдман параграфом «Русские идут», где кратко оценивает стремление Газпрома приобрести в собственность европейские газораспределительные и прочие энергетические активы (Centrica в Великобритании как пример). Противодействие европейцев вызывает раздражение российских чиновников и руководителей Газпрома, пишет он, отмечая, что, «по мнению западных наблюдателей, это как раз русские, гораздо в большей степени руководствуются политическими мотивами в ущерб коммерческим и экономическим соображениям» (с. 169).

***
В заключительной главе «Нефтегосударства», озаглавленной «Необузданная энергетическая сверхдержава. Энергетический гигант просыпается», Голдман пытается привести свои мысли к какому-то общему знаменателю, для чего вводит определение политики новых властей России как «экономического империализма».

Авторы - Группа экспертов “Аналитических записок”

Адрес публикации: http://analyticsmz.ru/?p=110

Теги: , , , , , , , , ,

WP: 12.46MB | MySQL:23 | 0.750sec