Каспийская нефтяная провинция. Оценка состояния


Куда, откуда и под чьим флагом в будущем потечет каспийская нефть и какие факторы будут этому способствовать?

Нефть из Каспийского региона может попасть на мировые рынки только через Россию, Грузию, Иран или Турцию. Наиболее экономическими выгодными являются российский (Баку-Грозный-Новороссийск и далее в Средиземное море) и иранский (Баку-Тебриз – Тегеран – Абадан к Персидскому заливу) маршруты. Но оба не устраивали США и ЕС и ряд крупных региональных игроков, что дало толчок формированию новых коридоров транспортировки стратегического сырья (согласно интересам прежде всего ЕС) и новых геополитических линий и геополитических опорных точек (согласно интересам США), конфигурации которых естественным образом совпадают. Таким образом к прибрежным прикаспийским странам в «нефтяную дипломатию» присоединяются уже игроки-потребители - страны Евросоюза, США, Китай, Индия, Пакистан, Украина, которые своим политическим давлением оказывают непосредственное влияние на планирование энергетических коридоров и, соответственно, интенсификацию добычи в том или ином районе. Следующая группа заинтересованных участников – региональные игроки (Россия, Иран, Китай, Турция) и страны зоны транзита нефти.Потребность в формировании дополнительных/альтернативных маршрутов привело к практически открытой борьбе за формирование новых коридоров транспортировки (вплоть до проекта пока нереализуемого Транскаспийского трубопровода) между Россией и ЕС-США. При этом ЕС и США преследуют различные цели: ЕС стремится снизить зависимость от российских поставок углеводородов путем обеспечения альтернативных маршрутов поставок. США – максимально снизить влияние России в этой зоне, объявленной США зоной своих жизненных интересов. Основной целью США, в чем сходятся многие эксперты, является обеспечение военного присутствия с целью контроля нефтегазовых богатств Каспия, как своего стратегического резерва. США и Израиль все последние годы активно подогревают и поддерживают идею милитаризации некоторых стран Каспийского региона, прежде всего Азербайджана, постоянно повышающего долю военного бюджета.

Подробнее здесь

Теги:

Каспийский энергетический хаб


Российские нефтяники добывают газ на шельфе Каспия и могли бы неплохо зарабатывать на его продаже за рубеж. Но вместо этого вложились в его переработку. 

Эта схема может стать хорошим примером для всех участников энергетических проектов Каспийского региона, которые уже много лет обсуждают идею строительства экспортной трубы через сейсмоопасные районы, полагают эксперты. И дело даже не в том, что для развития проекта требуются миллиарды долларов и покупателем будет весьма капризный клиент - Европа. 

Пять прикаспийских государств до сих пор делят каспийский шельф, хотя они вполне могли бы создать в регионе крупнейший в мире нефтехимический кластер и привлечь десятки миллиардов инвестиций в строительство не трубопроводов, а новых производств высокой степени переработки и десятки, если не сотни тысяч рабочих мест. Это дало бы хороший синергетический эффект не только для энергетики, но и многих смежных производств. Подробнее здесь

Теги:

Каспий перестает быть «морем раздора»


В Астрахани состоялся четвертый саммит прикаспийских государств, в котором приняли участие президенты России, Казахстана, Азербайджана, Ирана и Туркменистана.

В ходе саммита лидеры «каспийской пятерки» согласовали политическое заявление, где впервые зафиксировали договоренности по определению статуса Каспия. Это позволит уже в 2015 году принять декларацию, которая поставит точку в многолетнем споре.

Достижение взаимопонимания во многом зависело от согласия российской стороны создать так называемые национальные пояса, охватывающие территории примерно в 25 миль от берега. В итоге лидеры пяти прикаспийских государств договорились о распространении суверенитета каждой из стран над прибрежным морским пространством в пределах 15 миль и еще десяти так называемых «рыболовных» миль. Подробнее здесь

Теги:

“Каспийская карта” в Большой игре


«Каспий», как политико-географическое и геостратегическое понятие занимает в структуре международных отношений достаточно специфическое место. Наряду с привычным экономическим значением – как источник энергоресурсов и узел их транспортировки – для ряда стран Каспий имеет огромное политическое и военно-стратегическое значение. Без преувеличения можно сказать, что его геостратегическое положение в качестве точки, позволяющей существенно расширить зону своего влияния и, разумеется, ослабить как стратегического соперника – КНР, так и соперников региональных – Россию и Иран, для американских «ястребов» куда важнее реальных или перспективных запасов нефти и газа. Доказательством данного тезиса может служить никогда особо не скрывавшийся факт того, что и ЦРУ, и министерство энергетики США, и ряд политических лидеров, и соответствующие международные организации регулярно как завышают реальные запасы энергоресурсов Каспия, так и преуменьшают трудности и затратность их освоения и транспортировки. Труднообъяснимые с экономической точки зрения, эти манипуляции с цифрами запасов имеют безупречное значение с точки зрения политической, поскольку позволяют американской политической элите обосновать «стратегическую важность региона для безопасности США», а заодно – «заманить» союзников, рассчитывая переложить на них часть оплаты расходов по «блицкригу на Каспий». Подробнее здесь

Теги:

Каспийский вопрос: затянувшееся решение


Как необходимость решения каспийского вопроса, так и его затягивание не случайны. Уже в конце прошлого века значение Каспия довольно быстро переросло масштабы прибрежных государств и перешло на глобальный уровень. Это, прежде всего, связано с большими запасами углеводородного сырья, сконцентрированными в разных зонах моря, и огромной потребностью в них развитых стран мира.

Пять прикаспийских стран, с одной стороны, заинтересованы поскорее определиться, кому и что здесь принадлежит. А с другой - никто из них не хочет быть обделенным.

Азербайджан, Казахстан и Россия предложили разделить дно Каспия по принципу серединной линии, которая в дальнейшем может модифицироваться по договоренности сторон, а водную поверхность моря оставить общей. Как уточнил президент РФ Владимир Путин: «Делим дно, вода - общая». Данный принцип предполагал, что Азербайджану достанется 20-21%, Казахстану - 29%, России - 19%, Туркменистану - 17-18%, Ирану -14% дна Каспия. Что касается спорных месторождений нефти и газа, то их было предложено делить по принципу «50 на 50». Это значит, что одна сторона, к которой данные месторождения отойдут, компенсирует другой, уже освоившей их, половину ее затрат.

Иран же предложил на выбор либо использовать море совместно по принципу кондоминиума, либо разделить его поровну с предоставлением каждому государству по 20% дна и акватории. Он также выступил против уже активно идущего освоения каспийских энергоресурсов до определения правового статуса Каспийского моря.

Азербайджан, Казахстан и Россия установили между собой морские рубежи по принципу срединной линии. Россия и Казахстан также договорились о разделе и совместном освоении ранее спорных нефтяных месторождений.

Президенты пяти стран подписали Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море. Подробнее здесь

Теги:

О каспийской позиции Ирана


Каспий - это единственное, по сути дела, море, если не считать Аральского, которое является внутренним водоемом.

По принципу срединной модифицированной линии Ирану достается наименьший сектор.

Эксперты отмечают, что Иран изначально настаивал на позиции совместного освоения Каспийского моря, для этого вполне были юридические основания, но нужно было согласие остальных стран. Когда те начали идти по своему пути, отстаивать территориальный раздел моря, Иран стал искать для себя возможность отстаивания своих интересов, ведь по принципу срединной модифицированной линии ему достается наименьший сектор. Если бы стороны поддерживали Иран в принципе кондоминиума вопрос был бы решен значительно раньше. Подробнее здесь

Теги:

США, а вместе с ними и ЕС активно навязывают Каспийскому региону трубопроводные проекты, в основе которых лежат политические решения


В прикаспийских странах продолжают делать заявления о наличии значительных запасов углеводородного сырья и подтверждают готовность участвовать в новых трубопроводных проектах.

В 2014 году ЕС намерен активизировать усилия, связанные с реализацией трубопроводов, идущих по дну Каспийского моря. Брюссель намерен в ближайшее время продолжить переговоры с Ашхабадом относительно реализации проекта Транскаспийского газопровода. В осуществлении данного проекта ключевую роль ЕС отводит Туркменистану, который за последнее десятилетие стал участником новых трубопроводных проектов. Однако готовность Ашхабада участвовать в Транскаспийском проекте пока не идет дальше политических заявлений. На позиции Туркменистана большое влияние оказывает Китай, который обеспечил Ашхабаду надежные поставки природного газа на долгосрочной основе. Пекину удается блокировать усилия США, которые продвигают идею строительства ТАПИ, и надежно удерживать Ашхабад в сфере своего влияния.

Азербайджан для транспортировки своих углеводородов будет располагать газопроводом Баку–Тбилиси–Эрзурум и  Трансадриатическим газопроводом (ТАP), который должен быть введен в строй к 2020 году.  Со строительством ТАР участие Азербайджана в Транскаспийском газопроводе теряет смысл. Для Баку важно загрузить собственную «трубу». В свою очередь, Ашхабад планирует увеличить объемы поставок в направлении Китая и Ирана.

Позиции прикаспийских государств и прогнозные показатели добычи и экспорта газа из Азербайджана приводят к выводу, что продвигаемый ЕС проект Транскаспийского газопровода носит политический характер.

Подробнее С.Жильцов здесь

Теги: ,

Каспийские трубы


«Трубопроводные войны» по-прежнему остаются на повестке дня. Нефтепровод Баку-Новороссийск вскоре превратится в Махачкала-Новороссийск. Фактически этот тот же нефтепровод за вычетом «азербайджанской» части и небольшого отрезка на российской территории.

Перспективы нефтепровода Махачкала-Новороссийск вполне определены. Это транспортировка российской нефти с месторождений в акватории Каспия («ранняя» нефть с месторождений им Корчагина и им. Филановского, вся нефть с месторождения Центральное), борьба за сохранение достигнутых объемов транспортировки казахстанской нефти и увеличение объемов туркменистанской нефти. Имеется уверенность, что в обозримом будущем объемы перекачки нефти по нефтепроводу будет на уровне, обеспечивающим его прибыльную эксплуатацию.

Но для этого маршрута остаются и конкурирующие нефтепроводы. И хотя позиции традиционных конкурентов не столь сильны, на региональную «арену» выходит иранский нефтепровод, который, после снятия режима санкций, может оказаться новым соперником для российского проекта.

Подробнее Анатолий Тюрин здесь

Теги: ,

WP: 12.1MB | MySQL:21 | 0.802sec