Азербайджан вливается в “Южный коридор”

6 Июнь 2015

В 1990-х годах администрация Клинтона потратила много сил на реализацию проекта Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) для транспортировки нефти из Каспийского моря на международные рынки. Строительство трубопровода консорциумом во главе с British Petroleum предполагало несколько стратегических целей. Бывший посол США Ричард Морнингстар был ключевой  фигурой в продвижении проекта БТД.

Морнингстар вернулся в администрацию Обамы в качестве специального посланника по вопросам евразийской энергетики, а затем уже в качестве посла в Азербайджане, где он изо всех сил лоббировал реализацию проекта «Набукко». И хотя этот проект провалился, его старания воплотились в строительстве другого трубопровода, что намного ближе к реальности.

Западный трубопровод состоит из двух веток – один участок проходит из Азербайджана по территории Турции, а другой маршрут начинается в Греции и заканчивается в Южной Италии. ГНКАР является основным акционером двух газопроводов. После длительных проектов, существующих лишь на бумаге, Азербайджан наконец-то решил двигаться вперед вместе со строительством трубопровода в Европу. Подробнее здесь

Турция как региональный хаб природного газа: миф или реальность?

6 Май 2014

В последние годы Турция все чаще ассоциируется в международных политических и экономических дебатах с такими понятиями, как «энергетический коридор» и «энергетический хаб». Такая характеристика этой страны стала возможна благодаря ее уникальному географическому положению на перекрестке Кавказа, Центральной Азии, Ближнего Востока и Европы.Турция стала горячей темой при обсуждении перспектив развития мирового и особенно европейского рынка природного газа и по другой причине. Это - европейские поиски нового «Шелкового пути» как возможность диверсификации источников импорта природного газа для того, чтобы вырваться из объятий российского энергетического господства.

«Южный газовый коридор» должен обеспечить ЕС поставками природного газа из Азербайджана (Шах-Дениз), Туркмении, Ирака и в долгосрочной перспективе из Ирана.

Однако Туркмения, в основном,  ориентирована на китайский рынок.

У Иракского Курдистана не урегулирован спор между Эрбилем и Багдадом в распределении доходов.

Географическое расположение запасов газа Ирана вряд ли в среднесрочной перспективе вписывается в концепцию «Южного газового коридора».  Задача Ирана - захват глобального рынка СПГ и азиатских рынков.

Израиль может экспортировать газ в Турцию по газопроводу, но только после того, как будет решен кипрский вопрос.

До 2020 года Турция, скорее всего, не сможет стать региональным хабом природного газа - 10 млрд. куб. м с азербайджанского месторождения Шах-Дениз, которые пойдут через Турцию в страны ЕС не смогут радикально изменить архитектуру поставок газа в ЕС. Подробнее здесь


Газовый рынок Юга Европы

30 Март 2014

За доступ на газовый рынок Юга Европы конкурируют Северная Африка и потенциально Израиль, с одной стороны, и Россия плюс  страны Центральной Азии и Иран – с другой. Запасов в месторождениях стран-претендентов достаточно для многолетних поставок, поэтому сравнение логично проводить по критерию протяженности газопроводов и сложности маршрутов. Итоги сравнения таковы (размещены по убывающей эффективности).

1. Из Алжира в Италию. Протяженность газопровода 540 км, пересекает глубины 1127 м. Газопровод обеспечивается запасами газовых месторождений  в пустыне Сахара, в 530 км от моря.  Стоимость проекта составила 6,6 млрд  долл. Пропускная способность 8–11 млрд куб. м.

2. Газопровод Израиль–Кипр–Греция – 1400 км, через Средиземное море, глубина 800 м, максимальная  глубина  2000 м. Запасы газа – 2,5–3 трлн куб. м, возможные поставки – до 10 млрд куб. м газа в год.

3. Из Алжира в Испанию трубопровод имеет длину 1620 км. Первоначальная стоимость составила 2,3 млрд долл., пропускная способность 12 млрд  куб. м природного газа в год. Возможное расширение системы – новый газопровод Medgaz между Алжиром и Испанией по дну моря, имеет протяженность в 210 км, с пропускной способностью до 8 млрд куб. м газа в год.

4. «Южный поток» – 2446 км, 4 нитки по 15,58 млрд  куб. м, из них по морю 900 км, глубина – до 2250 м. Запасы газа Туркмении, юга России и Ирана – свыше 50 трлн  куб. м.

5. Нabucco – магистральный газопровод протяженностью 3300 км из Туркмении и Азербайджана в страны ЕС, прежде всего Австрию и южную Германию. Проектная мощность – 26–32 млрд  куб. м газа в год. Последняя проектная стоимость – 14 млрд евро.

Очевидно, что маршруты из Африки в южные страны Европы менее протяженны, а условия прокладки по морским шельфам лучше, чем у их главного конкурента – «Южного потока». Преимущества Nabucco  – он проходит по суше и позволяет производить отбор газа практически по всему маршруту через  Юго-Восточную Европу.

Эти системы газовой энергетики  сейчас обеспечивают природным газом разные региональные группы: если российский газ поставляется главным образом в страны Центральной и Восточной Европы, то африканский импортируется Испанией, Италией, Португалией и южными районами Франции. Можно полагать, что с учетом развития мирового рынка СПГ, включающего поставки из Катара и США, потребности континента удовлетворятся  практически полностью.

В целом конкуренция поставщиков природного газа в настоящий момент не слишком сильна, однако с наращиванием транспортных мощностей и ростом реэкспорта газа в центральноевропейские страны североафриканский газ из-за его  дешевизны, по-видимому, будет вытеснять российский газ с некоторых региональных рынков. Подробнее здесь

Южный газовый коридор и энергетическая безопасность Европы

29 Декабрь 2013

В Баку участники проекта по разработке морского газоконденсатного месторождения «Шахдениз» (BP, Statoil, ГНКАР, LUKOIL, NICO, Total и TPAO) объявили о принятии окончательного финансового решения по второй стадии проекта.

Южный газовый коридор, основная задача которого открыть европейцам выход к колоссальным газовым запасам Каспия, был призван стать одной из артерий, которые в будущем сыграют важную роль в обеспечении энергетической безопасности Европы.

Почему именно Южный коридор и почему Каспий?

Согласно расчетам, резервы прикаспийских стран (Азербайджан, Туркменистан, Казахстан) и Узбекистана составляют более 21 трлн кубометров газа (из них Туркменистан — 17,5 трлн; Казахстан — 1,9 трлн; Азербайджан — более 1,2 трлн; Узбекистан — 1 трлн кубометров газа). Из этих колоссальных объемов сегодня добывается лишь малая часть, а экспорт в Европу и вовсе равен нулю.

Южный газовый коридор откроет доступ не только к уже упоминавшимся прикаспийским странам, но и, в перспективе, создаст возможность для подключения к нему северо-иракского (запасы 2 трлн кубометров) и даже определенной части иранского (более 33 тлрн кубометров) газа. Прибавьте сюда потенциальные 6 трлн кубометров Восточного Средиземноморья и вы получите еще более грандиозную картину.Подключение всех этих источников газа в стратегической перспективе не кажется таким уж фантастичным в свете строительства Трансанатолийского газопровода (TANAP), пересекающего Турцию с Востока на Запад и Трансадриатического газопровода (TAP), выводящего газ непосредственно на юг Европы, откуда в дальнейшем он может быть направлен дальше, вглубь континента. Подробнее здесь

Прикаспийский газ на пути в Европу: препятствия и перспективы

5 Апрель 2013

Европейские власти и инвесторы всё чаще привлекают внимание своей активной игрой на диверсификацию источников газа. Судя по всему, в среднесрочной перспективе нас ждёт качественное изменение газового рынка ЕС, сопряжённое с увеличением количества поставщиков и разветвлением транзитных систем

Последние успехи российского Газпрома в развитии транзитной сети в Европу (ввод двух веток “Северного потока” и начало строительства “Южного потока”) проходят на фоне активизации европейцев по диверсификации поставщиков газа. Мечты о сланцевой революции в Европе после провала проектов добычи этого вида газа во Франции и Польше так и остались мечтами – по крайней мере, до тех пор, пока не будут открыты месторождения с менее дорогостоящей добычей (как в США).

Несмотря на это, европейцы пытаются увеличить конкурентность своего энергетического рынка, используя другие инструменты. Во-первых, они приняли Третий энергопакет, призванный разделить добычу и транспортировку газа. Во-вторых, активно строятся терминалы по приёму СПГ с расчётом, прежде всего, на Катар как амбициозного игрока с крупнейшими мировыми запасами газа, а также на американский сланцевый газ, который в результате “сланцевой революции” уже постепенно начинает поступать на экспорт.

Далее »