Под дымовую завесу конфликта на Кавказе

Фонд стратегической культуры:    Один из французских обозревателей назвал попытки Евросоюза повлиять на позицию России на Кавказе «высокоскоростной дипломатией». Образ возник совершенно естественно, когда министры иностранных дел стран Европы под хлопки и брызги шампанского мчались в «мозговом штурме» в высокоскоростном французском TGV.

Cкоростной дипломатический агитпоезд, отправлявшийся в прошедшие выходные в традиционно фестивальный Авиньон для выработки общей платформы ЕС перед встречей Саркози с Путиным, собрал весь цвет действующих лиц и исполнителей Евросоюза. Задавали тон Хавьер Солана и Бернар Кушнер, делившие первенство между журналистами в раздаче интервью и обработке остальных перед «решительным днем» 8 сентября, когда Николя Саркози, Жозе Мануэль Баррозо и Хавьер Солана должны были встретиться с Дмитрием Медведевым для переговоров по ситуации вокруг Грузии.

В тот же уик-энд, 6-7 сентября, в Италии, в Черноббио, на форуме Амбросетти – неком подобии Давоса с сильным масонским душком – Дик Чейни обрабатывал свою непрофанную аудиторию, включавшую и боссов Евросоюза. Потом министр иностранных дел Италии Франко Фраттини раздавал воскресным итальянским газетам интервью о своих переговорах с Чейни, разъясняя, что они с вице-президентом США «выразили общее желании интенсивного сотрудничества между Европой и Соединенными Штатами». А обсуждались с Чейни зависимость ЕС от российских нефти и газа и российско-грузинский кризис. Евросоюз, заявил журналистам Фраттини, обсудит проблемы уменьшения зависимости от российских энергоресурсов на своей встрече в октябре, и Дик Чейни рекомендовал пригласить для обсуждения Грузию, Армению и Азербайджан. «Визит Чейни в Италию, - сообщало агентство Ассошиэйтед Пресс – это часть тура, который включал Грузию, Украину и Азербайджан. После беседы с Фраттини Дик Чейни отправился в Рим, где он встретится с высокопоставленными итальянскими чиновниками, включая премьер-министра Сильвио Берлускони – верного союзника США». В пресс-релизе, распространенном Белым домом перед поездкой вице-президента США в четыре страны, говорилось, что «Буш попросил Чейни отправиться в Азербайджан, Грузию, Украину и Италию, чтобы обсудить с этими ключевыми партнерами США предмет взаимных интересов”.

Итальянские аналитики, задавшись вопросом, в чем «предмет взаимного интереса» у трех ключевых партнеров США из числа постсоветских республик и Италии, ответили не задумываясь: недавние контракты Газпрома с колоссом итальянской энергетики – концерном ЭНИ. Прагматичных итальянцев на мякине демократических разглагольствований не проведешь, но и они подивились размаху неприкрытого цинизма вашингтонских и брюссельских теневиков, призывающих Европу объединиться против России во имя «демократии». С 2001 года Дик Чейни возглавляет рабочую группу по проблемам мировой энергетики, лоббирует строительство газопроводов на территории бывшего СССР в обход России. Как ни верти, писали итальянские блоггеры, но выходит, что масштабный конфликт на Кавказе определяется извечной борьбой за ресурсы.

Летом нынешнего года, незадолго до событий на Кавказе, в ряде итальянских СМИ прошли сообщения: энергетическая компания ЭНИ стала первым европейским игроком, совершающим сделки по покупке и продаже газа на российском рынке. Речь шла о подписании дочерней итальянской компанией ЭНИ - «Эни Энергия» - контрактов на поставку газа с ТГК-9, владеющей генерирующими мощностями в Пермском крае.

Для России подписание контрактов с ЭНИ означало прорыв блокады на прямые поставки российских энергоресурсов в Европу с помощью крупного итальянского оператора. Принципиальная договорённость о доступе Газпрома на рынок Италии была достигнута еще два года назад, во время встречи Романо Проди с Путиным в Москве. Тогда-то Россия и сделала Италии предложение, от которого трудно было отказаться. Было предложено допустить итальянских производителей к добыче нефти и газа на территории Российской Федерации. Оформление договоренностей состоялось в ноябре 2006 года с подписанием Соглашения о стратегическом партнерстве между Газпромом и концерном ЭНИ. В ответ итальянская сторона согласилась предоставить Газпрому возможность участвовать в прямых поставках газа итальянским потребителям (до 3 млрд. куб. м. в год к 2010 г.) и осуществлять инвестиции в газораспределительную сеть Италии. Таким образом, Газпром может получить долю в итальянском активе на сумму, эквивалентную поставкам газа в Италию, то есть 300-400 млн. долларов. До этого поставки газа осуществлялись на основании контрактов с фирмами-посредниками, с существенными потерями для России.

Взаимовыгодное сотрудничество ЭНИ и России имеет давнюю историю. Основатель фирмы Энрико Маттеи испытывал не только коммерческий интерес, но и искреннюю симпатию к «России Толстого и Чайковского». Он не побоялся предложить выгодные условия партнерства Советскому Союзу еще в 50-е годы, отказавшись от традиционной западной инвестиционной схемы «50 на 50», ограничиваясь 25 процентами и обеспечивая СССР трубами большого диаметра. Жизнь основателя фирмы, потеснившего на европейских рынках традиционных монопольных игроков и посредников, была трагически прервана авиакатастрофой. Два года назад сотрудничество России с итальянской фирмой возобновилось и стало, пользуясь выражением одного из российских аналитиков, ночным кошмаром Брюсселя и Вашингтона.

В соответствии с подписанным дополнением к меморандуму о взаимопонимании между Газпромом и ЭНИ, в Швейцарии в начале 2008 года была зарегистрирована компания «Саус Стрим ЭйДжи», которая занялась разработкой проекта «Южный поток» - газопровода, проходящего по дну Черного моря в самое сердце Европы. Заключенное ЭНИ 12 июня 2008 года соглашение с Ливией, предусматривающее широкую концессию на разработку и использование ливийских энергоресурсов (до 2042 года на нефть и до 2047 года на газ) вместе с прямым присутствием ЭНИ в России, делало партнерство Газпрома и ЭНИ суперконкурентоспособным. Повисали в воздухе альтернативные предложения о строительстве газопроводов в обход России – их просто нечем стало бы заполнять. Провисали контраргументы о неспособности России выполнить свои обязательства по поставкам газа для Европы и возможность использовать азиатские «газовые» республики для давления на Россию. Итальянцы, в свою очередь, действуя в партнерстве с Россией, страховались от антитрастовых ограничений в Евросоюзе.

Ни Вашингтон, ни Брюссель, уже было договорившиеся о строительстве нефте- и газопроводов в обход России (проект «Набукко», Транссахарский газопровод из Нигерии в Алжир), эти планы устроить никак не могли. Переполох начался, когда в начале 2008 года из «Файнэншл Таймс» стало известно о переговорах Газпрома с Нигерией. По словам анонимного африканского чиновника, Газпром был готов инвестировать 2,5 миллиарда долларов в проекты по добыче и транспортировке газа с нефтедобывающих промыслов в дельте реки Нигер. Газпром также заявил о желании участвовать в проекте строительства завода по сжижению газа и экспортного терминала в соседней Экваториальной Гвинее, которая может стать перевалочным пунктом для поставок нигерийского газа в США и Европу. Восхищение африканского чиновника вызвало желание России работать без посредников – «не наживаться на африканцах», а обеспечивать друг другу хорошую прибыль.

Газпром подтвердил факт переговоров с Нигерией, заставив европейцев серьезно забеспокоиться. Нигерия обладает самыми большими запасами газа в Африке. По оценкам БП, они достигают 5 трлн. кубометров (для сравнения: разведанные запасы газа в России составляют более 48 трлн. кубометров). В Брюсселе надеялись, что газ с нигерийских месторождений будет поставляться в ЕС по газопроводам GALSI (Алжир - Сардиния - Италия) и Medgaz (Алжир - Испания). Их ввод в эксплуатацию намечен на 2008 и 2009 годы. Предполагалось, что к 2015 году газ в эти магистрали будет поставляться и по Транссахарскому газопроводу Нигерия - Алжир. Соглашение о реализации этого проекта было подписано в 2002 году нигерийской NNPCA и алжирской Sonatrach. А в 2006 году Газпром подписал соглашение о стратегическом партнерстве с той же алжирской Sonatrach. После подписания аналогичного меморандума с нигерийской фирмой аналитики уже не сомневались, что Евросоюзу не удастся выдавить Россию из Транссахарского проекта. В апреле 2008 года с визитом в Ливии побывал Владимир Путин, после чего сообщалось, что Газпром получил в Триполи предложение обсудить возможность строительства новых газотранспортных мощностей из Ливии в Европу. Сообщалось также, что в ближайшее время Газпром планирует начать в Триполи переговоры о закупках всех незаконтрактованных объемов, предназначенных для экспорта газа и нефти по конкурентным ценам. В ответ на списание ливийского долга Советскому Союзу был подписан пакет соглашений о многомиллиардных контрактах для российского бизнеса. Газпром договорился с государственной нефтяной корпорацией Ливии о создании совместного предприятия. После встречи Путина и Берлускони не исключалось, что речь может идти о строительстве газопровода из Ливии в Италию при участии России. В настоящее время газ поступает из Ливии на Сицилию по трубопроводу, проложенному компанией ЭНИ. Газпром выказал намерение провести вторую нитку и вдвое увеличить поставки газа. После контрактов Газпрома с Ливией и с ЭНИ, а ЭНИ - с Газпромом и также с Ливией, давление на Россию означало бы и давление на Италию. Многое в этой ситуации зависит от того, какой размен предложит Риму Вашингтон. В течение всего дня 7 сентября, наряду с трансляцией призывов Дика Чейни с форума Амбросетти о необходимости сплотиться против «газового диктата» России, итальянское телевидение постоянно сообщало о том, что «Берлускони звонил Путину, а тот обещал вывести войска из Грузии».

Пресса привычно называет Сильвио Берлускони другом Путина; для Джорджа Буша Берлускони – «ключевой партнер», Дик Чейни на проходивших в эти дни встречах именовал итальянского премьера не иначе как «близким другом». Тузы для «общего друга», по всей видимости, все-таки у американцев, а есть и силы, в чьих рукавах джокеры, которых аналитикам не просчитать. Берлускони обычно причисляют к членам П-2 («Пропаганда-2»), организации масонского типа. Считается, что члены этой ложи имеют особый вес среди завсегдатаев форума Амбросетти, отпрысков королевских семей, промышленников, политиков, финансистов, определяющих стратегические направления мировой политики.

А мировая политика меняется буквально на глазах. Западная дипломатия в том же «высокоскоростном темпе» отступает от номинально незыблемых для Запада принципов. Мало того, что под дымовую завесу конфликта на Кавказе идет массированная и откровенно циничная обработка Евросоюза и «свободные» западные СМИ забыли о необходимости соблюдать хотя бы видимость «объективности». Евроатлантисты шаг в шаг пытаются сейчас ликвидировать конкурентные преимущества, которые приобрела на мировом нефтегазовом рынке Россия. Уже отброшен главный козырь атлантического Запада – маска борца с терроризмом.

В конце июля Сенат США, напрочь забыв о том, что Муаммара Каддафи в Америке еще вчера клеймили как «бешеного пса Ближнего Востока», сделал первые шаги, чтобы помочь американской администрации не потерять лицо и застолбить свои интересы в Ливии. Сенаторы единогласно проголосовали за создание компенсационного фонда для семей, павших жертвами спонсированных Ливией бомбардировок 1988 года компании «Пан Америка» и теракта 1986 года в берлинской дискотеке.

Все под ту же дымовую завесу конфликта на Кавказе в налаживание ливийско-американских отношений включился «верный союзник» США – Сильвио Берлускони. Италия не только официально извинилась перед Ливией за 40 лет колониального правления, но и подписала соглашение о выплате Ливии 5-миллиардной компенсации. «Историческому визиту» Берлускони, как окрестили его приезд в Ливию итальянские газеты, сопутствовал состоявшийся на днях «исторический визит» в ту же страну Кондолизы Райс. После встречи с Каддафи госсекретарь США выразила надежду, что США смогут открыть посольство в Триполи.

«Визит Райс в Ливию знаменует новую эру», - гласил заголовок репортажа в «Файнэншл Таймс». Вопрос о скорейшем заключении торговых и инвестиционных соглашений между США и Ливией американцы с союзниками готовы решать вполне прагматично. Западные нефтяные компании, стремящиеся на ливийский рынок, опасаются напряженности в связи с неурегулированностью вопроса по искам погибших американских граждан в результате самолетного теракта, унесшего жизни 270 человек. Решение проблемы нашли в переводе Ливией части средств, полученных от Берлускони, на счет создаваемого американцами компенсационного фонда. Прибыль от потенциальных контрактов оценивается в 15 миллиардов долларов, Берлускони дал 5 миллиардов из кармана своих налогоплательщиков, а на компенсацию жертвам семей погибших требуется чуть больше миллиарда - этой суммой можно и пожертвовать. Одновременно получены сообщения из Швейцарии о том, что Женевский суд снял обвинения в преступлениях с Ганнибала Каддафи, сына ливийского лидера. Все решается на повышенных скоростях. Все средства хороши, если нужно, как выразился Дик Чейни на форуме Амбросетти, «сломать русскую хватку» в поставках энергоресурсов в Европу, поддерживая «новые проекты» - газопроводы через Грузию и Украину. «Только союзникам, а не России решать, будут ли эти страны в НАТО», - решительно заявил Дик Чейни на форуме в Италии. Принять Грузию и Украину в НАТО американский вице-президент требовал без промедлений, в том же «высокоскоростном» режиме, сурово укоряя колеблющихся – Италию, Францию, Германию. Может ли Евросоюз быть посредником в конфликте на Кавказе, если он уже занял четко антироссийскую позицию, став тем самым участником конфликта? Этот вопрос, заданный анонимным читателем французского Journal de Dimanche, можно считать риторическим.

В свете вышеизложенного состоявшуюся 8 сентября встречу Медведева с Саркози, Соланой и Баррозо можно считать примером не высокоскоростной, а умеренно осторожной дипломатии. Сбит бешеный напор «высокоскоростных» переговорщиков, выказано стремление их выслушать, уважены амбиции. Французская профессура с гордостью пишет, что теперь-де Франция как председатель Евросоюза на коне. На коне так на коне. По смыслу достигнутых 8 сентября договоренностей, всю ответственность за применение силы в конфликте несет отныне Евросоюз: Россия, по сути, лишь уточнила с европейцами договоренность от 12 августа, переложив на них ответственность за возможные провокации и не уступив в вопросе о независимости Абхазии и Южной Осетии.

Первым свидетельством того, что здесь Москва не просчиталась, стала нервная реакция спецкора газеты «Монд» из Москвы Арно Лепарментье. Француз подметил, что Медведев снял вопрос о статусе Южной Осетии и Абхазии: теперь этот вопрос может быть вынесен на обсуждение ЕС лишь в том случае, если это позволит Россия.

Решение о допуске в зону конфликта иностранных миротворцев увеличивает для России опасность развития событий по югославскому сценарию, но и тут есть возможность для «ассиметричного ответа», если четко понимаешь природу и технику этой угрозы и взвешиваешь каждый шаг. Главное сейчас для Москвы – не соглашаться на «высокоскоростной» режим урегулирования, не дать «посредникам» из Евросоюза навязать России конфронтационное ускорение. И ни под каким предлогом не допустить интернационализации конфликта с участием подобных «посредников». Как выразился когда-то Путин, пусть дома жену учат, как щи варить. Или луковый суп – кому что больше нравится.